14 октября исполнилось 2 года со времени памятной встречи бывшего премьер-министра Японии Синдзо Абэ с президентом России Владимиром Путиным в Сингапуре. Тогда между сторонами была достигнута договоренность об ускорении процесса мирных переговоров на основе Совместной советско-японской Декларации 1956 года. Премьер Абэ политикой сближения с Россией надеялся добиться скорого возврата Японии двух островов. Однако он ушел в отставку в условиях, когда перспективы такого решения территориальной проблемы так и не просматриваются. Вступивший в должность новый премьер Ёсихидэ Суга в принципе декларирует готовность придерживаться достигнутых с Россией договоренностей.

Мрачная тень смены президента США нависла над японско-российскими переговорами

В своей программной речи в парламенте 26 октября Суга заявил: «Я не намерен перекладывать решение „территориальной проблемы" с Россией на плечи последующих поколений и считаю необходимым поставить в ней точку сейчас». Однако премьер не коснулся в своей речи каждый раз упоминавшуюся в подобных выступлениях Абэ Совместную советско-японскую декларацию 1956 года. А на своей пресс-конференции после занятия кресла премьера в сентябре Суга вообще не затронул вопрос о «территориальной проблеме».

Хотя официально высокопоставленные правительственные чиновники не устают повторять о том, что в основополагающем курсе Японии на российском направлении «никаких изменений нет», информированные источники из числа близких к кабинету людей в неофициальных беседах отмечают, что Суга «не испытывает большого интереса к России, и что в числе приоритетов японской внешней политики место России будет понижаться».

Это происходит на фоне образовавшегося в японско-российских переговорах «застоя». После достижения между сторонами в Сингапуре упомянутой выше договоренности российский министр иностранных дел Лавров стал требовать от Японии признания того, что Россия приобрела «северные территории» легитимно. А в июле в России вступила в действие новая Конституция, по которой какое-либо отчуждение российских территорий запрещено.

Поворот японской политики в сторону линии на возврат двух островов Хабомаи и Шикотан являлся своеобразной «визитной карточкой» внешнеполитического курса ближайшего окружения бывшего премьера Абэ. Во главе него стояли выходцы из министерства экономики и промышленности. Основную роль здесь тогда играл личный советник Абэ Такая Имаи. Японский МИД был при этом несколько отодвинут в сторону и занимал «прохладную» позицию по инициативам Имаи.

Теперь, при новом премьере Суге, многие высокопоставленные правительственные чиновники говорят о том, что «подходы прежней команды Абэ на российском направлении потерпели неудачу». Но даже в условиях смены власти в Токио, прежние договоренности глав двух государств сохраняют свою силу. Участвующие в реализации курса в отношении России сотрудники японского МИДа особо указывают на то, что когда в первом телефонном разговоре японского и российского лидеров последний предложил «продвигать японско-российские переговоры на основе сингапурских договоренностей», премьер Суга с этими предложениями согласился. То есть стороны исходят из того, что даже при отсутствии однозначных перспектив, нужно продолжать процесс мирных переговоров на основе Декларации 1956 года.

И вот здесь встает вопрос о США. Смена администрации в Вашингтоне отбрасывает мрачную тень. Президент Трамп демонстрировал в целом неплохое отношение к Путину, и в японско-российские переговоры особенно не вмешивался. И напротив, администрация Обамы, при которой 8 лет вице-президентом прослужил Байден, не скрывала своего неудовольствия некоторым отмечавшимся тогда сближением между Японией и Россией. Источники в японском Министерстве иностранных дел говорят, что в сложившихся условиях в руководстве японского МИДа «хотят спокойно осмотреться и обновить японскую стратегию в переговорах с Россией». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.