Президент Дональд Трамп, завершающий агитационную кампанию в Айове, Мичигане и Огайо и по данным опросов значительно отстающий от своего соперника (по результатам последнего опроса Фокс ньюс, он на 10 очков отстает от Джо Байдена), заявляет, что его заражение коронавирусом — «благословение от бога».

В это время вице-президент Майк Пенс мог бы попытаться в ходе дебатов в Солт-Лейк-Сити отправить в нокаут оппонента — сенатора Камалу Харрис. Но ничего подобного он не сделал. Оба уклончиво отвечали на большинство важных вопросов и избегали серьезных ошибок. И вряд ли эти дебаты окажут какое-то политическое влияние на предвыборную гонку.

Пенс долгое время был самым стойким защитником Трампа, но никаких реальных усилий, чтобы отстоять свою позицию, не приложил. Его заключительное заявление даже не касалось Трампа. Будучи грамотным политиком, он постоянно заводил спор по таким вопросам, как изменение климата. Он отыгрался, когда Харрис обвинила администрацию Трампа в попытке сфальсифицировать выборы, и нанес мощный удар, заявив, что демократы вообще отказались принять результаты последних выборов: «Когда вы говорите о принятии результатов выборов, я должен сказать вам, сенатор, что ваша партия в последние три с половиной года пытается отменить результаты последних выборов. Потрясающе».

Он также попытался перехватить у Харрис инициативу, когда та заговорила о Китае и торговле: «Проиграл торговую войну с Китаем? Джо Байден никогда с Китаем не боролся. Джо Байден в течение последних нескольких десятилетий был сторонником Китая».

О том, что в августе дефицит торгового баланса США достиг четырнадцатилетнего максимума на уровне 83 миллиардов долларов, Харрис не сказала. Возможно, самым мощным и решительным ударом Пенса стали нападки на Байдена и Харрис, когда зашла речь о налогах. Он обвинил их в намерении повысить налоги, отменив налоговые сокращения Трампа, хотя сам Байден заявляет, что не собирается повышать налоги для тех, кто зарабатывает менее 400 тысяч долларов в год.

Когда речь зашла о пандемии коронавируса, Пенс отвечал неубедительно и был явно не на высоте. Харрис методично настаивала, что администрация виновата в смерти более 210 тысяч американцев. Она назвала действия администрации в условиях пандемии «самым большим провалом президентской администрации за всю историю нашей страны». И добавила: «28 января президент и вице-президент были проинформированы о характере этой пандемии, им сообщили, что вирус смертельно опасен, что он передается воздушно-капельным путем, что он будет поражать молодых людей и что он будет заразным, потому что передается воздушно-капельным путем. И они знали, что происходит, но не сказали людям. Они знали это и скрывали. Президент сказал, что это ложная тревога. Они преуменьшили серьезность ситуации». Пенс пошел на попятную и в ответ лишь сказал, что Трамп пытался остановить распространение вируса, временно запретив в январе въезд из Китая.

Кроме того, Пенс, как показалось, побледнел, когда Харрис вспомнила об отказе Авраама Линкольна протолкнуть судью в Верховный суд за двадцать семь дней до выборов 1864 года. Однако в особо эмоциональные моменты она казалась неестественной и неискренней. Есть в ней какое-то качество, которое не соответствует ее роду занятий. Ее реплики казались натянутыми и не особо эмоциональными, а скорее отрепетированными.

Пенс пошел в наступление с такими вопросами, как дело Бреонны Тейлор. Он заявил: «И действительно показательно, что, вы как бывший прокурор считаете, что беспристрастный суд, изучив все доказательства, ошибся». И продолжил: «И должен вам сказать, что эти заявления, которые вы постоянно слышите от Джо Байдена и Камалы Харрис, будто в Америке царит системный расизм, а правоохранительные органы предвзяты против меньшинств, — это глубокое оскорбление для всех сотрудников полиции, мужчин и женщин».

В принципе у Пенса был свой расчет. Несмотря на все заверения в преданности Трампу, он был особенно сдержан и об этом не распространялся. Он даже не упомянул Трампа в своем заключительном слове. Зато он был полон решимости застолбить себе политическое будущее — что, скорее всего, и сделал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.