(CNN) — В четверг избранный президент Джо Байден сообщил ведущему Си-эн-эн Джейку Тапперу, что попросит американцев носить маски в течение первых 100 дней своего президентства. Этим его подход будет сильно отличаться от реакции Дональда Трампа.

«Маска всего на сто дней, а не навсегда. Сто дней. И я уверен, что мы увидим значительное сокращение», — сказал Байден в интервью Тапперу.

Это первое совместное интервью Байдена с избранным вице-президентом Камалой Харрис после их победы на выборах. В этот ключевой момент они подбирают новую администрацию и намечают политические приоритеты, которые определят первый год их пребывания у власти. На этом фоне количество заболевших и умерших выросло до рекордных уровней, однако Трамп по сути игнорирует этот трагический момент, сосредоточившись на необоснованных нападках на выборы и их результаты.

Пандемия коронавируса — главная тема переходного периода, и бывший вице-президент признал, что намерен уделять ей особое внимание в течение первого года в должности. Он сообщил, что предложил доктору Энтони Фаучи (Anthony Fauci), члену рабочей группы Трампа по коронавирусу, стать главным медицинским советником новой администрации и поучаствовать в группе реагирования на covid-19.

Байден сказал, что разговор состоялся в четверг днем. Ранее в тот же день Си-эн-эн сообщила, что у Фаучи, директора Национального института аллергии и инфекционных заболеваний, запланирована встреча с переходной командой Байдена.

«Я попросил его остаться на той же роли, что и при ряде прошлых президентов, я попросил его стать моим главным медицинским советником и влиться в мою команду по борьбе с covid», — сказал Байден Тапперу.

Еще Байден признался, что хотел бы, чтобы Конгресс принял компромиссный пакет помощи от коронавируса до его вступления в должность, и отметил, что часть сенаторов-республиканцев уже поздравили его, хотя и не признали его победу во всеуслышание. И Байден, и Харрис вновь подчеркнули приверженность своего переходного периода делу разнообразия. Ряд правозащитных групп и законодателей уже подталкивают их к выполнению своего обещания.

Но главной темой разговора, — как и приведшей их в Белый дом кампании, — стал все же коронавирус.

Байден пообещал распорядиться об обязательном ношении масок там, где у него есть полномочия, например, в федеральных зданиях и в самолетах и автобусах, курсирующих между штатами. Центр США по контролю и профилактике заболеваний считает, что эта мера защищает от заражения как носителей масок, так и окружающих.

Байден и Трамп уже давно придерживаются диаметрально противоположных взглядов на вирус, и этот вопрос во многом предопределил исход президентских выборов. Если Трамп всячески оспаривал предписания собственной администрации — в том числе насчет масок, — то Байден, наоборот, тщательно их соблюдал.

Борьба Трампа с рекомендациями по коронавирусу нередко приводила к разногласиям с Фаучи, одним из самых прямолинейных членов целевой группы президента. Из-за этих стычек Фаучи сделался центром общественного внимания: за приверженность науке левые считают его героем, а правые, особенно сторонники Трампа, — злодеем.

Рассуждая о своих планах по борьбе с коронавирусом, Байден пообещал нащупать равновесие — убедить американцев в безопасности вакцины и разработать ряд мер по сдерживанию вируса, не прибегая к массовым карантинам.

Еще Байден заявил, что будет «счастлив» получить вакцину и пообещал привиться публично, как только Фаучи скажет, что это безопасно. Харрис тоже пообещала привиться.

«Я тут же предстану перед общественностью и сделаю укол, — сказал Байден. — Люди не верят, что вакцина работает. Уже сейчас цифры ошеломляюще низки, поэтому пример президента и вице-президента так важен».

За день до этого трое бывших президентов — Билл Клинтон, Джордж Буш и Барак Обама — заявили, что привьются новой вакциной публично, чтобы доказать ее безопасность и эффективность.

«Полагаю, что три моих предшественника показали пример. Как только нам скажут, что это безопасно, мы тут же привьемся и покажем пример», — сказал Байден.

Поддержка компромиссного пакета стимулов

Бывший вице-президент поддержал компромиссный пакет помощи пострадавшим от коронавируса, который сейчас на рассмотрении на Капитолийском холме. Он назвал его «хорошим началом», но при этом заявил, что этого «недостаточно». Поддержанный обеими партиями план стоимостью 908 миллиардов долларов — это компромисс между тем, чего хотели демократы и республиканцы.

«Думаю, его стоит принять, но полагаю, что этим все не ограничится, — сказал Байден. — Мне придется запросить дополнительную помощь».

Переход от администрации Трампа к Байдену осложнен тем, что действующий президент отрицает результаты выборов, а большинство республиканцев на Капитолийском холме его поддерживает, хотя убедительных доказательств у них нет.

Байден проработал в Сенате несколько десятилетий и поддерживает прочные рабочие отношения с республиканцами. Несмотря на публичное молчание, «ряд действующих сенаторов-республиканцев» позвонили и поздравили его в частном порядке, сообщил он.

Он сказал, что может понять их молчание.

«Я понимаю ситуацию, в которой они оказались. И до тех пор, пока выборы не осядут в нашем сознании, пока Коллегия выборщиков не проголосует, они будут в очень затруднительном положении», — сказал Байден. Он добавил, что когда Коллегия выборщиков проголосует, «значительная часть республиканцев» признает очевидное.

На вопрос, важно ли ему, чтобы на его инаугурации в январе присутствовал Трамп, Байден рассмеялся. Он сказал, что решать Трампу, а ему лично это не принципиально, хотя и признал символическое значение.

«Это важно в том смысле, что мы положим конец тому хаосу, который он создал, что будет мирная передача власти, что соперники пожмут руки и пойдут дальше, — сказал Байден. — Я переживаю, Джейк, не столько о внутренней политике, сколько о нашем имидже за рубежом».

Что касается внешней политики, то Байден затруднился оценить, насколько недавнее убийство иранского ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде осложнит его отношения с Тегераном. На этой неделе один высокопоставленный чиновник администрации США заявил, что за убийством стоит Израиль, а ученый давно был в его черном списке.

«Суть в том, что мы не можем позволить Ирану обзавестись ядерным оружием, — сказал Байден, резко раскритиковав подход Трампа и его решение 2018 года выйти из ядерной сделки с Тегераном. — Он отказался от нее ради жестких мер, и чего он добился? Они лишь расширили свои возможности по ядерному материалу. Они близки к тому, чтобы собрать достаточное количество для ядерного оружия. И есть вопросы насчет ракет».

Байден добавил: «Полагаю, все это будет непросто. Но я знаю одно: в одиночку мы не справимся. Именно поэтому мы должны стать частью более крупной группы, чтобы иметь дело не только Ираном, но и с Россией, с Китаем и целым рядом других вопросов».

Беспокойство насчет возможного помилования

Ожидается, что, уходя, Трамп объявит ряд помилований. По данным Си-эн-эн, он рассматривает возможность упреждающего помилования своим взрослым детям и адвокату Руди Джулиани, а также самому себе.

Байден сказал, что возможные помилования его настораживают из-за «прецедента, который они создадут», и того, как «остальной мир посмотрит на нас как на страну законов и справедливости». Он добавил, что его министерство юстиции «будет действовать по этим вопросам независимо».

«Я не собираюсь говорить им, что им делать, а чего нет, — сказал Байден. — Я не стану говорить: „Судите А, Б или В". Этого я говорить не буду. Это не их роль. Это не мое министерство юстиции, это народное министерство юстиции. Таким образом те, кого я поставлю во главе департамента, смогут независимо решать, кого привлекать к ответственности, а кого нет».

Байден пообещал, что его администрация относится к помилованию не так, как Трамп: «Это будет совершенно иной подход к системе правосудия».

Байден еще не выбрал генерального прокурора и рассматривает ряд кандидатур, среди которых бывший заместитель генерального прокурора Салли Йейтс (Sally Yates), Дуг Джонс (Doug Jones), который вскоре покинет пост сенатора от Алабамы, и Джей Джонсон (Jeh Johnson), министр внутренней безопасности при Обаме.

Харрис поддержала мнение Байдена о Министерстве юстиции.

«Мы не будем диктовать министерству юстиции, как выполнять свою работу, — сказала Харрис. — Мы будем исходить из того, — и я это говорю как бывший генеральный прокурор Калифорнии, — что любое решение министерства юстиции должно основываться на фактах и на законе и не должно влиять на политику, и точка».

Байден вмешался: «И я вам гарантирую, что так оно и будет».

Байден обещает выполнить свои обязательства разнообразить кабинет министров

Ряд правозащитных групп и демократических организаций последние несколько недель призывают команду Байдена выполнить обещание разнообразить состав кабинета министров — особенно остающиеся вакантными должности министра обороны и генерального прокурора. Эти усилия возглавляют Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения (NCAAP), с которой Байден и Харрис намерены встретиться на следующей неделе, и испаноязычная фракция в Конгрессе».

Байден пообещал в четверг выполнить взятые на себя обязательства.

«Я собираюсь сдержать свое обещание, что состав администрации и всего Белого дома, а не только кабинет министров, будет отражать всю страну», — сказал Байден.

Харрис поддержала расовое и идеологическое разнообразие, сообщив: «Мы еще не закончили, мы еще только на полпути».

Байден сказал, что понимает, почему организации вроде Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения и испаноязычной фракции в Конгрессе требуют разнообразия, но добавил, что его работа — держать свое слово.

В заключение Байден посмеялся над трещиной в ноге, из-за которой вынужден носить голеностопный ортез. По его словам, он получил травму, играя со своим псом Мейджором.

«Щенок побежал за мячиком, я в шутку побежал за ним — ухватить его за хвост. Но вышло так, что он поскользнулся на коврике, а я об него споткнулся. Вот как это было, — сказал Байден с улыбкой. — Не слишком увлекательная история».

Харрис, со своей стороны, рассказала, что друзья ее мужа стали в шутку звать его «вторым чуваком». Хотя официально Дуга Эмхоффа (Doug Emhoff) как мужа вица-президента будут называть «вторым джентльменом».

«Вы тоже будете звать его вторым джентльменом?», — осведомился Таппер.

«Нет, — ответила Харрис, — я буду звать его „голубчик"».

Статья написана при участии Санджая Гупты (Sanjay Gupta)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.