В Закарпатье снова политическая жара — почему, кто в ней виноват? И что должны сделать обе страны (прежде всего, наше государство) — чтобы склеить разбитую чашку? На вопросы «Цензора» относительно кризиса в Закарпатье и об отношениях Украины и Венгрии ответили известные политики, дипломаты, государственные деятели. Сразу предупреждаем: высказанные ими точки зрения оказались диаметрально противоположными…

Цензор.НЕТ: Как вы считаете, кто и с какой целью при существующих непростых отношениях между Украиной и Венгрией, спровоцировал новую волну обострения? Венгрия? СБУ? Местные политики? Российская Федерация? Обострение было умышленным или стало следствием досадного стечения обстоятельств?

Виктор Балога, народный депутат: В обострении отношений с Венгрией виноваты внутренние факторы. Россия в этой ситуации — ни при чем. На прошлой неделе власть в лице председателя Закарпатской ОГА, начала переговоры о вхождении партии венгров (КМКС) в провластное большинство в областном совете. Понимая, что переговоры могут закончиться неудачно, и чтобы получить дополнительные рычаги давления на венгров, власть подстраховалась и заранее получила в Запорожском суде санкции на обыск. То есть подготовила план «Б». После отказа венгров присоединиться к провластному большинству, этот план был сразу реализован, о чем, кстати, намекнул один из лидеров КМКС Иосиф Борто. Все, что происходило потом (имею в виду появление разного рода провокационных видео) — не более чем попытка замести следы после того, как ситуация вышла за пределы Закарпатья.

Игорь Кривошеев, народный депутат Украины (фракция «Слуга народа»), председатель Закарпатской областной организации партии «Слуга народа»: Не готов применить термин «обострение», потому что, по моему мнению, такое определение не соответствует реальному положению дел. Как я считаю — определенная преждевременность отдельных действий силовиков политизировала расследование возможно обычного преступления, которое привело к общению двух стран на уровне МИД. Но это не обострение отношений, это — диалог.

Геннадий Москаль, председатель Закарпатской областной государственной администрации в 2015-2019 годах: Обострение было спровоцировано вполне умышленно и с прямым умыслом. Кто спровоцировал? Офис президента Украины и местная областная государственная администрация. Давайте по порядку: были прогнозы на то, что партия «Слуга народа» на местных выборах в Закарпатье возьмет под контроль областной центр, города областного подчинения и большинство в областном совете. Но получилось так, что, ни областной центр, ни указанные города не взяли; а в областной совет вошло всего двенадцать человек из шестидесяти четырех депутатов. Соответственно, их прогнозы о том, что будет создана коалиция «Слуг народа» и их сателлитов; что они возьмут шестьдесят процентов, и никто им больше не будет нужен — не сработали.

А еще раньше, когда эти прогнозы казались правильными, офис президента сказал: ну, тогда пусть глава областной администрации Петров выдвинется на главу областного совета, а заодно — развивает партию. То есть сценарий был написан, но люди сделали все по-другому: «Слуги» заняли второе место, а первое заняли их сателлиты из местной партии «Родное Закарпатье». Одни взяли двенадцать процентов, другие — одиннадцать процентов. То есть — двадцать три голоса из шестидесяти четырех.

Теперь считаем: половина от общего количества голосов — это тридцать два голоса, а для того, чтобы создать коалицию, нужно минимум тридцать три. И тут в их поле зрения оказалась венгерская партия КМКС (Партия венгров Украины), которые получили в этом областном совете десять голосов. Во власти подсчитали: если к нашим двадцати трем голосам добавить десять венгерских — будет как раз большинство в 33 голоса!

А тут венгры уперлись! Ну, и что теперь делать? Ведь в офисе уже считают, что большинство у них! Вот и сделали то, что сделали. Вместо того, чтобы нормально с этими венграми поговорить; вместо того, чтобы провести встречи Киева с высшим политическим руководством Венгрии — вместо этого начали этих венгров прессовать. Но не на тех напали, потому что за ними стоит Венгрия! Если бы украинцев прессовали в какой-то стране, то Украина бы точно не вмешалась, хоть бы их там убивали! В то же время, Венгрия — ревностно поддерживает диаспору. Потому что в мировом пространстве их довольно мало.

Егор Чернев, народный депутат (фракция «Слуга народа»), руководитель делегации Верховной рады Украины в Парламентской ассамблее НАТО: Венгерские власти уже длительное время системно вмешиваются во внутренние дела Украины и через своих агентов влияния пытаются спровоцировать венгров Закарпатья на недружественные по отношению к украинскому государству действия. С другой стороны, имеется фактор России, которая поддерживает такие стремления венгерской власти и оказывает ей экономическую и моральную поддержку. Опираясь на Кремль и выступая в роли его пятой колонны в НАТО и ЕС, официальный Будапешт пытается реализовать и свои собственные амбиции. Действия и высказывания [Виктора] Орбана часто содержат российские нарративы.

Нестор Шуфрич, народный депутат (фракция Оппозиционная платформа — За жизнь): Хочется верить, что причиной данного конфликта стала тупость отдельных представителей правоохранительных органов, которые решили просто хайпануть, не задумываясь о возможных последствиях. Справедливости ради, нужно отметить, что традиция исполнения национальной молитвы, которая созвучна с официальным гимном Венгрии и которая была написана чуть менее чем за сто лет до того, как она стала официальным гимном сначала королевства Венгрии, а потом Венгерской Народной Республики, появилась давно. Эта традиция существовала и в советские времена, и после, но до сих пор никого не беспокоила.

Даниил Лубковский, бывший заместитель министра иностранных дел Украины: Мы понимаем, что ситуация украинско-венгерских отношений находится не просто в состоянии кризиса, а в состоянии хронического воспаления. Его последствия ощущаются и в других сферах, что становится исключительно опасным и прежде всего потому, что в таком процессе любое действие, даже из добрых или очень локальных, намерений, — может провоцировать большие негативные последствия. Поэтому если даже сегодня начать разбираться о том, кто непосредственно стоит за действиями СБУ в конкретной ситуации, то мы даже не до конца можем осознать всей цепочки последовательностей. Я, например, не до конца владею этой ситуацией — кто, как или кому в регионе это выгодно. Но я понимаю, что, во-первых, следствием нынешнего конфликта является обострение общей ситуации; во-вторых, этот очередной скандал наносит ущерб украинско-венгерским отношениям; и в-третьих, от этого выиграет Россия.

«Цензор.НЕТ»: Как должны были в этой ситуации действовать президент как гарант целостности государства, местные органы власти, МИД? Правоохранительные органы? Или кто-то из них допустил ошибку?

Виктор Балога: Мне кажется, что наш МИД ни в чем винить нельзя. Думаю, что в ведомстве об этих событиях узнали уже постфактум, поэтому там не имели возможности на них повлиять. В общем, если кто-то и допустил «ошибку» — так это те, кто рассчитывал, что, во-первых, венгров Закарпатья можно сломать через колено. Во-вторых, что Будапешт проглотит эту ситуацию и не пойдет на дальнейшее обострение отношений между странами.

Игорь Кривошеев: Нужно четко разделить два инцидента, которые между собой не связаны. Первый: обыски по делу фонда «Эган Эде» — это обычные следственные мероприятия. Очевидно, что немного несвоевременные. Если бы они состоялись позже — политизации бы не последовало. Второй: исполнение гимна Венгрии на заседании совета ОТГ. Это недопустимо. Я уважаю венгерскую культуру и традиции и считаю их изюминкой Закарпатья. Сам немного говорю и читаю на венгерском языке и не имею ничего против венгерского гимна или флагов во время торжественных событий локального характера — День села, фестивали или в венгерские праздники. Но заседание совета ОТГ это совсем другое. Здесь должна быть красная линия.

Геннадий Москаль: Офис президента и ОГА в этой ситуации взяли в союзники Службу безопасности Украины, которая и начала все раскручивать силовым методом. Они посчитали, что будут заводить разные уголовные дела, проводить обыски, предъявлять подозрения и тому подобное — а оно, видите ли, вышло совершенно наоборот. Потому что Венгрия заботится о каждом венгре. Это их такая национальная политика, и ни Украина, ни какая-то другая страна не должны это осуждать.

Егор Чернев: Украинские правоохранители действуют в полном соответствии с действующим законодательством, и никаких поблажек для сепаратистов быть не может. Дело должно быть доведено до суда, а виновные понести наказание. Пока руководство Украины проблему не политизирует, желая сохранить хорошие отношения с Венгрией. Но, думаю, ситуация может измениться.

Нестор Шуфрич: Считаю, что министерство иностранных дел, понимая последствия подобных действий представителей СБУ, должно было превентивно отреагировать и минимизировать риски ухудшения отношений между двумя странами.

Даниил Лубковский: Думаю, что главная проблема — это отсутствие с нашей стороны внятного политического лидерства на самом высоком государственном уровне. Что касается остальных вещей… Я, бесспорно, критик нынешней власти Украины — как на уровне президента, так и на уровне правительства. Но в этой конкретной ситуации хочу отдать должное украинской дипломатии — команде, которая работает на венгерском направлении — в том, что они последовательно делают все возможное как для защиты наших интересов, так и нашего двустороннего партнерства. Поэтому я в большей степени считаю неприемлемой форму шантажа, который применяет официальный Будапешт в отношении Украины. Я думаю, это большая стратегическая ошибка — именно так говорить с Украиной. Из-за того, что пройдет время, все проблемы будут решены, но манера, в которой оказывалось давление на Украину — все равно останется в институциональной памяти.

«Цензор.НЕТ»: Удастся ли сторонам потушить конфликтную ситуацию? Что, со своей стороны, должна сделать Украина? Каких действий при этом мы должны требовать от Будапешта?

Виктор Балога: Кулеба уже один раз перелистывал страницу в отношениях с Венгрией. Может попробовать снова. Я убежден, что, если мелкая внутренняя политика, связанная с борьбой за должности или сферы влияния, не будет вмешиваться в процесс, Кулеба и Сийярто смогут договориться и подготовить дорожную карту выхода из этой конфликтной ситуации. У нас с Венгрией должны быть добрососедские и взаимовыгодные отношения. Ибо, в конечном счете, и мы, и они заинтересованы иметь под боком настоящего друга, а не врага.

Игорь Кривошеев: По обоим инцидентам должен состояться диалог, а конфликт в этой ситуации видят лишь те, кто хочет его там видеть.

Геннадий Москаль: Мы ничего не можем от Будапешта требовать! Здесь наше политическое руководство в Киеве съехало с ума и с катушек. Взять хотя бы эту ситуацию в Сюртэ (село в Ужгородском районе Закарпатской области — прим. перев.), где на заседании сельсовета депутаты спели венгерский гимн. Сначала власть ввела процесс децентрализации в кавычках: дала возможность объединения сил по этническому принципу. Сейчас в Сюртэ, приведенные к присяге депутаты, исполнили гимн Украины и после того исполнили гимн Венгрии. Ну, и что с того? В Закарпатье его пели при Советском Союзе, при Чехословакии… Тем более, что этот гимн… я не могу точно утверждать, но те, кто хорошо разбирается в истории Венгрии, говорят, что он написан из молитвы — за Венгрию и ее народ.

То есть не надо на это так реагировать! Когда такое случалось при мне, я собирал главу села, главу районной администрации и говорил: ребята, не делайте этого, потому что, как говорят, все что сказано и спето вами, — у нас будет использовано против вас. Это же традиция, ну какой это сепаратизм? Это бред! Как вызвать посла Венгрии, когда гимн Венгрии исполняли граждане Украины? При чем тут посол Венгрии, скажите?!

Как себя вести Украине в этой ситуации? А уже никак, там уже все горшки побиты. Ту чашку склеить можно, но пить из нее — невозможно, еще и опасно, потому что она может разлететься вдребезги. Все горшки разбиты — и из-за чего? Из-за того областного совета, который является банкротом? Смотрите, я еще в апреле 2019, будучи председателем ОГА, делал все, чтобы местные бюджеты выполнялись. Но как уехал — так уже за май и по сегодняшний день областной совет бюджет не выполняет. Нет в них ни остатков, ничего. Ну, за что дерутся — за кассу, которая пустая?! Понимаете? Дерутся за кассу, но кто бы ее ни взял — она пустая! И кроме принятия пустых прокламаций и не подкрепленных финансами решений — на что еще сегодня способен областной совет без денег?

А эти обыски в КМКС? Он имеет благотворительный фонд, который пополняется Венгрией, и тому подобное. И у лидера КМКС Василия Брензовича, бывшего депутата Верховной рады, проводят обыск. Что у него нашли? Якобы какие-то черновики о плане создания национальной культурной автономии. И тут же областная госадминистрация вместе с СБУ говорит, что ему будет предъявлено подозрение… в чем?! Если статья 6 закона Украины «О национальных меньшинствах» четко указывает, что «национальные меньшинства имеют право на создание национально-культурной автономии» — то что здесь не так? То есть получается ни власть, ни Киев, Ужгород, СБУ — не знают украинского законодательства! А там все четко прописано: пой, танцуй, говори на венгерском, используй символику, ставь памятники. Все это прописано в законе! Конвенция о защите национальных меньшинств, к которой присоединилась Украина; Европейская хартия региональных меньшинств — это же все известные и уважаемые документы! Елки-палки, какие ограниченные и тупые люди пришли сегодня к власти! Наделали крика — и коалиции уже не будет, и дружеских отношений с Венгрией — тоже!

Егор Чернев: Причиной постоянных конфликтов является стремление Кремля и венгерского правительства ослабить Украину, поэтому их разрешение зависит не от нас. Однако мы должны задействовать все возможные дипломатические и политические рычаги, чтобы получить в этом противостоянии поддержку США, НАТО и ЕС и заставить Венгрию уважать наши законы и наш суверенитет.

Нестор Шуфрич: Во-первых, должно быть прекращено любое уголовное преследование по этому факту. Лично я не вижу там оснований для вручения подозрений или других санкционных или карательных мер в отношении Василия Брензовича и его соратников. Конечно же, офис президента и министерство иностранных дел должны сделать все возможное, чтобы довести до официального Будапешта, что это не официальная линия внешней политики, а глупый инцидент, который не должен повлиять на, и без того, непростые отношения между Украиной и Венгрией, которые обострились после принятия языкового закона и закона об образовании.

Даниил Лубковский: Мне кажется, что рецепты должны учитывать несколько компонентов.

Во-первых. Если имеется нарушение наших интересов, нашего закона, или потребностей безопасности, то, бесспорно, реакция украинской власти должна быть мгновенной, однозначной и законной. Более того, эта ситуация должна быть очень объективно коммуницированной — прежде всего, в Будапешт, а также в Брюссель и Вашингтон, другие важные столицы. Такое разъяснение своих действий надо предоставить — моментально и синхронно — всем нашим партнерам. Именно такой коммуникацией мы можем защитить свои интересы.

Во-вторых. Нам надо поддержать поведение нашего министерства иностранных дел в этой ситуации. Потому что я вижу, что в этой конкретной сфере они пытаются последовательно защитить украинские интересы — сохраняя конструктивный нарратив. Надо не допустить нежелательного антагонизма, который бы сыграл на руку россиянам или любым другим силам, которые заинтересованы в перманентном конфликте между Украиной и Венгрией. Стоит также отказаться от реляций о «перевернутых страницах». Ничего не перевернуто, как видим.

При этом мы являемся свидетелями того, что Будапешт не придерживается такой конструктивной логики в отношении Киева. Последние заявления венгерских представителей разных уровней — о том, что на Украине существует какая-то антивенгерская политика или даже какая-то гражданская война против венгров — это возмутительно и не по-партнерски. И мы должны очень четко, сохраняя свой конструктивный подход, поставить эти заявления на место, показывая их несоответствие реальному положению дел — и в то же время их зловредность, которая лишь подливает масла в этот конфликт.

В-третьих. В таком сложном, раскаленном процессе принципиально важна лидерская роль главы государства. Потому что у нас именно глава государства, согласно конституции, осуществляет руководство внешне политической деятельностью. Но, к сожалению, Зеленский скрывается от проблем, мы видим это и в других случаях. В данной ситуации он должен осознать эту проблему; понять, что от нее нельзя прятаться, ведь венгерская сторона, по сути, шантажирует Украину и блокирует различные измерения нашего сотрудничества, скажем, с Северо-Атлантическим альянсом. И если прятаться от этой проблемы и в дальнейшем, она может иметь такое же деструктивное значение, как и его промахи во внутренней политике.

Какой должна быть лидерская роль главы государства в этой ситуации? В том, чтобы установить непосредственную связь со своим коллегой в Венгрии Орбаном. Но этот диалог надо правильно выстроить. И для этого глава государства может применить различные инструменты. В том числе и вот что: поскольку мы видим, что хроническая проблема наших отношений не решается и все больше обостряется, и уже никто не знает, кто прав, — возможно, есть смысл предложить венгерской стороне создать — группу, которая называется wise men and wise women. С представителями обеих сторон и с возможным привлечением других партнеров. Это может быть небольшая группа опытных дипломатов и чиновников, которые бы могли наработать последовательность шагов. Таких шагов, которые бы позволили, таким образом, демонстрируя открытость обеих сторон и желание найти общий язык — найти этот путь к пониманию. Чтобы начать лечение этой хронической проблемы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.