В Республике Молдова, маленьком и малозаметном государстве, политик-реформатор Майя Санду победила на президентских выборах. Смена власти в пронизанной мафиозными структурами стране с ярко выраженной мачистской псевдокультурой — примечательное событие. Кроме того, проигравший выборы бывший президент Игорь Додон был человеком Москвы.

И хотя российский президент Владимир Путин поздравил победительницу, Кремль потерпел очередное горькое внешнеполитическое поражение. А ведь шесть лет назад, после аннексии Крыма, путинская Россия вернула себе одну из ведущих ролей в мировой политике. Кремль выдавил США из Сирии и играет теперь весомую роль во многих государствах Ближнего и Среднего Востока. Помимо этого, российские наемники удерживают у власти президентов Венесуэлы и Центральноафриканской республики.

Но в ближайшем зарубежье дела у Кремля идут не так хорошо. Белоруссия, Нагорный Карабах, а теперь еще и Молдавия показывают, что между устремлениями Кремля и реальностью — целая пропасть. Российские претензии на соседние страны носят постимперский характер. Путин рассматривает Россию как легитимную наследницу не только Советского Союза, но и царской империи.

В 2008 году тогдашний президент Дмитрий Медведев обосновал роль России в ближнем зарубежье некими «привилегированными интересами». Это был новое обозначение понятия «наша зона влияния». Однако в последнее время это влияние заметно сократилось. В Молдавии, судя по всему, Кремлю не удалось разъяснить большинству населения, какие преимущества ему сулит союз с Россией.

Конец войны в Нагорном Карабахе только на первый взгляд кажется посредническим успехом российских дипломатов. Их деятельность лишь ограничила поражение. Москве, считавшей этот тридцатилетний конфликт «замороженным», пришлось дать Турции, выступившей на стороне автократа Алиева, право голоса в регионе. Кремль во взрывоопасном регионе взял на себя ответственность, которую маленький контингент из 2 тысяч солдат вряд ли сумеет обеспечить.

Но самый опасный для Кремля внешнеполитический кризис наблюдается в Белоруссии. Эта страна теснейшим образом связана с Россией как политически, так и экономически. Вот уже сто дней там, то есть практически у ворот Москвы, не утихают волнения. Кремлю хорошо известно, что время белорусского правителя Лукашенко прошло. Но Путин не только держится за него, но и предоставил ему свободу действий в безудержном насилии. Признаком сильного влияния это не назовешь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.