Франция, земля мигрантов и подводных камней! 600 000 армян Франции, из которых 400 000 родились на французской территории, переживают сегодня горький опыт. Да, их предки прибыли сюда сто лет назад, спасаясь от геноцида 1915 года, и они являются образцом интеграции и ассимиляции. Хотя это далеко не так для всех иммигрантов. Потому что во Франции также проживает 600 000 — 800 000 турок (половина из них имеют французское гражданство), которые в подавляющем большинстве поддержали Реджепа Тайипа Эрдогана на президентских выборах 2018 года, и почти все они исповедуют ислам. Если верить статье Мехмета-Али Акинчи, профессора Университета Руан-Нормандия, идентичность этой группы населения (второй по численности в Европе после Германии) строится вокруг таких ценностей, как религия, национализм и ностальгическая привязанность к родине.

Инциденты с применением насилия в пригороде Лиона

Вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе, начатый 27 сентября Азербайджаном и поддержанный Анкарой, послужил предлогом для самых фанатичных турок, чтобы перенести конфликт во Францию. И у них все меньше запретов, поскольку их лидер регулярно оскорбляет Эммануэля Макрона и приказывает бойкотировать продукцию, произведенную во Франции…

Самые жестокие случаи насилия произошли в конце октября на окраине Лиона, района, где широко представлены две общины (по 150 000 человек каждая). Утром 28 октября около 100 проармянских демонстрантов заблокировали автомагистраль A7 недалеко от Виены (департамент Изер). Завязалась потасовка с водителями турецкого происхождения. В ход пошли молотки и другие тупые предметы. В результате — четверо раненных (в том числе перелом черепа у молодого армянина).

В тот же вечер на улицах Вьенны, затем Десин-Шарпье (департамент Рона) были организованы две карательные экспедиции, участники которых выкрикивали «Аллах Акбар!» и «Где армяне?» Мы здесь у себя дома». Этот район был выбран не случайно. «Его называют „маленькой Арменией", — объясняет Сара Танзилли, председатель местного Дома армянской культуры. — Так что это было символично. Фактически, на нас уже нападали 24 июля во время мирного и санкционированного митинга в поддержку Армении. Мы видели, как прибыли около сотни турецких активистов, назвавшихся „Серыми волками" (турецкое ультранационалистическое движение запрещенное в РФ, прим.ред.). Они были оснащены железными прутьями и холодным оружием. Они грабили магазины, а затем начали охоту на людей. В этой операции не было ничего спонтанного: ее организовал через социальные сети турецкий экстремист Ахмет Четин, известный органам правосудия».

Карательные действия 28 октября могли бы на этом и закончиться. Но этого не произошло. В ночь с 31 октября на 1 ноября, все еще в Десин-Шарпье, на фасаде Национального центра армянской памяти появились граффити «Серый волк» и «RTE» (инициалы Реджепа Тайипа Эрдогана), а на Мемориале Геноцида армян — «Каюк Армении!». Видя насколько опасны их действия, 4 ноября правительство распустило «Серых волков» как «группировку де-факто» и «военизированное движение».

«Провокационное решение», — заявили в МИД Турции. И не зря: речь идет о молодежной организации экстремистской партии Националистического движения, партнера проэрдогановской коалиции и стойкого сторонника нео-империалистической политики турецкого президента.

Что касается 23-летнего Ахмета Четина, то 5 ноября он был приговорен к четырем месяцам тюремного заключения условно за «разжигание насилия или расовой ненависти». Но этот же Четин стал автором видео, размещенного в Инстаграме в адрес тысяч его подписчиков (да, именно!), где он с гордостью провозгласил: «Если турецкое правительство даст мне 2000 евро и оружие, я буду делать то, что нужно в любой точке Франции».

Анкара контролирует 320 мечетей из 2600

Ара Торанян, сопредседатель Координационного совета армянских организаций Франции (CCAF) и директор издания «Новости Армении», снова переживает кошмар: «Мы живем в этой стране на протяжении нескольких поколений. Наша принадлежность и наша лояльность по отношению к Французской Республике больше не подлежат сомнению. И вдруг, внезапно, нас отбрасывают на сто лет назад, во времена османских и кемалистских гонений. Наши французские соотечественники не должны верить в то, что речь идет о простых межобщинных столкновениях: во всех этих событиях всегда одни и те же агрессоры и одни и те же жертвы! Важно знать, что антиармянский расизм и отрицание геноцида прививаются туркам с раннего детства. И конечно, когда они эмигрируют, они привозят с собой эту идеологию. К счастью, не все из них: я имею в виду алевитов (потому что они также составляют меньшинство в исламе) или противников Эрдогана, но они являются исключением».

Неправильно было бы думать, что роспуск «Серых волков» или любой другой экстремистской группировки разрешит ситуацию. Потому что Турции не нужны головорезы, чтобы склонить свою диаспору к исламскому патриотизму. У нее есть целая плеяда ассоциативных, образовательных и гуманитарных структур, большинство из которых контролирует правящая Партия справедливости и развития и которые на законных основаниях внедряются в любую структуру. Это особенно заметно в религиозной сфере.

Из 300 имамов, направленных во Францию, 151 — это турки (остальные прибыли из Марокко и Алжира в рамках межгосударственных соглашений). Это государственные служащие, обученные и оплачиваемые (как и их 56 временных помощников) внешним органом Управления по делам религии Турции (Дитиб), который контролирует 250 мечетей на французской территории. К этому следует добавить 70 мечетей, которыми управляет турецко-исламский союз «Милли Герюш», организация, близкая к «Братьям-мусульманам» (террористическая организация запрещена в РФ, прим.ред.) и работающая рука об руку с Дитиб. В общей сложности благодаря этой эффективной и взаимодополняющей сети Анкара может контролировать 320 мечетей из 2600, то есть одну шестую всех мест отправления культа…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.