Путин и Россия для США не так важны, как другие внешнеполитические темы, и выделяются лишь одним единственным аспектом. Многолетняя антироссийская истерия в американском обществе и политическая и медиа-демонизация этой страны и Путина лично оказали сильное психологическое воздействие на граждан США и в их глазах превратили Россию во врага номер один. Причем совершенно напрасно. Это сделало невозможной любую попытку хоть какого-то политического сближения между ней и кем-то из американских политиков, еще «хоть каплю себя уважающих». Именно поэтому продление стратегического договора СНВ, своего рода виртуальное «рукопожатие» Трампа и Путина, могло произвести необходимый психологический контршок на американских избирателей, достичь которого другими способами в уже выдохшейся и совершенно предсказуемой кампании двух кандидатов было невозможно.

Президентские выборы в США — дело уже более или менее решеное, хотя формально только суд определит нового американского президента, подтвердив, что все в ходе избирательного и постизбирательного процесса шло в соответствии с конституцией и законом. Однако СМИ, политики и поборники Демократической партии, а также многие политики по всему миру ускорили события, поздравив Джо Байдена с «большой» победой, и поэтому вряд ли стоит ожидать возвращения к постизбирательному соперничеству двух противостоящих лагерей. Насколько эта победа на самом деле «большая», что она означает для американской внутренней стабильности и какие «хвосты» она за собой оставит, дав повод для пересудов в стране и мире, нам еще только предстоит узнать. Однако не это является предметом данной аналитической статьи.

Прежде чем перейти к главному, я хочу напомнить, что мировые державы и их лидеры, как и американский народ, поляризовались в вопросе «за» и «против» Трампа и Байдена в зависимости от того, как администрация Трампа относилась к ним в последние четыре года. Конечно, большинство воздержались от откровенных проявлений поддержки, последовав закрепившейся дипломатической практике и акцентируя тот факт, что выборы — дело исключительно американского народа. Однако за дипломатическим фасадом проявлялись бурные эмоции. Достаточно напомнить, какими были американо-иранские отношения в последние четыре года, отношения между Дональдом Трампом и Германией и Францией (и ЕС в целом), Китаем и так далее.

Однако одна страна смотрела на все это американское глобальное политическое шоу весьма сдержанно, хорошо понимая, как складывались ее отношения с Трампом (а ей пришлось нелегко) и как будут складываться с Байденом во главе Белого дома (точно так же, а может, и сложнее). Конечно, речь идет о России! Большие надежды, которые Москва возлагала на победу Трампа в 2016 году, очень быстро растаяли, как ледник во время нынешнего глобального потепления (сейчас я не будут описывать причины, но в основном они касаются обвинений глубинного государства в излишней «любви» Трампа к Путину, и поэтому с самого начала ему ставили палки в колеса во внешней политике в отношении этой страны, да настолько, что в итоге просто ее заблокировали; это привело к полному параличу американо-российских отношений, прежде невиданному). В подобных обстоятельствах Москва очень быстро поняла, что нормализация отношений с Вашингтоном не предвидится и во внешней политике продолжила действовать в соответствии с российскими национальными интересами, не консультируясь ни с Соединенными Штатами, ни с кем бы то ни было еще. И это только усилило американскую обеспокоенность. Российское государственное руководство исходило из того, что Трамп или слабый политик, который не в состоянии обеспечить внутри страны условия для проведения собственной политики, или просто сам поддерживает ту американскую внешнюю политику, которую местный истеблишмент проводит в отношении России еще со времен распада СССР, пытаясь взять ее под свой контроль и лишить самостоятельного внешнеполитического курса.

Но если в подобных обстоятельствах Москва вообще могла проявить симпатию к одному из кандидатов в президенты США, то трудно себе представить, чтобы это был не Дональд Трамп. Возможно, с ним она и не могла договориться ни о чем конкретном, и тем не менее Трамп был готов к переговорам с Путиным по всем вопросам в любой момент. С другой стороны, команда, которая стоит за Байденом (сам он во всем этом фигура малозначительная) настроена откровенно антироссийски, и Путин для них на самом деле — первый в «расстрельном» списке.

Поэтому не удивительно, что накануне американских выборов из Москвы в Вашингтон поступило последнее предложение, имеющее большое политическое значение и способное произвести на американских избирателей большое впечатление (конечно, если бы Трамп его принял). Вот что я имею в виду.

Предложение Путина: «Либо да, либо нет»

В середине октября в кабинет российского президента Владимира Путина быстро входит заранее приглашенный министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Путин без колебаний высказывает свое новое и последнее предложение США о спасении американо-российского договора о сокращении наступательных вооружений, известного как СНВ-3. Его действие истекает в феврале 2021 года, и из-за того, что времени остается очень мало, уже нет возможности внести какие-то изменения в его содержание, а уж тем более составить новый, еще более всеобъемлющий договор, хотя первоначально ставилась такая цель. Путин говорит Лаврову, что Россия предлагает США продлить существующий договор на год без каких бы то ни было условий с обеих сторон. Лавров отвечает, что МИД в скорейшем порядке сформулирует это предложение и отправит американцам, чтобы получить ответ.

Выбор момента Путиным более чем информативен! Он очень хорошо понимал, что в Соединенных Штатах уже давно доминируют внутриполитические темы, в том числе эпидемия коронавируса и расовые беспорядки, которые с весны беспокоят Трампа. Прежде он был уверен в своем беспроблемном переизбрании благодаря успехам, достигнутым в экономике США во время его президентства еще до коронакризиса. Однако последние события создали патовую ситуацию, в которой воцарилась полная неизвестность насчет того, кто в ближайшие четыре года будет возглавлять самое мощное государство мира.

А раз так, пришло время для шагов в духе «ноябрьских сюрпризов», которые могут обеспечить одному из кандидатов необходимый и важнейший перевес. Речь идет о шаге, который мог бы привлечь на сторону одного из кандидатов те оставшиеся и пока не определившиеся пять процентов избирателей, которые в итоге и решат исход выборов. Демократы на это потратили «всю обойму» средств, которые имелись в их арсенале. Они выволокли на обозрение общественности все «грязное белье», которое нашли в политической, предпринимательской и личной жизни Трампа (расист, бабник, опасный диктатор, который хочет использовать войска в своих личных целях, внешнеполитический идиот). (Достаточно вспомнить вышедшую весной автобиографию бывшего советника Трампа по национальной безопасности, а ныне «мстителя Зорро» Джона Болтона; в ней Трамп выставлен на посмешище.) Правда, на самом деле демократы уже давно не рассказывали нам ничего нового и «грязного» о Трампе.

С другой стороны, очередные удары Трампа по Байдену, прежде всего разоблачение его преступного бизнеса в Китае, а также деятельности его сына Хантера на Украине и в Китае, его сомнительных связей с малолетними девушками и так далее, позволили ему приблизиться к Байдену только в опросах. Но за истинное преимущество еще предстояло бороться. И вот в такой ситуации в Вашингтон поступило предложение Путина.

Внешнеполитические темы на американских выборах никогда не доминировали, и, более того, они никогда особо не интересовали американскую общественность (за исключением войны в Афганистане, которая остается очень щекотливой темой, поскольку продолжается давно, обходится дорого и уже унесла массу жертв; кроме того, ее ассоциируют с ужасным терактом в США 11 сентября 2001 года). Тем не менее в сложившейся предвыборной обстановке, когда все внутренние темы были исчерпаны, внешнеполитические вопросы могли бы сыграть судьбоносную роль.

Демонизированная Россия и сатанизированный Путин как спасительная соломинка

Путин и Россия для США не так важны, как другие внешнеполитические темы, и выделяются лишь одним единственным аспектом. Многолетняя антироссийская истерия в американском обществе и политическая и медиа-демонизация этой страны и Путина лично оказала сильное психологическое воздействие на граждан США и в их глазах превратило Россию во врага номер один. Причем совершенно напрасно. Это сделало невозможной любую попытку хоть какого-то политического сближения между ней и кем-то из американских политиков, еще «хоть каплю себя уважающего». Именно поэтому продление стратегического договора СНВ, своего рода виртуальное «рукопожатие» Трампа и Путина, могло произвести необходимый психологический контршок на американских избирателей, достичь которого другими способами в уже выдохшейся и совершенно предсказуемой кампании двух кандидатов было невозможно. В американских СМИ и в правительственных кругах довольно часто рассуждают об опасности ядерного конфликта (Пентагон уже не скрывает, что на учениях отрабатывает ядерный удар по России и оборону от ядерного нападения, как недавно в Германии). Поэтому часть американской общественности по-прежнему боится ядерного катаклизма. Достаточно вспомнить так называемых preppere: это люди из самых разных слоев американского общества, которые годами и даже десятилетиями готовятся к «неизбежному» ядерному конфликту и для этого копают подземные бункеры, запасаются продовольствием, боеприпасами, топливом…

Администрация Трампа ответила на поступившее предложение быстро и, что еще важнее, положительно! Госдеп и главные переговорщики Трампа, которые уже давно общались с российскими представителями по поводу продления стратегического договора в Вене, неожиданно пошли навстречу. В таком же духе прошла встреча влиятельного и близкого к Путину секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева с советником по национальной безопасности США Робертом О'Брайеном второго октября в Женеве.

Две недели назад американские руководители отправили Москве ответ, в котором согласились на предложение Путина продлить на год и без всяких условий договор СНВ. Это единственный из оставшихся между двумя главными державами договоров такого уровня, без которого мир окажется в самой рискованной ситуации в истории. Отказ от СНВ-3 возродил бы к жизни самую опасную гонку ядерных вооружений, учитывая развитие современных технологий и науки вообще. Отсутствие взаимного контроля в сфере развития ядерного арсенала с обеих сторон повлек бы негативные последствия, усилил страх и паранойю, заставил каждую из сторон гадать, что разрабатывает соперник и сможет ли она адекватно ответить.

Запуск ракеты комплекса "Авангард" с гиперзвуковым боевым блоком
Администрация Трампа, как казалось, внезапно отреклась от своих первоначальных заявлений о том, что США этот договор больше не нужен, как и все остальные, из которых Вашингтон вышел в одностороннем порядке (например, ДРСМД или договор об ограничении систем противоракетной обороны, от которого США отказались еще в 2002 году), или о том, что США могут подписать его только в случае участия Китая. В этой связи Вашингтон ожидал, что Москва надавит на Пекин, который с самого начала категорически противился инициативе Трампа, утверждая, что Китай все еще отстает в области ядерного оружия от США и России (на них приходится около 90% ядерных вооружений в мире). Китай мог бы включиться в договор, по словам Пекина, только в случае достижения ядерного паритета между тремя державами. Со своей стороны Москва тут же отказалась от навязанной ей Вашингтоном роли посредника, заявив, что подобные вещи Пекин должен решать сам. Более того, Москва подчеркнула, что прекрасно понимает позицию Китая в этом вопросе.

США высказывали и другие требования к России в связи с подписанием нового СНВ-3. В частности, от России требовали прекратить разработку и производство новых типов ядерного оружия, в частности атомных подводных дронов «Посейдон» и современнейших гиперзвуковых межконтинентальных баллистических ракет «Авангард», которые в этом году уже официально поставлены на вооружение российской армии. Их, по замыслу США, нужно включить в существующий договор, но для России это было совершенно неприемлемо, учитывая превосходство США и союзников в конвенциональном оружии.

Есть и еще кое-что, что во всей этой «неоконченной истории» было на руку Трампу: для подписания этого договора не требовалась личная встреча двух президентов, то есть полет одного из них в Москву или Вашингтон. Достаточно было бы, если бы в соответствии с протоколом появилась подпись под заранее заготовленным текстом и прозвучало заявление о продлении существующего договора на год (хотя речь шла и о трех), который нужен для детальной проработки нового соглашения по этому крайне важному для общемировой безопасности вопросу. Иными словами, ни о каких уступках с той или иной стороны речи не шло бы, и Трампа это устроило бы.

Что произошло потом, и почему Трамп отказался от путинской «руки помощи» в этом важном деле, сказать трудно. Или его предвыборный штаб счел, что договор с Путиным только еще больше навредит ему в глазах американского электората, «отравленного» антироссийской истерией, или американское глубинное государство опять сделало свое дело, то есть надавило, как делало уже много раз за время президентства Трампа, чтобы он не предпринимал шагов вредных для американских национальных интересов. Сейчас об этом ничего не известно.

А вот что мы знаем точно, так это то, что отказ от «спасительного решения» Путина не помог Трампу справиться с патовой предвыборной ситуацией, и он не смог во второй раз стать главой самого мощного государства в мире. Правда, мы никогда не узнаем, насколько ему помогло бы согласие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.