В московских СМИ уже несколько дней шутят, что американские выборы — одно из важнейших событий российской политики, и многие гадают, кого Кремль предпочел бы видеть в Овальном кабинете в ближайшие четыре года.

«В этой шутке есть доля правды», — говорит российский политолог Татьяна Становая из московского центра Карнеги. Она уверена, что от этих выборов зависят поступки Кремля не только на внешнеполитической арене, но и внутри страны. Четыре года назад путинская элита откровенно поддерживала Дональда Трампа, а точнее будет сказать, провоцировала поражение Хиллари Клинтон, которая считалась главной фигурой русофобов. Но сегодня россияне ведут себя куда сдержаннее.

После победы Трампа в Москве даже открывали шампанское (правда, скорее из-за поражения Клинтон), потому что он в своей кампании не называл русских врагами, подавал им примирительные сигналы и хвалился, что сможет наладить отношения с Путиным так «что и глазом никто не успеет моргнуть». Однако со временем эти отношения провалились ниже, чем при Обаме, вопреки постоянному обсуждению российского вмешательства в выборы и помощи Трампу. Согласно некоторым анализам Кремля, Трамп уже доказал и показал, что не способен претворить в жизнь свои намерения и помпезные заявления. Он любит широкие жесты и символы, которые, однако, никак не реализуются (пример — история с Северной Кореей или то, как он навязан сербам и косоварам перенесение посольств из Иерусалима в качестве «решения» их взаимных проблем).

На кого же Москва делает ставку в этот раз? Теперь она намного осторожнее и четко представляет, что ей принесла бы, а чего лишила бы победа Дональда Трампа, и что ей сулит приход Джо Байдена в ситуации, когда из-за пандемии коронавируса, спровоцировавшей падение цен на энергоносители, Россия переживает экономическую рецессию. Да и в политике не все хорошо (во всяком случае не так, как когда она была триумфатором на международной арене в начале мандата Трампа). Сейчас у России проблемы на «своем» постсоветском пространстве: война на Кавказе, волнения в среднеазиатских государствах, и Москва опасается, что вскоре даже Белоруссия, ее самый верный союзник, отвернется от нее, как Украина.

Москва понимает, что у нее нет «своего» кандидата, и ей надо подумать, кто из них меньшее зло для ее интересов и положения, на которое она претендует на мировой арене. Сегодня Кремль ведет себя сдержаннее и загадочнее, и российские прорежимные СМИ не могут определиться с выбором. Правда, все же можно разглядеть некоторую склонность к Трампу, но не потому, что он всем устраивает, а скорее потому, что в Кремле уверены: с Байденом вернутся те же самые проблемы и напряженность, к которым в России готовились в случае победы Хиллари Клинтон. Правда, некоторые российские аналитики полагают, что с Байденом будет и тяжелее, и проще одновременно, поскольку он предсказуем, в отличие от «предсказуемо непредсказуемого» Трампа, который сыплет пустыми и громкими заявлениями и предложениями, о которых не знаешь, реализуются они или нет.

Сомнения элиты

Все это вызывает сомнения у российской политической элиты, по мнению которой ни один из вариантов не оптимален, и тут важна каждая деталь, которая могла бы помочь российским интересам. В завершение предвыборной гонки даже президент Владимир Путин сказал, что не собирается рассказывать о своем «фаворите», поскольку любое заявление Москвы в Вашингтоне, по его словам, «толкуют как вмешательство в американские выборы», и отметил, что готов сотрудничать с любой администрацией, которая придет в Белый дом.

Правда, недавно в интервью телеканалу «Росси 24» Путин обвинил Байдена в «демонстрации резкой антироссийской риторики» и отметил, что Демократическая партия традиционно ближе к так называемым либеральным ценностям и идеям социал-демократии, а из социал-демократического центра вышла коммунистическая партия. Тем самым Путин дал пищу антитрамповским СМИ в США, прежде всего Fox News, который поспешил заявить, что Путин обвиняет Байдена в коммунизме. Это особенно символично еще и потому, что сам Путин — консерватор, который придерживается крайне антилиберальных взглядов. Накануне открытия избирательных участков в США пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал утверждения о том, что Москва поддерживает Трампа, неверными, поскольку за время мандата тот предпринял целый ряд враждебных по отношению к России шагов и у него не раз случались «русофобские приступы». При этом россияне забывают, насколько ужесточилась антизападная риторика в собственном политическом и общественном пространстве.

По последним опросам независимого социологического института «Левада центр», более 60% россиян считают, что США проводят враждебную политику в отношении России. Правда, 16% предпочли бы, чтобы Трамп остался президентом, а девять процентов хотят видеть в Белом доме Джо Байдена, которого российские СМИ, особенно в последние дни, усердно выставляют «пожилым левым либералом». (Либерал в общественном и медиа-пространстве России — одиозная антигосударственная категория, и своих, российских, либералов там откровенно называют пятой колонной.) Дело в том, что у Трампа есть несколько преимуществ. Он близок Кремлю своим мировоззрением. По словам российского политолога Андрея Кортунова, директора Российского совета по международным делам, из-за своего национализма и неоконсерватизма Трамп ближе к нынешней путинской системе ценностей, чем Байден с его либерализмом и гражданскими правами. В Москве предполагают, что из-за этого в случае победы Байдена новая администрация будет давить и наказывать Кремль.

Трамп этого не делает. Он не критикует, например, изменения в российской Конституции, благодаря которым Путин останется у власти пожизненно. В 2016 году Россия поддержала Трампа, так как он «несистемный продукт», а не ради сближения двух стран. Его предпочли, поскольку Трамп — консерватор, такой же как Путин, и, что самое главное, «всадник апокалипсиса», который доведет западный мир и его ценности до кризиса. Испортив отношения с Европейским Союзом, он расколол прежде единый западный щит. Кое-кто злорадствует, утверждая, что появление Дональда Трампа — это «возмездие и восстановление исторической справедливости» после американской «победы» в холодной войне и компенсация за разрушение и распад Советского Союза. Мол, теперь благодаря Трампу все возвращается сторицей, и Америка и Запад расплачиваются за свои поступки.

Перепалки

Некоторые российские аналитики считают, что именно поэтому Путина (ненадолго) полностью устроит, если подсчет голосов затянется, начнутся перепалки, взаимные обвинения, или если Трамп в случае поражения откажется передать власть, ведь все это дополнительно подорвет американскую демократическую систему и подтвердит наблюдения Путина о «кризисе демократии» и «либерализме как устаревшей и отмирающей модели». Часть кремлевского истеблишмента предпочла бы Трампа, но не потому, что с ним возможен «исторический договор» или новый российско-американский раздел сфер интересов. Просто он нарушил отношения между западными союзниками, которые после окончания Второй мировой войны и до появления Трампа существовали в неизменном формате: Запад против России (СССР) как Империи зла.

Именно Трамп подорвал мощь Соединенных Штатов изнутри и в политическом, и в мировоззренческом отношении, ориентировав страну на изоляционизм. А для России это открывает новые возможности для усиления влияния и расширения своего глобального присутствия. Для правящей кремлевской консервативной элиты Трамп также служит доказательством деградации либеральной демократии и компрометирует Соединенные Штаты как ведущую мировую державу и лидера «демократического мира». На самом деле Москва считает обострение идеологической борьбы внутри США и раскол в отношениях Трампа и Брюсселя своим самым большим преимуществом, которое открывает перед ней большие возможности и пространство для маневра, а также позволяет укрепить ей свою международную позицию. По мнению Москвы, Трамп ослабил политическую мощь Соединенных Штатов и Запада в целом своей непоследовательностью, непредсказуемостью, популизмом и антисистемным поведением. Нарушилась связь между США и ЕС, которая служила стабилизирующим фактором внутри западной цивилизации, что России так или иначе на руку.

Привычная колея

На самом деле главная причина, почему Россия очень боится победы Байдена, заключается в том, что при нем те вещи, которые при Трампе выбились из привычной колеи, вернутся на свои места. То есть Москва боится, что Байден снова объединит Запад, боится, что он восстановит нарушенные отношения с Европейским Союзом и, прежде всего, с Германией. Россия боится, что западные страны снова выступят против России «единым фронтом», а в Москве подобное воспринимают как угрозу для «жизненно важных интересов» России как державы. Там полагают, что с приходом Байдена эстафета лидера свободного мира, которую Обама накануне завершения своего мандата передал Ангеле Меркель, снова вернется в Вашингтон.

Конечно, свою роль играет и извечный русский страх оказаться в энергетической изоляции, так как Россия живет и пополняет бюджет почти исключительно за счет продажи своих неиссякаемых запасов нефти, газа и угля. Кремль боится повторного, как там говорят, «антироссийского» сближения США и Европейского Союза, а также возвращения Вашингтона на лидирующую позицию мировой сверхдержавы. В Москве понимают, что в таком случае их «отбросят» еще дальше. Правда, и с Трампом ситуация до конца не ясна. У него тоже случаются, если выражаться российским политическим языком, свои «антироссийские приступы».

Кроме того, Трамп является противником немецко-российского стратегического газопровода «Северный поток 2», который значительно усугубит зависимость ЕС от российского газа и тем самым усилит российское политическое влияние в Европе, а Германию превратит в одного из главных игроков на энергетическом поле Европы. Вместе с тем Трамп поддерживает восточноевропейскую «Инициативу трех морей», члены которой ратуют за импорт американского газа в Европу, чтобы вытеснить Газпром с их рынка. С одной стороны, это угрожает экономическим и энергетическим интересам России, но с другой, помогает ей, поскольку углубляет раскол внутри Европейского Союза, делит его на «старых» и «новых» членов, а если говорить еще точнее, то на «протрамповских» и «пронемецких». Это ослабляет Европейский Союз в экономическом и политическом отношении.

Козыри Байдена

Татьяна Становая говорит также о некоторых «преимуществах» Джо Байдена. Она напоминает, что с его приходом Россия перестанет быть объектом американской внутренней политики (речь идет о вмешательстве в выборы). Кроме того, спадет напряженность в диалоге, прежде всего с американской стороны. Кортунов тоже говорит о некоторых козырях Байдена, считая, что «приоритетом для него может стать Китай», а Россия «отойдет на второй план». Как считают некоторые другие российские аналитики, для России это было бы не так плохо, а кроме того, способствовало бы сближению России и Китая.

Получается, что в одном Россия с Трампом выигрывает, а в другом проигрывает. Что касается Байдена, то он будет против «Северного потока — 2», но нормализует отношения с ЕС, поэтому Кремль не до конца понимает, какие преимущества принесла бы его победа. Москва осознает, что в ситуации, когда она претендует на роль конкурента и альтернативы Соединенным Штатам, полной нормализации отношений с ними никогда не произойдет, поскольку «опасность, исходящая от США», всегда полезна для Кремля и его внутриполитических нужд. Политическим элитам удобна постоянная угроза от внешнего врага, и на протяжении почти ста лет Россия и США играют эту роль друг для друга, оставаясь самыми дорогими и полезными врагами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.