Семья чеченского террориста, который обезглавил на улице учителя Самюэля Пати, проживала во Франции на законных основаниях, воспользовавшись правом на убежище. Убийца был политическим беженцем и обладателем вида на жительство до 2030 года. В знак благодарности Республике за предоставление убежища, бесплатных медицинских услуг и образования, а также за помощь с жильем, Абдулах Анзоров не придумал ничего лучше, чем убить одного из представителей этой самой Республики, с энтузиазмом исполнявшего свою роль преподавателя истории и гражданского воспитания.

Право на убежище появилось во французской юридической системе в период революции. Оно не озвучивается в Декларации прав человека и гражданина 1789 года, но упоминается в конституции 1793 года: «Французский народ предоставляет убежище иностранцам, изгнанным из пределов своей родины за преданность свободе. Он отказывает в убежище тиранам». В тот момент идея заключалась в том, что революционная Франция, мать политической свободы и равноправия, должна принять писателей и свободных мыслителей, которые выступали за идеалы французского Просвещения и подвергались преследованиям в своих монархических государствах.

Та же самая идея просматривается и в преамбуле конституции 1946 года: «Всякий человек, преследуемый за свою деятельность в пользу свободы, имеет право убежища на территориях Республики». Это положение до сих пор в силе. В своей истории Французская Республика практически всегда демонстрировала открытость к жертвам угнетений, как расовых, так и политических. В ХХ веке Франция оказала теплый прием бежавшим от геноцида 1915 года армянам, не принявшим большевизм «белым» русским, уступившим Франко испанским республиканцам, немецким и польским евреям в период нацизма, «людям в лодках» из Индокитая.

Все они впоследствии посчитали делом чести отстаивать ценности принявшей их страны. Среди солдат «Свободной Франции», которые сражались при Бир-Хакейме в июне 1942 года и на две недели задержали продвижение немецкого африканского корпуса к Александрии, было немало восточных европейцев, нашедших во Франции прибежище от нацистского и сталинского тоталитаризма. Они любили Францию и служили ей доблестнее многих коренных французов. Отцом великого французского философа Янкелевича был врач из Одессы, который бежал от погромов и дискриминации, выбрав Францию новой родиной. Он принял это решение, несмотря на антисемитское дело Дрейфуса. Как он сам сказал: «Страна, где еврей может стать капитаном, а половина населения выступит в его поддержку в случае несправедливых обвинений, не может быть плохой страной!» Они с сыном страстно любили новую родину и внесли огромный вклад в ее науку и литературу.

Приехавшие во Францию с 1880 по 1950 год евреи из Центральной Европы прекрасно влились во французское общество, хотя оно в тот момент было в основном католическим. Они не создавали никаких проблем, и им даже в голову не могло прийти потребовать, чтобы в школьной столовой не подавали свинину или чтобы суббота стала выходным. Они сражались за свободу Франции и обогатили ее культуру. Они никогда не освистали бы «Марсельезу» на стадионе.

Та же самая прекрасная интеграция наблюдалась и в случае армян, русских, испанцев и индокитайцев. Все они любили французскую цивилизацию.

Тем не менее с 1980-х годов государство допустило страшную ошибку с предоставлением убежища людям, у которых нет особой любви к Франции. Более того, государство пренебрегло интеграцией их семей и привитием им ценностей республики.

Дело в том, что некоторые из них исповедуют салафитский ислам, который презирает основополагающие ценности французской цивилизации, такие как свобода совести, мысли и слова, равенство полов, разделение веры и политики.

Право на убежище становится объектом массовых злоупотреблений со стороны африканских и ближневосточных контрабандистов, которые зарабатывают на перевозке людей больше, чем наркоторговцы. Сегодня оно превратилось в тень своей прежней республиканской сущности, в распахнутую дверь для экономических мигрантов.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.