Турция имеет военные базы в шести странах: Катаре, Сомали, Ливии, Турецкой Республике Северный Кипр, Сирии и Азербайджане. Кроме того, турецкая армия участвует в войне в Афганистане и в военных операциях в других странах в составе сил НАТО. Все это отражает растущие масштабы расширения турецкого военного присутствия в регионе.

В октябре американское издание Foreign Policy опубликовало аналитическую статью о стратегии геополитической экспансии Турции от Средиземноморья и Центральной Азии до Сомали и Катара.

Сейчас все больше возникает вопросов о способности Анкары поддерживать военное присутствие на трех континентах. Но новости, приходящие из стран, где располагаются турецкие военные базы, показывают, что Турция заключила выгодные экономические соглашения, которые в будущем могут принести ей огромную прибыль.

Ливия

После того, как Ливийская национальная армия (ЛНА) под предводительством фельдмаршала Халифы Хафтара начала наступление на Триполи, Правительство национального согласия (ПНС), контролирующее город, запросило военную поддержку у Турции, чтобы отразить атаку Хафтара, которого поддерживали Россия, ОАЭ и Египет.

Вскоре Анкара отправила турецких военных советников в Ливию для поддержки ПНС, а также беспилотники и военные корабли. В итоге Турция смогла переломить ситуацию, победив Хафтара и вынудив его отступить в Бенгази.

В июне агентство Reuters сообщило, что Турция намеревается создать две постоянные военные базы на территории Ливии — военно-морскую и военно-воздушную.

Согласно Foreign Policy, военное присутствие Турции в Ливии и ее растущее региональное влияние вызывают обеспокоенность в Италии. Ранее отмечалось, что Рим не смирился с тем фактом, что Правительство национального согласия (ПНС) Ливии выбрало Анкару в качестве гаранта безопасности. Итальянские власти опасаются, что интересы компании Eni будут зависеть от благосклонности турок.

По словам американского издания, Италия будет сотрудничать с Францией, занимающей жесткую позицию в отношении турецкой политики в Ливии, чтобы сдерживать влияние Анкары, которое угрожает ее интересам в Ливии и соседнем Алжире.

В июле агентство Reuters сообщило, что неопознанные военные самолеты нанесли удары по турецким ПВО на базе Аль-Ватыя.

Согласно спутниковым снимкам, Турция организовала «воздушный мост» для переброски необходимого оборудования на базу Аль-Ватыя. На них видно, что взлетно-посадочные полосы заасфальтированы, чтобы турецкие самолеты могли приземлиться.

Во время наступления на Триполи неоднократно говорилось, что Турция отправила тысячи сирийских наемников для участия в боевых действиях на стороне ПНС.

Сирия

В последние несколько лет Турция перебросила несколько тысяч солдат и сотни танков и бронетехники на север Сирии, особенно в провинцию Идлиб.

В октябре турецкие СМИ сообщили, что турецкая армия приступила к созданию новой военной базы на юге Идлиба в дополнение к интенсивному развертыванию дополнительных сил в других регионах на севере Сирии.

Уже понятно, что временное турецкое присутствие в Сирии превратилось в постоянное. Анкара стала частью договоренностей в Сочи и Астане. С одной стороны она руководствуется взаимными интересами с Россией, а с другой — США.

Северный Кипр

В 1974 году Турция вторглась на территорию Северного Кипра и создала новое государство — Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК), в которой разместила тысячи турецких военнослужащих.

В прошлом году турецкая газета Daily Sabah сообщила, что Анкара хочет создать военно-морскую базу в ТРСК. Правительство ТРСК позволили туркам использовать аэропорт Гечиткале для размещения турецких беспилотников, действующих в Восточном Средиземноморье.

Расширение турецкого военного присутствия в ТРСК совпало с проведением геологоразведочных работ в Эгейском море и Восточном Средиземноморье. Напомним, что разведка газа происходит в спорных с Грецией водах.

Катар

В 2019 году Турция объявила о завершении строительства военной базы в Катаре, ставшей ее плацдармом в регионе Персидского залива.

Создание военной базы в Катаре предусмотрено соглашением об укреплении двустороннего сотрудничества, подписанным сторонами в 2014 году.

«Это соглашение укрепит роль и влияние Анкары в регионе, поскольку военная база Ар-Райян дает ей выход в Персидский залив. Оно закрепляет турецкое военное присутствие в регионе, богатом углеводородами, который, кроме того, влияет на мировую политику и экономику», — сообщает катарский телеканал Al Jazeera.

Ирак

Турецкий сайт TRT подтвердил наличие турецкой военной базы в городе Дахук на территории Иракского Курдистана.

В 1994 году Турция подписала соглашение с «Демократической партией Курдистана» (ДПК) о размещении военного контингента в Дахуке.

Также сообщается, что Турция имеет небольшую военную базу в городе Башика, расположенном недалеко от Мосула, которую она использует для борьбы с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) и подготовки иракской армии к войне против курдских боевиков РПК.

В 2018 году бывший премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что Турция располагает 11 военными базами на севере Ирака, добавив, что целью недавних военных операций было «устранение террористической угрозы со стороны запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана (РПК)».

Сомали

Турция имеет крупнейшую военную базу за рубежом в африканском Сомали. Она состоит из трех тренировочных лагерей, складов оружия и боеприпасов и жилых домов. Строительство военной базы обошлось стране в 50 миллионов долларов США.

По сообщению турецких СМИ, база в Сомали станет плацдарм для расширения турецкого влияния на африканском континенте, открывающий новые рынки для турецкого оружия.

Азербайджан

На прошлой неделе президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил о подписании турецко-российского меморандума о создании совместного центра по контролю за прекращением огня в Нагорном Карабахе и размещении там совместных миротворческих сил (речь идет о совместном центре на территории Азербайджана для осуществления контроля за реализацией мирного соглашения. Контингент миротворческих сил Турции в Карабахе развернут не будет — прим. ред).

В октябре в сети появились спутниковые снимки, на которых видно как минимум два турецких истребителя F-16 и транспортный самолет CN-235, находящихся в международном аэропорту Гянджа в Азербайджане.

Цели расширения военного присутствия

Турецкие официальные лица неоднократно говорили о целях размещения военного контингента в некоторых странах, таких как Сирия и Ирак. Они подчеркивали, что главная цель — защита национальной безопасности Турции от боевиков РПК и удержание сирийских беженцев в Идлибе.

В прошлом году Анкара подписала соглашение о демаркации морских границ в Средиземном море с Правительством национального согласия (ПНС) Ливии. Это побудило турецкие власти отправить военнослужащих в Триполи для обеспечения поддержки и стабильности законного правительства, которое призвано следить за выполнением достигнутых договоренностей.

Тюрколог и специалист по международным отношениям Таха Оуда считает, что в последние годы Анкара ведет политику, направленную на усиление турецкого влияния в регионе и укрепление позиций путем размещения военных баз на территории иностранных государств.

В интервью Raseef22 Давутоглу (турецкий государственный и политический деятель — прим. ред.) добавил: «Можно сказать, что благодаря своей успешной политике Турция превратилась в ключевого игрока на международной арене и заняла свое место среди влиятельных игроков».

По мнению Давутоглу, Турции удалось расширить свое влияние в регионе за счет укрепления дипломатических и военных отношений с региональными странами. А расширение военного контингента за пределами страны — это результат военных связей, которые она установила с региональными державами.

Он отметил, что целью Анкары также является борьба с терроризмом, урегулирование конфликтов и обеспечение прочного мира с помощью военных баз, развернутых в Сирии, Сомали и Ираке.

Многие западные исследовательские центры и информагентства давно рассматривают внешнюю политику Турции в контексте возрождения Османской империи. Но Давутоглу считает, что вопрос о возрождении Османской империи давно канул в лету.

«Мы живем в новом мире, управляемом двумя могущественными сверхдержавами, США и Россией, а Турция просто делает все необходимое для сохранения своих интересов в регионе», — говорит он.

Расширение и экономика

Понятное дело, что для расширения военного присутствия за рубежом необходимы миллиарды долларов, но сейчас Турция переживает тяжелый экономический кризис, вызванный с дефицитом иностранной валюты, обвалом турецкой лиры и увеличением внешнего долга.

В начале ноября курс турецкой национальной валюты побил предыдущий антирекорд, опустившись до исторически минимального уровня, — 8,3 лиры за доллар США. С прошлого года Центробанк Турции и государственные банки продали около 120 миллиардов долларов.

В статье, опубликованной Кэролайн Д. Роуз в Geopolitical Futures, говорится, что Анкара попытается сократить некоторые из своих самых дорогостоящих обязательств на отдаленных территориях, таких как Африканский Рог, Персидский залив и Сахель, а также постарается сократить импорт иностранной продукции военного назначения.

Роуз считает, что Турция не отступит в Средиземноморье или Сирии. Она будет стремиться политизировать возможности на своей периферии, чтобы сохранить общественную поддержку и геостратегические интересы. А также Роуз добавила, что конфликт с Грецией и Кипром из-за морских границ устраивает все стороны.

Турецкий аналитик Али Бакир в интервью Raseef22 рассказал, что внешняя политика Турции не сильно поменяется, особенно в файлах, которые непосредственно касаются ее национальной безопасности. По его словам, изменение позиции Анкары связано с необходимостью идти на уступки, так как это «двусторонние, а не односторонние отношения».

Вполне вероятно, что Турция извлекла выгоду из расширения своего военного присутствия за рубежом. Как сообщает агентство Reuters, в мае Центробанки Турции и Катара заключили своп-сделку на 15 миллиардов долларов. Это соглашение призвано обеспечить столь необходимое туркам иностранное финансирование для пополнения истощенных резервов и стабилизации курса турецкой лиры.

В январе Эрдоган объявил, что Сомали предложила Турции провести геологоразведочное бурение в своих водах, добавив, что турецкие власти начнут принимать соответствующие шаги в данном направлении.

«Есть предложение из Сомали. Они говорят: В наших водах есть нефть. Вы проводите подобную работу в Ливии, но вы также можете проводить ее и здесь. Это очень важно для нас», — заявил турецкий лидер.

В сентябре глава Турецко-ливийского делового совета Мортада Кронфол сообщил, что турецкие газовые и нефтяные компании получили приглашение от ливийских официальных лиц на расширение инвестиционной деятельности в этой арабской стране. По его словам, министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез планирует проведение геологоразведочных работ на семи перспективных участках в Ливии. Турецко-ливийский деловой совет между тем провел консультации, в которых приняли участие 35 турецких компаний и Ливийский совет по нефти и газу.

В прошлом месяце агентство Anadolu сообщило, что турецкие власти обсудили с представителями ливийского правительства возобновление работ турецких компаний на территории страны после многолетнего перерыва из-за гражданской войны. Турецко-ливийские переговоры состоялись на фоне возобновления экспорта ливийской нефти, которая является основным источником дохода арабского государства.

Со своей стороны, Джелель Харшауи, сотрудник Нидерландского института международных отношений «Клингендель», сказал, что внешняя политика Турции пока не привела к экономическим успехам, но турки не видят в этом проблемы.

В интервью Raseef22 он добавил: «Мы узнаем ответ через год или два. Возможно они потерпят неудачу, а возможно и нет. Внешняя политика турок рискованна и неоднозначна».

Турецкая внутренняя политика и расширение военного присутствия

Заявления оппозиции свидетельствуют о разногласиях в турецком правительстве по вопросу расширения военного присутствия Турции за рубежом, особенно в Ливии и Сирии.

В 2019 году Республиканская народная партия (РНП), крупнейшая оппозиционная партия в Турции, выступила против отправки войск в Ливию, считая, что размещение военного контингента страны в Ливии только усугубит конфликт в арабской республике и приведет к его распространению по всему региону.

Лидер РНП Кемаль Кылычдароглу заявил: «Призываю тех, кто правит государством, не допустить новых жертв. Мы не хотим ссор с нашими сирийскими соседями и тем более не хотим быть инструментом прокси-войны. Турция не должна быть подрядчиком глобальных игроков на Ближнем Востоке, и наши военные не должны платить такую цену».

Республиканская народная партия также выступила против отправки турецких военных в Катар. Она заявила, что размещение военного контингента в Катаре создаст иллюзию того, что Анкара воюет с другими странами, и проголосовала в парламенте за то, чтобы не отправлять турецких военных в Доху.

С другой стороны, турецкая оппозиция поддержала политику Анкары в Азербайджане. Напомним, что Баку стремился получить контроль над территориями в Нагорном Карабахе, которые ранее были оккупированы армянами.

Американское издание Politico пишет, что позиция Анкары в Азербайджане снискала поддержку общественности, давно подозревавшей о вмешательстве извне во внутренние дела страны.

«И даже критики Эрдогана поддержали интервенцию в Сирию и присоединились к хору тех, кто поддерживает политику правительства в Азербайджане», — добавляет издание.

Оно пишет: «Опросы общественного мнения показывают, что мнения турок разделились по вопросу об отправке турецких военных за границу. Они поддерживают этот шаг, когда речь идет о соседней Сирии, но не одобряют его, когда речь заходит о Ливии».

Правительство Турции и оппозиционные партии единодушны в необходимости противостоять военным угрозам, исходящие от курдских боевиков в Сирии и Ираке, а также едины во мнении о том, что нужно отстаивать интересы Турции в Восточном Средиземноморье и Эгейском море.

Несколько лет назад Эрдоган объединился с Партией националистического движения. Это немного повысило рейтинг его популярности, поскольку националисты стремятся восстановить турецкое влияние в регионе, памятуя о прошлом влиянии Османской империи.

Что касается греко-турецкого конфликта, то националисты призывают Эрдогана продолжить боевые действия. Известный националист и адмирал в отставке Джихат Яйджы утверждает, что Греция хочет вторгнуться в западную Турцию, и поэтому он призвал президента Турции «никогда не садиться за стол переговоров с Афинами».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.