Премьер-министр Армении Никол Пашинян выступил со вторым за день заявлением о том, как шли переговоры по Карабаху в ходе военных действий. Заявление он опубликовал на своей странице в Facebook.

По его словам, 19 октября ему позвонил глава т.н. «НКР» Араик Арутюнян, заявил, что войну нужно остановить. По его словам, он передавал не только свое мнение, но и позицию бывших лидеров сепаратистов Карабаха Аркадия Гукасяна и Бако Саакяна, а также экс-президентов Армении Левона Тер-Петросяна, Роберта Кочаряна, Сержа Саргсяна.

После этого Пашинян позвонил президенту РФ Владимиру Путину, который сказал, что остановить военные действия нужно в соответствии с логикой российских предложений: отложить решение вопроса статуса Карабаха, отдать районы вокруг бывшей НКАО, разместить российских миротворцев. Пашинян пишет, что, согласно озвученному тогда предложению, миротворцы должны были разместиться вдоль границ бывшей НКАО и в Лачинском коридоре.

Премьер передал этот вариант главе сепаратистов Карабаха, и Араик Арутюнян заявил, что согласен. После этого Пашинян пригласил совещание с участием представителей внепарламентских сил и представил принятое им решение. Многие участники встречи отреагировали с недовольством, а после совещания некоторые написали в соцсетях, что те, кто будет торпедировать общенародную борьбу за Карабах, есть не кто иной, как изменник.

В тот же день Пашинян собрал заседание совета безопасности с участием представителей парламентских фракций. Присутствовали также президент республики и католикос всех армян.

«Я заверил оппозицию, что не собираюсь возлагать на них какую-либо ответственность — просто хочу сообщить, что намерен пойти на такой шаг, чтобы не вышло, будто хочу сделать что-то втайне от народа», — заявил он.

По его словам, выступи он тогда с публичным заявлением, Азербайджан отказался бы от предложенного сценария, а армянская сторона оказалась бы в сложном положении. Поэтому после заседания совбеза Пашинян позвонил Путину и заявил, что согласен на данное предложение. Путин ответил, что до утра обсудит эти вопросы с Алиевым и перезвонит.

На следующее утро Бако Саакян и Аркадий Гукасян на встрече с Пашиняном заявили, что выступают против какого-либо соглашения без уточнения статуса Карабаха. По сути, они заявили об этом и от имени бывших президентов Армении, считает премьер. «Но все это было неважно, поскольку я уже принял решение и собирался довести дело до конца», — заявил Пашинян.

На следующий день президент России, как и было условлено, позвонил. Он сказал, что Алиев согласен на это, но миротворцы должны быть размещены не вдоль границ бывшей НКАО, а на протяженности фактической линии соприкосновения — поскольку Гадрут и Талыш находятся под азербайджанским контролем и они не согласны отступать с занятых позиций. Кроме того, армянская сторона должна взять обязательство, что азербайджанцы вернутся в Шушу.

«Так прекращение огня стало невозможным, поскольку я сказал, что даже если соглашусь по Гадруту, не могу представить себе возможности сдачи Шуши. Президент России удивился, почему я против возвращения азербайджанцев. Когда я представил свои аргументы, он сказал, что они логичны», — заявил Пашинян, добавив, что в этом случае большинство населения города составляли бы азербайджанцы и вставал вопрос о том, кто и как бы контролировал дорогу в Ханкенди (Степанакерт).

Пашинян уверен, что если бы согласился на такой сценарий с Шушой, то Азербайджан выдвинул бы новое условие — контроль над дорогой из Шуши в село Красный Базар.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.