Эти и другие здравые голоса о необходимости самого широкого диалога с Азербайджаном и встраивания Армении в ситуацию, сложившуюся после окончания военных действий, — пока еще тонкий ручеек, на пути которого в Ереване — ненависть, эмоции и отчаяние проигравшей стороны.

Но капля камень точит, говорили наши предки, и есть все основания считать, что ручеек в самом скором времени превратится в полноводную реку. Тем более что время не терпит, ситуация в экономике Армении стремительно ухудшается. И иного, кроме диалога с Баку, выхода у армянских властей нет.

Какие-то паллиативы, временные тактические решения безусловно возможны. Но проблемы они не снимут, лишь отодвинут, да и то ненадолго. Необходимы мирные армяно-азербайджанские переговоры, обширный кейс дальнейшего совместного сосуществования и сотрудничества, в том числе и в отношении развития Нагорного Карабаха. Но каким он должен быть — вот в чем заключается самый актуальный вопрос сегодняшнего дня.

Признаться, чем дольше вглядываться в сложившуюся сейчас ситуацию, чем чаще в голову приходят аналогии с «хорватским вариантом», процессом, результатом которого стало восстановление хорватского конституционно-правового порядка на захваченных сербскими сепаратистами территориях Хорватии в 1995-1996 годах.

Никто не говорит, что этот вариант универсален и может быть безо всяких исключений применен везде — но есть в нем элементы, к которым в поисках разрешения проблем между Ереваном и Баку стоит присмотреться внимательнее. Хотя бы из-за поразительной схожести исходных предпосылок для его принятия.

Напомним, 4 августа 1995 года хорватская армия начала операцию «Буря», которая продолжалась несколько дней и завершилась ликвидацией самопровозглашенной Республики Сербская Краина. В операции участвовало около 200 тысяч хорватских военных.

В канун наступления президент Хорватии Франьо Туджман выступил со специальным заявлением, в котором подчеркнул, что попытки мирного разрешения конфликта провалились, предлагавшийся ранее сербским руководителям план мирного урегулирования хорватского «замороженного конфликта», так называемый «План Z-4» (первая буква названия столицы Загреб и количество посредников) — поэтому для восстановления суверенитета Хорватия вынуждена начать военные действия.

Причем, что немаловажно, «План Z-4» был для сербских сепаратистов более чем выгоден. Сербской Краине была гарантирована широкая автономия в составе Республики Хорватия, но без международной правосубъектности. Под юрисдикцией Хорватии оставались иностранные дела, оборона, международная торговля.

Сербская автономия в составе Хорватии получала право на собственные флаг, герб, президента, парламент, правительство, суды, полицию (но не армию), использование сербского языка и кириллической письменности, право на собственные финансы, деньги, таможню и право самостоятельно заключать отдельные международные соглашения.

Более того, жители автономии имели право принимать участие в общенациональных выборах в Хорватии. Предусматривалось присутствие представителей сербской автономии в хорватском парламенте, в правительстве, судах и других центральных органах власти. Хорватская армия могла войти на территорию сербской автономии только по приглашению ее президента. Хорватские законы на ее территории могли выполняться только по согласию ее властей. Споры между сербской автономией и Хорватией должны были решаться в Конституционном суде.

Но и в Белграде, и в самой Сербской Краине были уверены, что могут получить больше. Гораздо больше того, что им предлагалось. Итог — военный разгром и капитуляция, главной причиной которых была внутренняя слабость сепаратистов, их противоречия с Белградом, некомпетентность, иллюзии и откровенное «шапкозакидательство». Знакомо, не правда ли? Причем даже в мелочах…

В итоге интеграция Сербской Краины происходила затем на иных, гораздо менее выгодных условиях, безо всяких особых статусов для сербского анклава.

Но тем не менее процесс, как говорил один из политических деятелей прошлого века, пошел. Хорватия остается унитарным государством. Сербы не имеют территориально-административной автономии в Хорватии. В настоящее время их представители получили 3 места в хорватском парламенте.

Но, как бы там ни было, конфликт, тогда казавшийся непреодолимым, разморожен. А раны — так время лечит. Еще раз повторим — «хорватский вариант» не панацея, но как здравая стартовая идея для Нагорного Карабаха вполне может быть использована. А дальше наступает время экономических проектов.

Понятно, что армянская сторона к ним пока не готова. Тот же Ваан Керобян говорит о сотрудничестве как долгосрочной перспективе, делая ставку пока на «патриотические усилия» армянского бизнеса. Вот только экономика — место, где эмоции и идеологемы неуместны. Здесь только логика, расчет и выгода.

Баку сейчас вполне удовлетворен достигнутым, а потому готов к самому широкому диалогу во имя мира. Окно возможностей для Еревана открыто. Главное для армянских властей — не превратить его в узкую форточку. Хотя бы во имя своей страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.