В американском Университете Юты в Солт-Лейк-Сити прошли дебаты между кандидатами в вице-президенты — республиканцем Майком Пенсом и демократом Камалой Харрис. Трансляцию встречи ведут несколько телеканалов.

Оппоненты, войдя в зал, приветствовали не друг друга, а только своих сторонников. После этого они заняли места за столами.

Как известно, оба участника встречи перед началом дебатов сдавали тесты на коронавирус. Без защитных масок в зале находятся только Пенс, Харрис и ведущая Сьюзен Пейдж.

Теледебаты продлились 1,5 часа и были разбиты на девять сегментов по 10 минут.

Сьюзен Пейдж: Сенатор Харрис и вице-президент Пенс, спасибо вам за то, что вы пришли. На момент нашей встречи президент Трамп и первая леди продолжают лечение в Вашингтоне, после того как у них был обнаружен коронавирус. Мы думаем о них и молимся об их скорейшем и полном выздоровлении. А также о выздоровлении всех, кто заболел коронавирусом.

Представители обоих предвыборных штабов сегодня вечером согласились с основными правилами проведения дебатов. И я нахожусь здесь, чтобы обеспечить их соблюдение от имени миллионов американцев, которые смотрят эти дебаты.

Хотела бы сделать одно примечание: никому в штабах, в комиссии или где-либо еще заранее не сообщалось, какие темы мы будем обсуждать, и какие вопросы я буду задавать.

Эта полуторачасовая дискуссия будет разделена на девять частей примерно по десять минут каждая. Я начну с того, что задам вопрос каждому из вас. В некоторых случаях вам будет задан один и тот же вопрос, а в других случаях это будут разные вопросы на одну и ту же тему. У каждого из вас на ответ будет по две минуты. Ни я, ни другой участник дебатов не станет вас прерывать. Затем у вас будет около шести минут на обсуждение вопроса. Потом мы перейдем к другим темам.

Мы хотели бы, чтобы дебаты проходили активно, и американцы заслуживают того, чтобы услышать обсуждение этих вопросов. В атмосфере взаимного уважения мы будем вести обмен мнениями о серьезных проблемах, перед лицом которых оказалась наша страна.

Давайте начнем с пандемии, которая продолжается и за которую наша страна платит такую высокую цену.

Сенатор Харрис, удержать коронавирус под контролем пока не удается. По данным Института Хопкинса, за последнюю неделю в 39 штатах было зарегистрировано больше случаев заболевания covid-19, чем на прошлой неделе. В девяти штатах установлены новые рекорды. Даже если в ближайшее время будет создана вакцина, следующая администрация столкнется с нелегким выбором.

Что сделала бы администрация Байдена в январе-феврале из того, чего не сделала администрация Трампа? Ввели бы вы новые ограничения для предприятий и учебных заведений в «горячих точках», масочный режим на федеральном уровне? У вас есть две минуты, чтобы ответить на вопрос.

Камала Харрис: Спасибо, Сьюзен. Американский народ стал свидетелем величайшего провала президентской администрации в истории нашей страны. И вот факты: всего за последние несколько месяцев в нашей стране умерли 210 тысяч человек. Закрылась каждая пятая компания. Мы видим работников на переднем крае, к которым относятся как к тем, кого надо принести в жертву. Речь идет о 30 миллионах человек, которые за последние несколько месяцев были вынуждены обратиться за пособием по безработице. И проблема в следующем. 28 января президент и вице-президент были проинформированы о характере этой пандемии, им сообщили, что вирус смертельно опасен, что он передается воздушно-капельным путем, что он будет поражать молодых людей и что он будет заразным, потому что передается воздушно-капельным путем. И они знали, что происходит, но не сказали людям. Вы можете представить, что знали бы об этом 28 января, а не 13 марта, как это знали они? Что бы вы сделали, чтобы подготовиться? Они знали это и скрывали. Президент сказал, что это ложная тревога. Они преуменьшили серьезность ситуации. Президент сказал, что маски проблему не решат, сами маски тоже вызывают проблемы. Несмотря на все это, у них сегодня по-прежнему нет плана. А Джо Байден знает, что делать. Наш план заключается в создании национальной стратегии с целью отслеживания контактов, проведения тестирования, использования вакцины и обеспечения условий для того, чтобы она была бесплатной для всех. Такой план у нас с Джо Байденом. Мы знаем, что мы должны взять в свои руки решение этой проблемы, мы должны быть открытыми перед страной, и Джо Байден — лучший лидер для выполнения этой задачи. И, честно говоря, из-за этого нынешняя администрация утратила право на переизбрание.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис. Вице-президент Пенс, в феврале от covid-19 умерли более 200 тысяч американцев. Число смертей в США в процентном соотношении с населением нашей страны больше, чем почти во всех других богатых странах мира. Например, уровень смертности от коронавируса у нас 2,5 раза выше, чем в соседней Канаде. При администрации есть специальная группа по коронавирусу. Почему уровень смертности от коронавируса в США выше, чем почти во всех других богатых странах? У вас две минуты на ответ.

Майк Пенс: Спасибо, Сьюзен. И я хочу поблагодарить комиссию и Университет Юты за организацию этого мероприятия, А также сенатора Харрис: для меня большая честь находиться на этой сцене вместе с вами. В этом году наша страна переживает очень непростое время. Но я хочу, чтобы американский народ знал, что с самого первого дня президент Дональд Трамп ставит здоровье Америки на первое место. Еще прежде чем число заболевших в США превысило пять человек — все они вернулись из Китая, — президент Трамп сделал то, чего никогда не делал ни один другой американский президент: он временно запретил въезд из Китая, второй по величине экономики в мире.

Так вот, сенатор, Джо Байден мог бы выступить против этого решения, он сказал, что это истерика. Я как руководитель целевой группы Белого дома по коронавирусу могу вам сказать, что только это решение Трампа позволило нам выиграть драгоценное время для проведения самой масштабной национальной мобилизации со времен Второй мировой войны. И я считаю, что это спасло жизни сотням тысяч американцев. Потому что за это время мы смогли возобновить практику тестирования. На сегодняшний день в мире проведено более 100 миллионов тестов. Были поставлены миллионы доз, а врачи и медсестры получили поддержку, которая была им необходима. И еще до февраля мы начали разрабатывать вакцину, а также лекарства и лечебные средства, которые спасали людям жизнь все это время. При президенте Трампе началась разработка вакцины WARP SPEED, и мы считаем, что до конца этого года у нас будут буквально десятки миллионов доз. На самом деле, если посмотреть на план Байдена, он очень похож на то, что все это время делаем мы с президентом Трампом и группа по коронавирусу. И скажу откровенно: когда я смотрю на их план, то вижу в нем расширение масштабов тестирования, производство новых средств индивидуальной защиты, разработку вакцины. Это немного похоже на плагиат, о чем Джо Байден знает. Думаю, что американский народ знает, что это президент…

Сьюзен Пейдж: Благодарю вас, господин вице-президент. Сенатор Харрис, хотите ответить?

Камала Харрис: Безусловно. Что бы они ни заявляли о том, что сделала администрация, это явно не так. Когда смотришь на 200 с лишним тысяч умерших американцев, на семьи, которые оплакивают потери, знаешь, что вице-президент возглавляет эту целевую группу по коронавирусу. 28 января мы узнали, насколько это серьезно. А затем благодаря Бобу Вудворду стало известно, что они об этом знали. А потом, когда все выяснилось, вице-президент, отвечая на вопрос, почему они никому не сказали, ответил, что президент не хотел беспокоить людей. Это очень важно, господин вице-президент.

Хочу спросить американцев, насколько вы были спокойны, когда в панике шли за следующим рулоном туалетной бумаги? Насколько вы были спокойны, когда ваших детей отправляли из школы домой, и знали ли вы, когда они вернутся? Насколько вы были спокойны, когда ваши дети не могли видеться с бабушками и дедушками, потому что боялись, что из-за этого они могут умереть?

Сьюзен Пейдж: Давайте дадим вице-президенту Пенсу возможность ответить. Господин вице-президент, у вас одна минута.

Майк Пенс: Не проходит и дня, чтобы я не думал об американских семьях, потерявших близких. Я хочу, чтобы все вы знали: вы всегда будете в наших сердцах и в наших молитвах. Но когда вы говорите, что все, что американский народ сделал за эти восемь месяцев, не помогло, это неуважение к жертвам, которые принес американский народ.

В действительности все, что доктор Фаучи сказал президенту в Овальном кабинете, президент передал американскому народу. Президент Трамп бесконечно доверяет американцам, он всегда говорит, что через все это мы пройдем вместе. Но когда вы говорите, что это не помогло, когда наши медицинские эксперты доктор Фаучи и доктор Биркс пришли к нам на второй неделе марта, президент предпринял беспрецедентный шаг, закрыв примерно половину американской экономики. Если бы он этого не сделал, мы могли бы потерять 2,2 миллиона американцев. Это реальность.

Все говорят, что мы все сделали правильно, мы и сейчас еще можем потерять более 200 тысяч американцев. Я считаю, что американскому народу надо отдать должное за те жертвы, на которые он пошел ради здоровья своих семей, наших врачей, медсестер, работников скорой помощи. Я буду говорить ради того, что сделал американский народ.

Сьюзен Пейдж: Господин вице-президент, одиннадцать дней назад вы сидели в первом ряду в Розовом саду на мероприятии для высокопоставленных чиновников администрации и конгрессменов, на котором вирус запросто распространяется. Никакого социального дистанцирования, очень мало масок. А теперь среди тех, кто там присутствовал, у многих коронавирус. Как можно рассчитывать, что американцы будут следовать рекомендациям администрации по мерам безопасности, чтобы защититься от коронавируса, если вы в Белом доме сами этого не делаете?

Майк Пенс: За последние восемь месяцев американцы показали, что, когда им сообщают факты, они готовы поставить на первое место здоровье своей семьи, соседей и даже незнакомых людей. Мы с президентом Трампом очень доверяем американскому народу и верим в его способность принимать к сведению эту информацию и применять ее на практике. В разгар эпидемии, когда мы ежедневно теряли огромное количество людей, так что сердце разрывалось от боли, мы перебрасывали ресурсы в Нью-Джерси, Нью-Йорк, Новый Орлеан и Детройт. Мы сказали американцам, что необходимо делать, и народ пошел на жертвы. Когда этим летом произошла вспышка в Солнечном поясе, Америка снова сделала шаг вперед. Но реальность такова, что работа президента продолжается. В Верховном суде открылась вакансия, и президент предложил кандидатуру судьи Эми Кони Баррет.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, господин вице-президент.

Майк Пенс: Можно я скажу. По поводу того мероприятия в Розовом саду было много разговоров, мы с женой Карен имели честь там присутствовать. Многие из тех, кто там был, сдали тесты, и это было мероприятие на открытом воздухе. Что касается проведения таких мероприятий, все наши ученые регулярно нас консультируют. Здесь разница в том, что мы с президентом Трампом доверяем американскому народу и предоставляем ему возможность самому делать выбор в интересах своего здоровья. А Джо Байден и Камала Харрис постоянно говорят о требованиях и введении режима, причем, не только в связи с коронавирусом, а также о передаче здравоохранения в руки государства, о Новом зеленом курсе, полностью контролируемом правительством. А мы говорим о свободе и об уважении свободы американского народа…

Камала Харрис: Давайте поговорим об уважении американского народа. Уважение к американскому народу — это когда ему говорят правду. Уважение к американскому народу — это когда у вас есть смелость быль лидером.

Майк Пенс: Что мы всегда и делаем.

Камала Харрис: Говоря о том, что, возможно, вам не хотелось бы, чтобы люди слышали. Но они должны услышать, чтобы иметь возможность защититься. Но эта администрация опиралась на информацию, которую надо было бы донести и вам, если бы вы были родителем или рабочим и если бы вы знали, что у вас недостаточно накоплений, и теперь вы стоите в очереди за продуктами из-за некомпетентности администрации, которая не хотела говорить правду американскому народу. Так что давайте поговорим о заботе об американском народе. Американскому народу пришлось пожертвовать слишком многим из-за некомпетентности администрации. Это требует слишком многого от людей…

Майк Пенс: Сьюзен, мы об этом говорили.

Камала Харрис: Это значит требовать от людей слишком многого. То есть не давать им информации, необходимой, чтобы защитить родителей и детей.

Сьюзен Пейдж: Извините. Камала Харрис. Сенатор Харрис. Пожалуйста, извините.

Камала Харрис: Да, я Камала.

Сьюзен Пейдж: Нет-нет, для меня вы — сенатор Харрис. Чтобы жизнь вернулась в нормальное русло, доктор Энтони Фаучи и другие эксперты предлагают вакцинировать большинство людей, которым можно делать прививку. Но половина американцев сейчас говорят, что не стали бы делать прививку, если бы вакцину и выпустили. Если администрация Трампа одобрит вакцину до или после выборов, следует ли американцам принять ее? И будете ли вы делать прививку?

Камала Харрис: Если специалисты в области здравоохранения, доктор Фаучи и врачи, скажут нам, что надо сделать такую прививку, я, безусловно, первая это сделаю. Но если Дональд Трамп нам скажет, что мы должны ее сделать, я этого делать не буду.

Сьюзен Пейдж: Вице-президент Пенс, у этой пандемии было много последствий. Недавнее выявление covid-19 у президента подчеркивает, насколько важна должность, которую вы занимаете и на которую претендуете. Вот наша вторая тема сегодня. Роль вице-президента. 

20 января один из вас войдет в историю. Вы станете вице-президентом самого старого президента за всю историю США. Дональду Трампу в день инаугурации исполнится 74 года. Джо Байдену будет 78 лет. Это уже беспокоит некоторых избирателей, и их озабоченность только усилилась после госпитализации президента Трампа.

Вице-президент Пенс, был ли у вас разговор и договорились ли вы с президентом Трампом о гарантиях или процедурах, если речь зайдет о неспособности президента исполнять свои обязанности? А если нет, то стоит ли это сделать, как вы думаете? У вас две минуты.

Майк Пенс: Спасибо, Сьюзен. Но я хотел бы вернуться назад.

Сьюзен Пейдж: Думаю, нам следует продолжить и перейти к вопросу о должности вице-президента.

Майк Пенс: Да, спасибо, но я хотел бы вернуться, потому что реальность такова, что вакцина у нас будет, сенатор, в рекордно короткие сроки. Ее создали за неслыханное время, меньше чем за год. Пять наших компаний проводят третью фазу клинических испытаний. И мы уже сейчас производим десятки миллионов доз. Поэтому я считаю нечестным, что вы продолжаете подрывать общественное доверие к вакцине на случай, если она появится при президенте Трампе.

И, сенатор, я просто прошу вас, прекратите играть в политику с жизнями людей. Дело в том, что вакцина, как мы считаем, будет у нас до конца этого года. И она сможет спасти жизни огромного числа американцев. А ваше постоянное стремление посеять недоверие к вакцине просто неприемлемо.

И позвольте мне также сказать: вы говорите о провале этой администрации, но мы действительно знаем, что такое провал во время пандемии.

Майк Пенс: Это было в 2009 году. В США начался свиной грипп. К счастью, он оказался не таким смертельным, как коронавирус. Но к концу года, когда вице-президентом США был Джо Байден, свиным гриппом заразились не 7,5 миллионов, а 60 миллионов американцев. Если бы свиной грипп в 2009 году, когда Джо Байден был вице-президентом, был таким же смертельным, как коронавирус, мы бы потеряли два миллиона граждан.

Глава администрации Рон Клейн в прошлом году сказал, что им просто повезло, но они «все, что было можно, сделали неправильно». И мы извлекли из этого урок. Они опустошили стратегические национальные запасы. Они не оставили плана, но мы продолжаем учиться и делать выводы, и я думаю, что американский народ — я хочу повторить это еще раз — может гордиться тем, что мы сделали. И, сенатор, пожалуйста, прекратите подрывать доверие к вакцине.

Сьюзен Пейдж: Сенатор Харрис, позвольте мне задать вам тот же вопрос, какой я задала вице-президенту Пенсу, а именно: был ли у вас разговор, и договорились ли вы с президентом Трампом о гарантиях или процедурах, если речь зайдет о неспособности президента исполнять свои обязанности? А если нет, как вы думаете, стоит ли это сделать? У вас две минуты.

Камала Харрис: Позвольте мне прежде всего сказать, что тот день, когда позвонил Джо Байден и попросил меня баллотироваться вместе с ним — на самом деле это был зум-звонок — был, вероятно, одним из самых запоминающихся дней в моей жизни. Я вспомнила маму, которая приехала в США в 19 лет, а в 25 родила меня в больнице Кайзера в Окленде, штат Калифорния. И она бы гордилась, что я сейчас сижу здесь. И она, должно быть, смотрит на все это сверху.

Мы с Джо воспитаны одинаково. Нас воспитывали на таких ценностях, как упорный труд, благородство служения людям, борьба за достоинство всех людей. И я думаю, что Джо попросил меня быть вице-президентом, потому что за годы работы я побывала первой женщиной — окружным прокурором Сан-Франциско, где я разработала инновационные модели для правоохранительных органов в рамках реформы системы уголовного правосудия.

Сьюзен Пейдж: Ни президент Трамп, ни вице-президент Байден не предоставляли подробную информацию, что было нормой до выборов 2016 года. В последние дни лечащие врачи президента Трампа дают путаные ответы или отказываются отвечать на самые простые вопросы о его здоровье. И я хочу спросить каждого из вас: имеют ли избиратели право знать эту информацию? Вице-президент Пенс, не хотите ответить первым?

Майк Пенс: Спасибо, Сьюзен. Позвольте мне сказать от имени президента и первой леди, как мы все тронуты молитвами людей и заботой о президенте. Я думаю, эти молитвы и эта забота обращены ко всем американцам, пострадавшим от коронавируса. Но такая забота о президенте, которого лечили и в госпитале Уолтера Рида, и врачи Белого дома, исключительна. Они все это время действовали открыто, и такая практика продолжится. Американский народ имеет право знать о состоянии здоровья своего президента, и мы продолжим о нем сообщать. Я очень благодарен и чрезвычайно тронут широкой и всеохватывающей поддержкой.

Сенатор, я хочу поблагодарить вас и Джо Байдена за выражения искренней обеспокоенности. Я также хочу поздравить вас, как я уже сделал в телефонном разговоре, с историческим характером вашего выдвижения. Четыре года назад я не ожидал, что окажусь на этой сцене, и мне знакомы эти чувства. Но реальность такова, что американскому народу в этот непростой год предстоят выборы, а ставки на них как никогда высоки.

Сьюзен Пейдж: Хочу дать возможность сенатору Харрис ответить на тот же самый вопрос: имеют ли избиратели право знать и получать подробную информацию о состоянии здоровья кандидатов в президенты, особенно когда возникают такие вызовы?

Камала Харрис: Без сомнения, и именно поэтому Джо Байден совершенно открыт, в отличие от президента. Это относится не только к состоянию здоровья, но и к налогам. Благодаря великолепным журналистским расследованиям мы теперь знаем, что сумма выплаченных Трампом налогов составляет 750 долларов. Когда я в первый раз это услышала, я сказала: наверное, они имели в виду 750 тысяч долларов? Но нет, все верно. 750 долларов.

Мы теперь знаем о долгах Трампа на 400 миллионов долларов. Всем понятно, что когда мы говорим о долгах, это значит, что кто-то кому-то задолжал деньги. Хорошо бы узнать, кому задолжал президент и главнокомандующий Соединенных Штатов. Американский народ имеет право знать, что влияет на президентские решения. Принимает ли он эти решения в интересах американского народа или в своих интересах? Прозрачность должна быть во всем.

Джо Байден невероятно открыт уже много, много лет. Нам известно, что Джо ничего не скрывает, он честен, он откровенен. А вот Дональд Трамп скрывает все.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис. Хочу дать возможность ответить вице-президенту Пенсу.

Майк Пенс: Я с уважением отношусь к тому, что Джо Байден 40 лет служит народу и делает это публично. Президент — бизнесмен, он создает рабочие места, он заплатил десятки миллионов долларов налогов, налоги на зарплату, налоги на имущество. Он создал десятки тысяч рабочих мест в Америке.

Президент говорит, что эта публичная отчетность неверна, и президент обнародовал массу документов о своем финансовом состоянии, и американский народ может с ними ознакомиться, насколько это позволяет закон. Разница в том, что Джо Байден 47 лет работал на госслужбе, в отличие от президента Трампа, который четыре года назад принес нам весь свой опыт, развернул экономику в противоположную сторону, сократил налоги, отменил регулирующие нормы и правила и начал борьбу за свободную и справедливую торговлю.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент Пенс. Хороший переход к третьей теме — к экономике. Это еще один аспект жизни американцев, страдающих от коронавируса.

У нас назревает кризис занятости. В пятницу мы узнали, что в сентябре уровень занятости снизился до 7,9%. Из-за увольнений и неоплачиваемых отпусков в гражданской авиации и прочих отраслях сотни тысяч разочаровавшихся рабочих прекратили поиски работы. Почти 11 миллионов рабочих мест, существовавших в начале года, исчезли. Больше всех пострадали латиноамериканцы, чернокожие и женщины. Штаб Байдена предлагает программы по подъему экономики, а платить за это будете вы, потому что будет четыре триллиона долларов дополнительных налогов на состоятельных людей и корпорации. Некоторые экономисты предупреждают, что это затормозит предпринимательскую деятельность, которая способствовала росту и занятости. Опасно ли увеличение налогов для экономического восстановления? У вас две минуты на ответ.

Камала Харрис: Я считаю, что в вопросах экономики между Дональдом Трампом и Джо Байденом существуют фундаментальные различия. Байден считает, что благополучие и силу американской экономики надо мерить благополучием и силой американских рабочих и американских семей. С другой стороны у нас Дональд Трамп, который оценивает силу экономики состоянием и успехами богатых людей. Поэтому он принял налоговый закон, выгодный 1% самых состоятельных американцев и крупнейшим американским корпорациям. Это создало дефицит в два триллиона долларов, который приходится восполнять американскому народу.

Джо Байден с первого дня отзовет этот налоговый закон, избавится от него. А деньги он будет инвестировать в американский народ в рамках плана, предусматривающего капиталовложения в инфраструктуру. Дональд Трамп тоже обещал это сделать. Я слышала его заявления об инфраструктуре, но не думаю, что это произойдет. А Джо Байден сделает это. Он будет вкладывать средства в инфраструктуру. Будут ремонтироваться дороги и мосты, будут инвестиции в чистую энергетику и в энергию из возобновляемых источников. Джо намерен вкладывать деньги в то, что нам нужно, — в инновации.

Были времена, когда наша страна верила в науку, вкладывала средства в исследования и разработки, и тогда мы были мировыми лидерами в сфере инноваций. Джо Байден будет инвестировать в образование. Например, если человек захочет пройти двухгодичное обучение в муниципальном колледже, он сможет это сделать бесплатно. Если доход вашей семьи меньше 125 000 долларов, вы сможете бесплатно учиться в государственном вузе. А еще мы сделаем так, что если у вас есть задолженность по кредиту на обучение, она будет сокращена на 10 000 долларов.

Таковы планы Джо Байдена в экономической сфере. В центре этих планов — инвестиции в народ нашей страны. В этом главное отличие от налоговых законов, которые привели к тому, что американские корпорации перевели свой бизнес в офшоры.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис. Вице-президент Пенс, ваша администрация прогнозировала быстрое и активное восстановление экономики. Но последние экономические доклады указывают на то, что этого не происходит. Надо ли американцам готовиться к экономическим трудностям, на преодоление которых уйдут не месяцы, а год и более? У вас две минуты.

Майк Пенс: Когда мы с президентом Трампом вступили в должности, в Америке был самый медленный темп экономического роста со времен Великой депрессии. Когда Джо Байден был вице-президентом, они пытались вводить налоги, тратить и регулировать, а также вернуть рост экономики мерами экстренной помощи. Президент Трамп сократил налоги по всем позициям. Вопреки тому, что говорит сенатор Харрис, у среднестатистической американской семьи из четырех человек была экономия на налогах до 2 000 долларов. А когда увеличились зарплаты, преимущественно у рабочих, у упорно работающих американцев, доход среднестатистической семьи из четырех человек вырос на 4 000 долларов, и случилось это после сокращения налогов Трампом.

Но, Америка, ты только что услышала слова сенатора Харрис о том, что Джо Байден с первого дня поднимет тебе налоги. Как это удивительно…

Камала Харрис: Я не об этом говорила.

Майк Пенс: Я имею в виду, что в условиях пандемии, когда на ее пике мы потеряли 22 миллиона рабочих мест, мы уже вернули 11,6 миллиона вакансий, потому что наш президент сокращает налоги, отменяет меры регулирования, высвобождает энергию американцев, борется за свободную и справедливую торговлю. Он получил от американского Конгресса четыре триллиона долларов на прямые выплаты семьям, а также на сохранение 50 миллионов рабочих мест посредством программы по защите зарплат. Мы не жалеем средств на то, чтобы помочь американскому народу и американским рабочим пройти через эти трудные времена. Джо Байден и Камала Харрис хотят увеличить налоги. Они хотят похоронить нашу экономику под Новым зеленым курсом стоимостью два триллиона долларов, инициатором и спонсором которого вы были в Сенате….

Сьюзен Пейдж: Спасибо.

Майк Пенс: Еще четыре года Дональда Трампа на посту президента…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент…

Майк Пенс: 2021 год станет величайшим годом для экономики нашей страны.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент Пенс. Сенатор Харрис.

Камала Харрис: Мы достаточно услышали на дебатах, состоявшихся на прошлой неделе, но мне кажется, что дебаты должны строиться на фактах и правде. А факты и правда таковы: Джо Байден предельно ясно сказал, что не будет повышать налоги тем, чей доход меньше 400 000 долларов в год.

Майк Пенс: Он сказал, что отменит налоговые сокращения Трампа.

Камала Харрис: Вице-президент, мне дали слово, я говорю.

Майк Пенс: [неразборчиво]…что вы говорите правду. Джо Байден дважды сказал об этом во время дебатов на прошлой неделе: он отменит налоговые сокращения Трампа. А ведь это уменьшение налогов каждый год давала среднестатистической рабочей семье экономию в 2 000 долларов…

Камала Харрис: Но…

Майк Пенс: Сенатор, это простая математика.

Камала Харрис: Это абсолютная неправда.

[препираются]

Майк Пенс: Он что, отменит только часть налоговых сокращений Трампа?

Камала Харрис: Если не возражаете, позвольте мне закончить, и тогда мы сможем начать беседу, хорошо?

Майк Пенс: Пожалуйста.

Камала Харрис: Хорошо. Джо Байден не станет поднимать налоги тем, кто зарабатывает меньше 400 000 в год. Он четко сказал об этом. Джо Байден не остановит добычу методом гидроразрыва пласта, об этом он тоже предельно ясно заявил. Джо Байден во время Большой рецессии подготовил план восстановления, который обеспечил Америке подъем. А сейчас администрация Трампа — Пенса хочет поставить это в заслугу себе, хотя они просто пожинали чужие лавры, воспользовавшись в начале своего срока экономическими успехами Джо Байдена.

Конечно, экономика сегодня в катастрофическом состоянии, но не вина Джо Байдена. С другой стороны, у нас есть Дональд Трамп, руководящий страной в период рецессии, которую сравнивают с Великой депрессией.

С одной стороны, Джо Байден вместе с президентом Бараком Обамой подготовил Закон о доступном медицинском обслуживании, который дал доступ к услугам здравоохранения 20 миллионам американцев и защитил людей с хроническими заболеваниями. А еще он спас семьи, которые могли обанкротиться из-за непомерных расходов на лечение. С другой стороны, у нас есть Дональд Трамп, который прямо сейчас пытается избавиться…

Майк Пенс: Сьюзен, пожалуйста…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис.

Камала Харрис: …пытается избавиться от Закона о доступном медицинском обслуживании. Это значит, что вы лишитесь защиты, если у вас есть хронические заболевания. И еще — это очень важно, Сьюзен…

Сьюзен Пейдж: Да, но мы должны дать возможность высказаться вице-президенту Пенсу.

Камала Харрис: Он меня перебивал, и я просто хочу закончить. Если у вас есть хронические заболевания типа сердечно-сосудистых, диабета, рака груди, вам не поздоровится. Если вы любите человека, у которого хроническая болезнь, вам не поздоровится. Если вам нет 26 лет, и вас страхуют родители, вам не поздоровится.

Сьюзен Пейдж: Сенатор Харрис, спасибо. Вице-президент Пенс, дадим вам возможность ответить.

Майк Пенс: Надеюсь, у нас будет шанс поговорить о здравоохранении, потому что закон Обамы стал катастрофой, и американский народ хорошо это запомнит. А у нас с президентом Трампом есть план по совершенствованию здравоохранения и защите всех американцев с хроническими болезнями. Сенатор Харрис, у вас есть право на собственное мнение, но нет права на собственные факты. Вы сами неоднократно говорили, что запретите добычу методом гидроразрыва пласта. Джо Байден смотрел в глаза своим сторонникам, показывал пальцем и заявлял: «Я гарантирую, гарантирую, что мы запретим органическое топливо».

У них есть своя версия Нового зеленого курса на два триллиона долларов, о котором ваше, Сьюзен, издание USA Today писало, что он мало чем отличается от оригинального Нового зеленого курса. Больше налогов, больше регулирования, запрет на добычу методом гидроразрыва, запрет органического топлива, разрушение американской энергодобывающей отрасли и экономическая капитуляция перед Китаем — вот готовый рецепт упадка экономики. А мы с президентом Трампом обеспечим Америке рост, резкое восстановление, которое уже началось и будет продолжаться все четыре года президентства Дональда Трампа.

Сьюзен Пейдж: Большое спасибо, вице-президент Пенс. Опять же, вы помогли мне перейти к новой теме — к климатическим изменениям. Вице-президент Пенс, первый вопрос я хотела бы задать вам. В этом году у нас на юге было рекордное количество ураганов. Ураган «Дельта» сегодня угрожает Мексиканскому заливу, а на западе —  рекордное число лесных пожаров. Согласны ли вы с заключением научного сообщества, что антропогенные изменения климата делают пожары крупнее, мощнее и смертоноснее, а ураганы — продолжительнее и разрушительнее? У вас две минуты.

Майк Пенс: Спасибо, Сьюзен. Во-первых, я очень горжусь нашими успехами в деле защиты окружающей среды, в деле охраны природы. Согласно всем объективным оценкам, наш воздух и наша земля сегодня чище, чем когда бы то ни было. Наша вода на одном из первых мест в мире по чистоте. Совсем недавно президент подписал закон «О природе». Он обеспечит крупнейшие за сто лет инвестиции в общественные земли и парки. Так президент Трамп продемонстрировал свою приверженность делу защиты окружающей среды и охраны природы.

Теперь об изменениях климата. Климат меняется, но вопрос в том, какова причина и что мы можем сделать. Президент Трамп четко заявил, что мы будем и дальше прислушиваться к науке. Джо Байден и Камала Харрис включат нас в Парижское соглашение по климату. Они навяжут нам Новый зеленый курс, который нанесет удар по американской энергетике, повысит стоимость энергии для американских семей и лишит работы очень многих американцев.

Мы с президентом Трампом считаем, что состояние окружающей среды улучшилось как раз благодаря тому, что у нас есть сильная рыночная экономика. Примечательно, что США снизили выбросы СО2 больше, чем страны, которые участвуют в Парижском соглашении по климату. Но мы добились этого за счет инноваций. Мы добились этого за счет использования природного газа, за счет добычи методом гидроразрыва. Сенатор, американский народ сам может в этом убедиться. Я знаю, Джо Байден сейчас говорит другое, как и вы, однако вы оба неоднократно обещали запретить органическое топливо и добычу методом гидроразрыва пласта.

Создавая такие американские инновации, мы добиваемся улучшений в состоянии окружающей среды. Что касается пожаров, то мы с президентом Трампом считаем, что во главу угла надо поставить лесопользование. С этим согласен даже губернатор вашего штата Гэвин Ньюсом. Нам надо совершенствовать систему лесопользования. Что касается ураганов, Национальное управление океанических и атмосферных исследований сообщает, что сегодня ураганов у нас не больше, чем сто лет назад…

Сьюзен Пейдж: Спасибо.

Майк Пенс: Но многие экопаникеры…

Сьюзен Пейдж: Вице-президент Пенс, простите, ваше время вышло.

Майк Пенс: …ссылаясь на пожары и ураганы, пытаются протолкнуть Новый зеленый курс. А мы с президентом Трампом…

Сьюзен Пейдж: Вице-президент Пенс, спасибо.

Майк Пенс: …на первое место ставим рабочие места и американских рабочих.

Сьюзен Пейдж: Сенатор Харрис, как упомянул вице-президент, вы были инициатором Нового зеленого курса в Конгрессе, однако вице-президент Байден во время дебатов на прошлой неделе сказал, что он против Нового зеленого курса. Если посмотреть вебсайт штаба Байдена  Харрис, мы увидим, что там Новый зеленый курс назван очень важной концепцией. Каким же на самом деле будет отношение администрации Байдена — Харрис к Новому зеленому курсу? У вас две минуты.

Камала Харрис: Во-первых, я повторю, хотя американский народ знает об этом, что Джо Байден не станет запрещать добычу методом гидроразрыва пласта. Это факт. Я повторю, что Джо Байден предельно ясно изложил свою точку зрения на рост занятости, и именно поэтому он не станет повышать налоги тем, у кого доход составляет менее 400 000 долларов в год. Экономический план Джо Байдена… Авторитетная компания с Уолл-Стрит Moody's заявила, что этот план позволит создать на 7 миллионов рабочих мест больше, чем инициативы Дональда Трампа.

И часть этих рабочих мест, которые появятся по плану Байдена, будут связаны с чистой энергетикой и с возобновляемыми источниками. Видите ли, Джо понимает, что Западное побережье нашей страны горит, в том числе мой родной штат Калифорния. Джо видит, что происходит в южных штатах, которые переживают удары стихии. Джо встречался и разговаривал с фермерами Айовы, из-за наводнений они полностью лишились урожая.

А еще Джо верит в науку. Я вот что вам скажу, Сьюзен. Попав в Сенат, я работала в комитете, отвечающем за окружающую среду. Знаете, нынешняя администрация убрала слово «наука» со своего сайта, а затем убрала оттуда словосочетание «климатические изменения». Мы наблюдаем странную закономерность у этой администрации: она не верит в науку. А план Джо предусматривает преодоление трудностей, и он также поможет в создании рабочих мест. Слышали, что сказал Дональд Трамп? Наука не знает.

Так давайте же говорить о том, кто готов возглавить нашу страну на предстоящие четыре года и бороться с угрозой существованию человечества. Джо говорит, что мы будем вкладывать средства в возобновляемые источники, а это обеспечит создание миллионов рабочих мест. К 2050 году мы добьемся нулевого чистого уровня выбросов, а к 2035 году станем углеродно-нейтральными. У Джо есть план. Администрация Трампа много говорит, но на самом деле она ведет нас назад, а не вперед. Да, мы с гордостью снова вступим в соглашение по климату.

Сьюзен Пейдж: Сенатор Харрис только что назвала климатические изменения угрозой существованию человечества. Вице-президент Пенс, согласны ли вы с такой точкой зрения?

Майк Пенс: Как я уже говорил, климат меняется. Мы будем следовать рекомендациям науки. Но, опять же, сенатор Харрис отрицает, что они увеличат налоги всем американцам. Джо Байден дважды сказал об этом во время дебатов на прошлой неделе. Он с самого первого дня собирается отменить налоговые сокращения Трампа. Эти налоговые сокращения дали каждой американской семье 2 000 долларов экономии. А что касается запрета на добычу методом гидроразрыва пласта, то я всем рекомендую посмотреть на факты. Вы сами неоднократно заявляли, что запретите добычу методом гидроразрыва. Вы стали первым в сенате соавтором Нового зеленого курса. И хотя Джо Байден отрекся от этого курса — спасибо, Сьюзен, что отметили это, — на сайте их предвыборного штаба Новый зеленый курс присутствует в программе.

Вы только что услышали слова сенатора о том, что она снова сделает Америку участницей Парижского соглашения по климату. Американский народ всегда заботился об окружающей среде, и так будет и впредь. Мы добились больших успехов в сокращении выбросов СО2 благодаря американским инновациям и добыче газа методом гидроразрыва пласта. Нам не нужен масштабный Новый зеленый курс стоимостью два триллиона долларов, потому что он станет новым бременем для американских компаний и американских семей.

Сьюзен Пейдж: Спасибо.

Майк Пенс: Джо Байден хочет…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент.

Майк Пенс:…хочет, чтобы мы модернизировали 4 миллиона коммерческих…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент Пенс.

Майк Пенс: …зданий. Но это бессмысленно. Это отразится на занятости. Президент Трамп…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент Пенс.

Камала Харрис: Вице-президент [Байден] сослался на то, что он считает достижением, а именно торговую войну нашего президента с Китаем. Вы проиграли эту торговую войну. Вы ее просто проиграли. Вот что мы получили в качестве конечного результата: из-за этой так называемой торговой войны с Китаем Америка потеряла 300 тысяч рабочих мест в производственном секторе экономики. Фермеры из-за этой войны вынуждены были смириться с множеством банкротств. У нас рецессия в производительном секторе от этого.

Если мы посмотрим, с какого старта эта администрация начинала, — а потом возьмем подсчеты, с какими результатами она свой срок заканчивает, мы увидим следующее. К концу своего срока эта администрация потеряет больше рабочих мест, чем любая другая президентская администрация в истории.

Американский народ знает, о чем я говорю. Я думаю о двадцатилетних. У нас сейчас ребята в возрасте чуть за двадцать заканчивают школу, заканчивают вуз, и у них одна мысль: есть ли для меня какое-нибудь рабочее место? Мы видим, как люди ломают голову, как им заплатить за жилье до конца месяца. Почти половина американских квартиросъемщиков волнуются, смогут ли заплатить квартплату до конца месяца. Вот в каком состоянии экономика США. И она в таком состоянии из-за той катастрофы [коронавируса] и из-за провала нынешней администрации.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, госпожа сенатор Харрис. Разрешите мне дать 15 секунд вице-президенту, — и тогда мы двинемся дальше.

Майк Пенс: Я бы очень хотел ответить. Мы проиграли торговую войну с Китаем? Так Джо Байден, в отличие от нас, никогда и не пытался эту войну вести. Джо Байден несколько последних десятилетий был клакером, аплодирующим коммунистическому Китаю. Сенатор Харрис, вы имеете право на свое мнение, но у вас нет права искажать факты. Когда Джо Байден был вице-президентом, мы потеряли 200 тысяч рабочих мест в производственном секторе. И тогда президент Обама сказал, что эти рабочие места к нам не вернутся — никогда. Он сказал, что для возвращения этих рабочих мест нужна волшебная палочка.

А мы, наша администрация, как только пришли к власти, убрали ненужные регуляции, мы выпустили творческую энергию американского народа. И вот за три года правления этой администрации экономика США добавила 500 тысяч новых рабочих мест. Это тот самый рост, который мы и дальше будем наблюдать, по мере того как под нашим лидерством нация будет преодолевать пандемию.

Что же касается вашего Нового зеленого курса и вашего Парижского соглашения по климату, эти ваши новые обязательства просто убивают рабочие места. Эти соглашения уничтожат рабочие места в случае вашей победы так же, как они уничтожали их раньше.

Камала Харрис: Мне нужно ответить очень быстро, а потом мы перейдем к следующей теме.

Майк Пенс: Уложитесь в 15 секунд тогда.

Камала Харрис: Спасибо. Так вот, Джо Байден спас американскую автомобильную промышленность, а вы голосовали против мер по ее спасению. Так что давайте не будем ходить вокруг да около — скажем о том, как было.

Сьюзен Пейдж: Я бы хотела поговорить о Китае. Это наша следующая тема. Ни с одной страной у нас нет таких сложных и важных для нас отношений, как с Китаем. Китай — наш потенциальный партнер в борьбе с изменениями климата, а также в решении проблем с Северной Кореей. И вот президент Трамп в своем видеообращении сегодня опять обвинил в пандемии коронавируса Китай, сказав, что Китай за все заплатит. Вице-президент Пенс, как бы вы описали основы наших связей с Китаем? Соперники? Противники? Враги? У вас две минуты.

Майк Пенс: Спасибо, Сьюзен. И все же, перед тем как уйти от предыдущей темы, позвольте сказать о статистике. Все знают, что соглашение NAFTA (Североамериканское соглашение о свободной торговле, заключенное в 1990-е годы и устранившее барьеры между рынками США, Канады и Мексики, — прим. ред.) заставило тысячи американских заводов и фабрик закрыть свой бизнес. Мы увидели, как связанные с автомобильной промышленностью рабочие места утекают за нашу южную границу. Президент Трамп боролся за то, чтобы заключить новую договоренность по НАФТА. И вот это новое соглашение USMCA (Соглашение между Соединенными Штатами, Мексикой и Канадой, — прим. ред.) — стало частью законодательства во всех трех наших странах — Америке, Канаде, Мексике.

Так вот, американский народ заслуживает знать, что Камала Харрис была одним из всего лишь десяти сенаторов, которые голосовали против USMCA. А ведь это соглашение — огромный выигрыш для американских автомобилестроителей. И великое приобретение для фермеров США, особенно на молочных фермах Среднего Запада. Так почему же вы, сенатор, были против? Потому, вы сказали, что это соглашение недостаточно принимало во внимание изменения климата. То есть вы поставили свою радикальную экологическую повестку дня выше американских автомобилестроителей и выше задачи сохранения рабочих мест в США.

Пусть американский народ знает, что такова может быть главная причина, почему журнал «Ньюсуик» назвал Камалу Харрис самым либеральным членом Сената США в 2019 год. Еще более леволиберальным, чем Берни Сандерс или любые другие члены Сената США.

А теперь по вашей просьбе, Сьюзен, — о Китае. Китай виноват в коронавирусе, и президент Трамп не намерен забывать об этом. Он это прямо сказал, очень прямо: Китай и ВТО вели с американским народом нечестную игру. Они не дали нашим следователям приехать в Китай, чтобы получить информацию о коронавирусе еще в феврале. К счастью, президент Трамп занял твердую позицию в отношении Китая с самого начала своего президентства.

А ведь Китай десятилетиями просто использовал Америку, потому что продолжалась политика в стиле Джо Байдена, который встречал все китайские шаги аплодисментами. А вот президент Трамп еще в конце января принял решение: прекратить все поездки в Китай. И опять-таки: американский народ имеет право знать правду, а правда в том, что Джо Байден оппонировал решению Трампа запретить поездки между США и Китаем. Байден говорил, что это было истерическое решение… А на самом деле президент Трамп просто встал против Китая за наш народ — и так и будет стоять!

Мы хотим улучшить отношения с Китаем, но сначала мы добьемся равных условий игры, а потом просто заставим Китай ответить за то, что он сделал с Америкой посредством коронавируса.

Сьюзен Пейдж: Спасибо! Сенатор Харрис, разрешите тот же вопрос задать вам. Как бы вы описали основы наших отношений с Китаем? Мы — соперники, противники или враги? У вас две минуты.

Камала Харрис: Взгляды администрации Трампа на КНР и ее подход к Китаю привели к гибели граждан США. Пострадали также американские рабочие места и престиж США. У президента Трампа просто одержимость какая-то: он избавляется от всех достижений президента Обамы и вице-президента Байдена. Обама и Байден создали при Белом Доме специальный офис для слежения за эпидемиями. И Трамп с его администрацией от этого офиса избавились.

Майк Пенс: Это просто неправда.

Камала Харрис: Президент Обама и вице-президент Байден послали специальную команду экспертов по массовым заболеваниям в Китай — чтобы посмотреть, что можно предсказать и что могло случиться. А они (Трамп и Пенс) вернули эту команду домой. А мы теперь видим, что 210 тысяч американцев умерли от коронавируса. Взгляните на ситуацию с занятостью и безработицей.

Я уже говорила: они [администрация Трампа] хотели этой торговой войны с Китаем. Результат: потеря 300 производительных рабочих мест (так в записи голоса Харрис — прим. ред.), а также рецессия в производстве. Все это обходится американскому потребителю в тысячи долларов. Ведь ему приходится больше платить за китайские товары — а все из-за этой вашей неудавшейся торговой войны.

А теперь насчет престижа. Pew Research, уважаемая исследовательская фирма, провела анализ, который показывает: лидеры наших бывших стран-союзников все согласны, что Си Цзиньпина, лидера китайской компартии, они уважают больше, чем Дональда Трампа, президента США и главнокомандующего нашими вооруженными силами. Вот до чего мы дожили. И докатились мы до такого состояния из-за того, что ваша администрация совершенно не справилась с руководством страной.

Сьюзен Пейдж: Мы видели, как изменилась роль США в плане глобального лидерства за последние четыре года. Времена меняются, но как бы вы определили эти перемены? Отношения с Китаем напряженные, как вице-президент и сказал, есть также негативные моменты в отношениях с нашими традиционными союзниками по НАТО. Как бы вы описали американское лидерство сегодня, в 2020 году?

Камала Харрис: Джо Байден здорово это выразил: внешняя политика, хоть это и звучит сложно, по сути, внешняя политика вся строится вокруг отношений. Так давайте и будем смотреть на нее как на систему отношений. Мы знаем это из опыта наших личных отношений: если дал другу слово — держи обещание. Будь верным друзьям. Люди постояли за тебя в прошлом — ты должен постоять за них в будущем. И ты должен знать, кто твои соперники, — и быть с ними начеку.

Но со стороны Трампа мы видели нечто обратное: он предал наших друзей, и он раскрыл свои объятия диктаторам из многих стран по всему миру.

Возьмем для примера Россию. Я работаю в комитете по разведке Сената США. И вот нам сообщает наше американское разведывательное сообщество: Россия вмешивалась в выборы президента США в 2016 году и намеревается сделать то же самое в 2020-м. Кристофер Рей, директор ФБР, говорит то же самое. И что же делает Дональд Трамп, главнокомандующий всеми вооруженными силами США? Он предпочитает поверить словам Владимира Путина, а не словам сотрудников наших американских спецслужб, не нашему разведывательному сообществу. А теперь посмотрите на наших друзей в НАТО. Он (президент Трамп) просто вышел из многих соглашений с ними.

Посмотрите на иранскую ядерную сделку. Мы все теперь оказались в ситуации, когда наша безопасность хуже защищена. Против нас в конце концов может быть развернут мощный ядерный арсенал. А мы ведь по этому вопросу состояли в соглашении. При Обаме мы выбили из Ирана эту самую ядерную сделку — и сделали это вместе с друзьями, союзниками. И вот теперь Трамп с его односторонним подходом к мировой политике, а также с его изоляционизмом — он выкинул нас из этого соглашения и сделал Америку менее безопасной.

Так что, Сьюзен, главное — отношения. А наша нация всегда славилась, помимо военных заслуг, вот этой своей способностью — держать слово. Увы, Дональд Трамп этого не понимает, потому что он вообще не знает, что это такое — держать слово.

Сьюзен Пейдж: Даю вам возможность ответить, вице-президент!

Майк Пенс: Спасибо. Трамп сдержал слово, данное друзьям, когда мы перевели наше посольство из Тель-Авива в Иерусалим, реальную столицу государства Израиль. Когда Байден был вице-президентом, мы тоже обещали это сделать, но так и не выполнили это обещание. Мы не сдавали своих союзников. Но мы были к ним требовательны. НАТО теперь действительно вкладывает в нашу общую оборону больше, чем когда-либо прежде. Почему? Потому что президент Трамп проявил лидерство. Мы укрепили альянсы в бассейне Тихого океана и в Тихоокеанском регионе в целом. Мы все эти годы были готовы дать отпор всем, кто хотел нам навредить.

Когда Трамп пришел к власти, ИГИЛ* захватила целый регион на Ближнем Востоке — территорию размером в Пенсильванию. Но президент Трамп двинул против них нашу американскую армию — и наши войска уничтожили халифат ИГИЛ* и ликвидировали их лидера аль-Багдади. И все это — без единого убитого американского солдата. Аль-Багдади виновен в гибели тысяч людей.

Но сегодня сердца американцев особенно тянутся к семье Кайлы Мюллер. Ее отец и мать сегодня с нами в Солт-Лейк-Сити. А двое убийц из ИГИЛ*, ответственные за смерть Кайлы Мюллер, предстали перед судом в США.

Вот еще что мы можем предъявить. Джихади Джон убит на поле боя — а с ним и прочие насекомые из его окружения. А вот что обидно: когда Джо Байден был вице-президентом, у нас были все шансы спасти Кайлу Мюллер. У меня сердце разрывается при мысли об этом. Военные пришли в офис тогдашнего президента, представили план. Они сказали, что им известно, где прячут Кайлу. Багдади держал ее в плену 18 месяцев, перед тем как убить. Но когда Джо Байден был вице-президентом, США целый месяц колебались. А когда солдаты наконец ворвались туда, оказалось, что Кайлу уже перевели в другое место — за два дня до этого. Теперь ее семья говорит слова, которые разбили бы сердце любого американца: если бы Трамп тогда был президентом, Кайла сегодня была бы жива.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, господин вице-президент.

Майк Пенс: мы разгромили халифат ИГИЛ*, а вы говорите про возвращение в ядерную сделку с Ираном. Выходит, что предыдущая администрация подарила 1,8 миллиарда долларов государству, которое является главным спонсором терроризма (имеется в виду постепенное снятие части санкций с Ирана — прим. ред.).

Камала Харрис: Прежде всего семья Мюллеров. Я знаю о вашей дочери и сочувствую, то, что с ней произошло, — ужасно. Такого быть не должно. И я знаю, что Джо чувствует то же самое. Уверена, и президент Обама тоже.

Но вы упомянули Сулеймани. Начнем с него. После ликвидации Сулеймани по нашим войскам в Ираке был нанесен ответный удар. Солдаты получили серьезные травмы, сотрясения мозга. И знаете, Дональд Трамп отмахнулся от этого как от легкой мигрени. Это вполне в его духе, ведь назвал же он наших военнослужащих «лохами» и «неудачниками».

Дональд Трамп был на Арлингтонском кладбище, стоял у могил наших павших героев, и он спросил: и что они за это получили? Конечно, он ведь в первую очередь думает, что сам получит. Или его слова о Джоне Маккейне, великом герое Америки. Трамп сказал, что звания героя он не заслуживает, потому что попал в плен.

Все это очень важно, раз уж мы обсуждаем недавнюю информацию, что Россия выплачивает награды за головы американских солдат. Вы знаете, что это такое? Это когда за вашу жизнь назначают цену. Дональд Трамп разговаривал с Владимиром Путиным минимум шесть раз и ни разу этой темы не коснулся. Джо Байден так ни за что бы не поступил. Джо Байден привлек бы Россию к ответственности за любую угрозу безопасности нашей нации и нашим войскам, которые жертвуют жизнями во имя демократии и безопасности.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис. Это очень важная тема. Но у нас есть и другие.

Майк Пенс: Я бы хотел на это ответить.

Сьюзен Пейдж: 15 секунд.

Майк Пенс: Мне потребуется больше.

Сьюзен Пейдж: Прошу прощения, вице-президент. У вас уже и так было больше времени.

Майк Пенс: Насчет мужчин и женщин в наших вооруженных силах. Мой сын — капитан морской пехоты. Мой зять служит на флоте. И я могу заверить вас, чьи сыновья и дочери служат в американской армии: президент Трамп преклоняется перед ними, и утверждать иное попросту нелепо. Американский народ должен знать правду, Джо Байден…

Сьюзен Пейдж: Ваши штабы согласились с правилами. Я здесь, чтобы они соблюдались. Чтобы вовремя переходить от одной темы к другой, и чтобы время распределялось между участниками примерно поровну. Это непросто. Я хочу перейти к следующей теме, тоже очень важной.

В понедельник были назначены слушания в судебном комитете Сената по кандидатуре Эми Баррет в судьи Верховного суда. Сенатор Харрис, вы — член этого комитета. Это назначение упрочит консервативное большинство и увеличит шансы на отмену решения Роу против Уэйда (историческое решение о законности абортов — прим. перев.). Доступ к абортам будет зависеть от конкретных штатов. Вице-президент Пенс, вы — бывший губернатор Индианы. В случае отмены этого решения как бы вы хотели, чтобы поступила Индиана? Хотите ли вы, чтобы ваш родной штат запретил аборты? У вас по две минуты.

Майк Пенс: Потрачу часть своего времени, чтобы высказаться по предыдущему вопросу. Американский народ заслуживает знать правду. Иранский генерал Кассем Сулеймани повинен в смерти сотен американских солдат. Когда представилась возможность, мы узнали, что он направился в Багдад, чтобы убить еще больше американцев. Президент Трамп не колебался, и Кассем Сулеймани был уничтожен, но вы должны знать, что Джо Байден и Камала Харрис решение убрать Кассема Сулеймани критиковали. Это действительно необъяснимо, но что касается Джо Байдена, еще как-то понятно: ведь история подсказывает, что Байден выступал и против ликвидации Усамы бен Ладена тоже.

Поэтому абсолютно необходимо, чтобы у нас был главнокомандующий, который без колебаний будет защищать жизни американцев и американских военнослужащих, и президент Дональд Трамп — как раз такой человек.

Теперь что касается Верховного суда. Мы с президентом Трампом не скрываем своего энтузиазма в связи с тем, что Эми Кони Барретт может стать судьей Верховного суда. Эта блестящая женщина привнесет в Верховный суд огромный жизненный опыт и большую американскую семью, и мы надеемся, что слушания состоятся уже на следующей неделе. Мы надеемся, что, в отличие от судьи Кавано, которого вы и другие усиленно прорабатывали, теперь заседание будет справедливым. И мы особенно надеемся, что не увидим нападок на ее христианскую веру, которые уже случались раньше. Я имею в виду вот что: когда судью Барретт утверждали в апелляционный суд, председатель судебного комитета от демократов посетовал, что она не скрывает своей веры. Дик Дурбин из Иллинойса сказал, что это повод для беспокойства. Сенатор, я знаю, что вы нападали на одного из наших кандидатов в судьи за членство в католической организации «Рыцари Колумба», потому что они выступают против абортов…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, ваше время вышло.

Майк Пенс: Поэтому я надеюсь, что к Эми Кони Баррет отнесутся с должным уважением.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент Пенс. Спасибо. Госпожа Харрис, вы — сенатор и бывший генеральный прокурор Калифорнии. Итак, позвольте мне задать вам тот же вопрос, что и вице-президенту. Если решение по Роу против Уэйда будет отменено, как бы вы хотели, чтобы поступила Калифорния? Хотели бы вы, чтобы в вашем штате был неограниченный доступ к абортам? У вас тоже есть две минуты.

Камала Харрис: Спасибо, Сьюзен. Во-первых, мы с Джо Байденом — люди верующие, и оскорбительно считать, что мы будем критиковать кого угодно за их веру. На самом деле Джо, если его выберут, станет лишь вторым католиком среди американских президентов. По вопросу об этой кандидатуре мы с Джо придерживаемся предельно ясной позиции, как и большинство американцев. До решения, кому быть следующим президентом США, остается 27 дней. Кстати, выборы уже идут. Более 4 миллионов человек уже проголосовали. Люди продолжают голосовать. Итак, Джо, как и американский народ, дал понять предельно четко: пусть американский народ сперва решит, кто займет место в Белом доме. А потом мы заполним вакантное место в Верховном суде. Отвечая на ваш вопрос, Сьюзен: нынешние проблемы как никогда серьезны. Это вопрос выбора, и я всегда буду бороться за право женщины самой распоряжаться собственным телом.

Это должно быть ее решение, а не Дональда Трампа и не вице-президента Майкла Пенса. Но давайте посмотрим, какие еще вопросы рассматривает суд. Это Закон о доступном медицинском обслуживании, причем в самый разгар пандемии, когда погибли уже более 210 тысяч человек, а у 7 миллионов из-за перенесенного заболевания, вероятно, останутся хронические осложнения. Дональд Трамп сейчас пытается через суд отменить Закон о доступном медицинском обслуживании, и я уже говорила об этом раньше, но это стоит повторить. Это значит, что в случае его успеха у людей с хроническими заболеваниями никакой защиты не останется. Это значит, что страховку потеряют более 20 миллионов человек. Это значит, что даже если вам не исполнилось 26 лет, вы не сможете получить страховку от родителей. Вот в чем дело. Контраст ярче некуда. Они пытаются избавиться от Закона о доступном медицинском обслуживании.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор…

Камала Харрис: А Джо Байден говорит: давайте наоборот расширим охват. Давайте предоставим выбор между государственной страховкой и частной. Снизим ставки…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис.

Камала Харрис: Снизим возраст для участия в программе медицинской помощи престарелым (Medicare) до 60 лет.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис.

Камала Харрис: Вот это и есть настоящее лидерство.

Сьюзен Пейдж: Вы, вице-президент Пенс, ранее упомянули, что президент привержен защите людей с хроническими заболеваниями, но разбирательство продолжается при поддержке вашей администрации — с расчетом, что Закон о доступном медицинском обслуживании будет отменен. Президент Трамп говорит, что будет защищать людей с хроническими заболеваниями, но не объясняет, как именно он собирается это делать. А ведь это было одной из сложнейших задач, которые пришлось решать, когда закон только принимался. Итак, расскажите нам конкретно, как ваша администрация защитит американцев с хроническими заболеваниями, если Закон о доступном медицинском обслуживании будет отменен.

Майк Пенс: Что же, спасибо, Сьюзен, но позвольте мне ответить на ваш самый первый вопрос. Я очень горжусь тем, что служу заместителем президента, который не извиняется за святость человеческой жизни. Я всецело за жизнь. Каяться в этом я не собираюсь, и это еще один случай, когда мы видим столь разительный контраст. Джо Байден и Камала Харрис выступают за аборты за счет налогоплательщиков вплоть до момента родов. За поздние аборты. Они хотят увеличить финансирование программы «Планирование семьи». Я со своей стороны не могу знать, как судья Эми Кони Барретт будет голосовать в Верховном суде Соединенных Штатов, но мы продолжим твердо отстаивать право на жизнь.

Но раз уж мы заговорили о Верховном суде, я думаю, что американский народ действительно заслуживает ответа, сенатор Харрис. Собираетесь ли вы с Джо Байденом расширять состав суда, если кандидатуру Эми Кони Барретт утвердят? Я хочу сказать, за всю историю от Джорджа Вашингтона до Барака Обамы на годы президентских выборов в Верховном суде пришлось 29 вакансий, и президенты выдвигали кандидатуры во всех 29 случаях. Но ваша партия открыто выступает за расширение Верховного суда, если пойдет не по-вашему. Хотя там уже уже полтора века как девять судей. Это классика жанра: если не можешь выиграть по-честному, меняй правила игры.

Но вы отказались отвечать на вопрос. И Джо Байден отказался. Думаю, американский народ действительно хотел бы знать, будет ли утверждена судья Эми Кони Барретт в Верховном суде США. И собираетесь ли вы с Джо Байденом, если, конечно, каким-то образом выиграете эти выборы, расширять состав Верховного суда, чтобы добиться своего?

Камала Харрис: Я так рада, что мы прослушали лекцию по истории. Давайте продолжим в том же духе. В 1864…

Майк Пенс: Нет, я хочу, чтобы вы ответили на вопрос.

Камала Харрис: Господин вице-президент, сейчас моя очередь. Так вот. В 1864 году одним из политических героев — безусловно, президентом — был Авраам Линкольн. Линкольну предстояло переизбрание, а до выборов оставалось 27 дней. Тут открылось место в Верховном суде США. Партия Авраама Линкольна имела большинство не только в Белым доме, но и в Сенате. Но Честный Эйб (прозвище Линкольна, прим. перев.) сказал: «Это будет неправильно. Американский народ имеет право решать, кто будет следующим президентом. А уже этот человек выберет, кто будет служить всю жизнь в высшем суде нашей страны».

Поэтому, наша с Джо позиция предельно ясна: американский народ голосует прямо сейчас, и ему решать, кто будет служить пожизненно в важнейшем судебном органе нашей страны.

Сьюзен Пейдж: Спасибо. Сенатор Харрис…

Майк Пенс: Сьюзен, народ уже голосует. И люди хотели бы знать, собираетесь ли вы с Джо Байденом напичкать Верховный суд своими людьми, если проиграете с нынешней вакансией. Вы, опять же, не ответили. И Джо Байден не ответил.

Камала Харрис: Я пытаюсь вам ответить прямо сейчас.

Майк Пенс: Знаете, люди заслуживают прямого ответа, и если вы еще не догадались, то ответ таков: они собираются расширить состав суда, если они каким-то образом выиграют.

Американцы, должен вам сказать: если вы дорожите нашим Верховным судом и разделением властей, не голосуйте 3 ноября за Байдена — Харрис. Переизберите нас с президентом Дональдом Трампом. Мы будет поддерживать разделение властей и Верховный суд с девятью судьями.

Камала Харрис: Хорошо. Давайте обсудим факты.

Майк Пенс: Уж пожалуйста.

Камала Харрис: Как вы знаете, я вхожу в судебный комитет Сената и была свидетелем пожизненных назначений в федеральные суды, окружные суды и апелляционные суды. Администрация Трампа — Пенса назначает людей идеологически предвзятых, которых к тому же профессионалы от юриспруденции считают некомпетентными, ниже существующих стандартов. А знаете ли вы, что среди 50 человек, которых президент Трамп назначил в апелляционный суд на пожизненные должности, нет ни одного чернокожего? Вот чего они добиваются. Вы хотели поговорить, как суд могут напичкать своими людьми? Что ж, давайте это обсудим.

Сьюзен Пейдж: Спасибо. Спасибо, сенатор. Давайте продолжим и поговорим о проблеме расовой справедливости.

Майк Пенс: Просто прошу вас отметить, что на вопрос она так и не ответила. Может быть, на следующих дебатах на него ответит Джо Байден, но я думаю, что американцы и так знают ответ.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент. В марте 26-летнюю Бреонну Тейлор, фельдшера неотложной помощи из Луисвилля, застрелили полицейские, ворвавшись к ней в квартиру с ордером на арест. Полиция уверяет, что они представились. Парень Тейлор сказал, что ничего такого не слышал. Он выстрелил из зарегистрированного на себя пистолета и ранил полицейского. В ответ полицейские сделали более 20 выстрелов. Они говорят, что действовали в целях самообороны. Никому из них так и не предъявлено обвинений в связи с ее смертью.

Сенатор Харрис, как вы считаете, восторжествовала ли справедливость в деле Бреонны Тейлор? У вас две минуты.

Камала Харрис: Я так не думаю. Я разговаривала с матерью Бреонны Тамикой Палмер и с ее семьей, и они заслуживают справедливости. Она была красивой молодой женщиной. У нее была цель в жизни — стать медсестрой. Для этого она стала фельдшером, чтобы узнать, как обстоят дела на улице, а затем стать медсестрой и спасать жизни. И ее жизнь оборвалась трагически и жестоко. И тут я подхожу к 8 минутам и 46 секундам, свидетелем которых стала вся Америка: за это время был замучен и убит американец, задавленный коленом вооруженного полицейского. И американцы всех рас, всех возрастов, любого пола, совершенно друг другу незнакомые, выступили плечом к плечу и рука об руку, борясь за идеалы равенства перед законом. И я тоже участвовала в тех мирных протестах.

Я твердо верю, что, во-первых, мы никогда не смиримся с насилием. Но мы всегда должны бороться за ценности, которые нам дороги, — особенно за наши идеалы. Вот почему я сказала Джо Байдену: слушай, я ведь бывший прокурор. Я знаю, о чем говорю. Плохие копы бьют и по честным полицейским тоже. Нам в Америке нужна реформа полиции и системы уголовного правосудия, поэтому мы с Джо немедленно запретим удушающие захваты. Сделай мы это раньше, Джордж Флойд остался бы жив. Мы создадим национальный реестр полицейских, преступивших закон. Что касается реформы уголовного правосудия, мы избавимся от частных тюрем и залога под наличные, а еще разрешим марихуану.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис.

Камала Харрис: Мы снимем судимости с ранее осужденных за марихуану. Это время лидерства и трагический вопрос, вопрос чести чернокожих американцев…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, сенатор Харрис. Ваше время истекло. Вице-президент Пенс, позвольте мне задать вам тот же вопрос. Свершилось ли правосудие в случае с Бреонной Тейлор? У вас есть две минуты.

Майк Пенс: Наши сердца обливаются кровью из-за гибели ни в чем не повинных американцев, и мы выражаем семье Бреонны Тейлор глубочайшие соболезнования. Но я доверяю нашей системе правосудия, суду присяжных, который отверг улики. И действительно показательно, что, вы как бывший прокурор считаете, что беспристрастный суд, изучив все доказательства, ошибся. Но вы имеете право на свое мнение, сенатор.

Что касается Джорджа Флойда, я считаю, что этому нет оправданий. Справедливость восторжествует, но и последовавшим за этим беспорядкам и грабежам оправдания тоже нет. Это просто поразительно. Сегодня здесь, в Солт-Лейк-Сити, с нами Флора Уэстбрук. Всего несколько недель назад я стоял у пепелища ее салона — его сожгли дотла бунтовщики и мародеры. А Флора все еще пытается как-то наладить свою жизнь.

И должен вам сказать, что эти заявления, которые вы постоянно слышите от Джо Байдена и Камалы Харрис, будто в Америке царит системный расизм, а правоохранительные органы предвзяты против меньшинств, — это глубокое оскорбление для всех сотрудников полиции, мужчин и женщин. И я хочу, чтобы вы знали: мы с президентом Трампом поддерживаем любого, кто каждое утро надевает форму. И примечательно, что когда сенатор Тим Скотт пытался продвинуть законопроект о реформе полиции, собрав группу республиканцев и демократов, вы, сенатор Харрис, встали и вышли из зала, а затем всячески задерживали законопроект Скотта в Сенате — хотя он привлек бы многих к ответственности и обеспечил бы ценный ресурс.

Мы не должны выбирать между поддержкой правоохранительных органов, общественной безопасностью и поддержкой наших афроамериканских соседей и всех наших меньшинств. Под руководством президента Трампа мы всегда будем поддерживать правоохранительные органы и…

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент. Ваше время вышло.

Майк Пенс: С первого же дня мы видим улучшение жизни афроамериканцев, рекордную безработицу, рекордные инвестиции в образование.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент Пенс. Ваше время истекло.

Камала Харрис: Я хочу ответить. Я не буду сидеть и сложа руки слушать нотации вице-президента о том, каково это — обеспечивать законность. Я — единственная в этом зале, кто вел настоящие дела, от сексуального насилия над детьми до убийств. Я — единственная, кто судил крупные банки, которые обманывали американских домовладельцев. Я — единственная, кто судил некоммерческие колледжи за обман наших ветеранов. А реальность такова, что через 27 дней у нас выборы, а на прошлой неделе президент США выступил перед 70 миллионами американцев и снова отказался осудить белых шовинистов.

Майк Пенс: Нет, это неправда.

Камала Харрис: И непохоже, чтобы у него не было возможности. Он просто не захотел. А потом даже настаивал на своем. Сказал: отойдите в сторонку и ждите. Это очень типично для Дональда Трампа. Он называл мексиканцев насильниками и преступниками. Первым своим законом он запретил въезд мусульманам.

Или вот насчет Шарлоттсвилля, где люди мирно выходили на демонстрации за расовую справедливость, а с другой стороны маршировали неонацисты с факелами и выкрикивали расистские и антисемитские оскорбления. И была убита молодая женщина. Дональд Трамп, когда его об этом спросили, сказал: «С обеих сторон были хорошие люди». Такой у нас президент. Но вы заслуживаете большего. Джо Байден станет тем, кто объединит нашу страну. И он признаёт всю красоту нашего разнообразия и то, что общего у нас больше, чем отличий.

Сьюзен Пейдж: Вице-президент, позвольте дать вам минуту на ответ.

Майк Пенс: Спасибо, Сьюзен. Я очень это ценю. Я думаю, это одна из причин, почему американцы так не любят СМИ, — это выборочное цитирование, как сейчас сделала сенатор Харрис, приводя слова президента Трампа, мои и наших соратников. Я хочу сказать, что сенатору Харрис удобно умалчивать, что после комментариев о людях по обе стороны спора о памятниках президент осудил Ку-клукс-клан, неонацистов и белых шовинистов — причем неоднократно. Вот вы обеспокоены тем, что он не осуждает неонацистов. А ведь у президента Трампа растут еврейские внуки. Его дочь и зять — иудеи. Он — президент, который уважает американцев и дорожит всем американским народом.

Вы говорите, что сами судили. Я рад, что вы об этом заговорили, сенатор. Пока вы были окружным прокурором в Сан-Франциско, афроамериканцы в 19 раз чаще подвергались судебному преследованию за мелкие правонарушения, связанные с наркотиками, чем белые и латиноамериканцы. Когда вы были Генеральным прокурором Калифорнии, количество чернокожих заключенных в Калифорнии непропорционально выросло.

Сьюзен Пейдж: Спасибо.

Майк Пенс: Вы у себя в Калифорнии не провели реформу уголовного правосудия. Вы и пальцем не пошевелили, чтобы сделать первый шаг назад на Капитолийском холме. Я хочу сказать, что ваш послужной список говорит сам за себя.

Сьюзен Пейдж: Спасибо, вице-президент.

Майк Пенс: Мы с президентом Трампом всегда боролись за уголовное правосудие. Мы боролись за выбор образования и равные возможности для афроамериканцев и всех членов нашего общества. И продолжим делать это еще четыре года.

Сьюзен Пейдж: Нет более важной темы, нежели последняя тема, которую мы будем обсуждать сегодня. И это тема самих выборов.

Камала Харрис: Он раскритиковал мои заслуги, и мне хотелось бы иметь возможность ему ответить.

Сьюзен Пейдж: Я дам вам 30 секунд, потому что у нас заканчивается время.

Камала Харрис: Очень благодарна. Во-первых, моя работа на должности генерального прокурора штата Калифорния может служить примером того, что нашей стране необходимо делать и что мы сможем делать под руководством президента Джо Байдена. Наша программа включает в себя то, чего нынешняя администрация не смогла сделать. Речь пойдет не только о введении запрета на удушающие захваты и захваты с пережатием сонной артерии…

Сьюзен Пейдж: Ранее вы уже упоминали об этом. Мне хотелось бы поговорить непосредственно о выборах…

Камала Харрис: Я хотела бы рассказать о связи того, что мы с Джо планируем сделать, с моими достижениями. Например, я стала первым чиновником масштабов штата, кто ввел требование, чтобы агенты носили нагрудные видеорегистраторы и постоянно держали их включенными. Мы первыми ввели требование, чтобы сотрудники органов охраны правопорядка проходили тренинги по борьбе со скрытыми предрассудками.

Мы с Джо Байденом осознаем, что скрытые предрассудки действительно существуют, господин вице-президент, хотя вы, возможно, так не думаете. Мы работали над началом реформ, которые касались инвестиций в повторный въезд. Это работа, которую мы делали и будем делать впредь. Еще раз скажу: я не позволю вице-президенту читать мне нотации касательно моих достижений, касательно того, чтобы было сделано в смысле улучшения работы правоохранительных органов, обеспечения безопасности нашего общества и стремления провести реформу системы уголовного правосудия Америки.

Сьюзен Пейдж: Благодарю вас, сенатор.

Камала Харрис: И стремления провести реформу системы уголовного правосудия Америки.

Сьюзен Пейдж: Благодарю вас, сенатор Харрис. Мне хотелось бы, чтобы вы сначала ответили на вопрос, касающийся нашей последней темы, а именно выборов. Президент Трамп несколько раз отказался гарантировать мирную передачу власти после выборов. Если вы выиграете, а президент Трамп откажется от мирной передачи власти, какие шаги вы с вице-президентом Байденом предпримете? Что случится дальше? У вас две минуты.

Камала Харрис: Я вам сейчас расскажу. Мы с Джо очень гордимся коалицией, которую нам удалось создать вокруг нашей кампании. У нас, вероятно, одна из самых широких коалиций, какие когда-либо участвовали в президентских гонках. Конечно, у нас есть поддержка демократов, но у нас также есть поддержка независимых кандидатов и республиканцев. На самом деле семеро членов кабинета президента Джордж Буша поддерживают наш список. У нас есть поддержка Колина Пауэлла, Синди Маккейн, Джона Кейсика. Более 500 генералов, генералов в отставке, бывших экспертов в области национальной безопасности и советников поддерживают нашу кампанию. И я думаю, что они поддерживают нас, потому что знают, что в Джо Байдене есть глубокое стремление бороться за нашу демократию, бороться за чистоту нашей демократии, за то, чтобы вернуть эту чистоту в Белый дом.

Мы верим в американский народ, мы верим в нашу демократию, и вот что мне хотелось бы сказать всем. Голосуйте, пожалуйста, голосуйте, спланируйте все так, чтобы проголосовать. Зайдите на Iwillvote.com, или можете зайти на сайт Joebiden.com.

В нашей власти в течение этих 27 дней решить, каким будет курс нашей страны в следующие четыре года. Это в нашей власти, и, если мы используем наше право голоса, если мы используем наш голос, мы победим. Мы никому не позволим подрывать нашу демократию так, как это делал Дональд Трамп, как он сделал во время дебатов на прошлой неделе, когда перед 70 миллионами зрителей он открыто попытался отговорить людей от голосования. С другой стороны, Джо Байден в ходе тех же дебатов — потому что, очевидно, Дональд Трамп не может опираться на свои достижения, ведь ему нечем похвастаться, — Джо Байден тоже был на сцене и сказал: прошу вас, проголосуйте. И я повторю слова Джо: прошу вас, проголосуйте.

Сьюзан Пейдж: Благодарю вас, сенатор. Вице-президент Пенс, президент Трамп несколько раз отказался гарантировать мирную передачу власти после выборов. Если вице-президент Байден будет объявлен победителем, а президент Трамп откажется мирно передать власть, какова будет ваша роль как вице-президента? Что лично вы будете делать? У вас есть две минуты.

Майк Пенс: Что же, Сьюзен, прежде всего я считаю, что мы одержим победу на выборах. Потому что, пока Джо Байден и Камала Харрис зачитывают нам длинный список представителей истеблишмента Вашингтона, истеблишмента, членом которого Джо Байден был 47 лет, президент Дональд Трамп сумел достучаться до обычных американцев из самых разных социальных групп и прослоек. И я абсолютно убежден, что те самые американцы, которые позволили нам одержать историческую победу в 2016 году, видят достижения президента. Мы восстановили наши вооруженные силы. Мы оживили нашу экономику, снизив налоги и смягчив механизмы регуляции, сражаясь за честную торговлю, снимая оковы с американских энергоресурсов. Мы назначили консерваторов на должности в наших федеральных судах на всех уровнях. Мы ежедневно поддерживали сотрудников органов охраны правопорядка. И я думаю, что это движение американцев стало только сильнее за последние четыре года.

Но если речь идет о принятии результатов выборов, я вам отвечу. Сенатор, ваша партия потратила последние три с половиной года на то, чтобы отменить результаты прошлых выборов. Это поразительно. Когда Джо Байден был вице-президентом Соединенных Штатов, ФБР вело слежку за президентом Трампом и за моим предвыборным штабом. На этой неделе были опубликованы документы, где говорится, что ЦРУ сослалось на ФБР, зафиксировав, что эти заявления звучали от предвыборного штаба Хиллари Клинтон. И, конечно же, все мы наблюдали ту лавину, все, через что вы заставляли страну проходить в течение трех лет, пока не доказали, что не было никакого препятствования, никакого сговора. Дело закрыто.

А потом, сенатор Харрис, вы и ваши коллеги в Конгрессе попытались объявить импичмент президенту Соединенных Штатов по телефону. Теперь Хиллари Клинтон говорит Джо Байдену — это ее собственные слова, — что ни при каких обстоятельствах он не должен признавать поражение на выборах.

Поэтому позвольте мне сказать: я думаю, что мы победим на этих выборах. Мы с президентом Трампом ежедневно ведем борьбу в судах, чтобы помешать Джо Байдену и Камале Харрис изменить правила и создать универсальную систему голосования по почте, которая даст огромные возможности для фальсификации результатов голосования. У нас свободные и честные выборы. Мы знаем, что их результатам можно будет доверять. И я абсолютно убежден, что президент Дональд Трамп будет переизбран еще на четыре года.

Сьюзен Пейдж: Я — автор всех вопросов, которые сегодня были заданы. Но в качестве последнего вопроса на сегодняшних дебатах я хотела бы задать вопрос, заданный другим человеком. Комитет по дебатам в штате Юта попросил школьников штата написать эссе о том, какие вопросы они хотели бы задать вам. И мне хотелось бы завершить сегодняшние дебаты вопросом, который задала [Бреклин] Браун. Она учится в восьмом классе в средней школе Спрингвилла, штат Юта. Вот что она написала: «Когда я смотрю новости, я вижу только споры между демократами и республиканцами. Когда я смотрю новости, я вижу только, как граждане страны борются против своих же сограждан. Когда я смотрю новости, я вижу только, как два кандидата от противоборствующих партий пытаются подорвать репутацию друг друга. Если наши лидеры не могут поладить друг с другом, как должны ладить между собой обычные граждане?» Далее она пишет: «Ваш пример может сыграть важную роль для того, чтобы объединить нас».

Предлагаю вам обоим за минуту ответить Бреклин. Вице-президент Пенс, у вас есть минута.

Майк Пенс: Бреклин, это замечательный вопрос. Позволь мне похвалить тебя за то, как ты интересуешься жизнью общества. Я начал следить за новостями в очень юном возрасте. И в Америке мы верим в свободный и открытый обмен мнениями. Мы прославляем его. Именно так нам удалось создать в буквальном смысле самую свободную и процветающую страну в истории мира. Я хотел бы сказать: не стоит думать, что то, что ты видишь в новостях на местных телеканалах, — это и есть американский народ.

Я бы обратил внимание на отношения между Рут Бейдер Гинзбург, покойной судьей Верховного суда, которую мы потеряли совсем недавно, и покойным судьей Антонином Скалия. Работая в Верховном суде Соединенных Штатов, они занимали диаметрально противоположные позиции. Один из них был убежденным либералом, другой — закоренелым консерватором. Но после смерти Гинзбург мы узнали, что они сами и их семьи очень тесно дружили. Здесь, в Америке, мы можем иметь разногласия. Мы можем горячо спорить, как мы с сенатором Харрис сегодня на этой сцене. Но когда споры заканчиваются, мы объединяемся как настоящие американцы. Именно это и делают люди — как в крупных, так и в небольших городах по всей стране.

Поэтому хочу приободрить тебя, Бреклин. Хочу сказать тебе, что мы будем работать каждый день, чтобы наше правительство было не хуже, чем наш народ, американский народ. Мы любим горячие дебаты. Мы любим хороший спор. Но мы всегда остаемся вместе, и мы всегда приходим друг другу на помощь в тяжелые минуты. В этом году мы в очередной раз убедились в этом.

Сьюзен Пейдж: Благодарю вас, вице-президент. Сенатор Харрис, что вы можете сказать Бреклин?

Камала Харрис: Во-первых, мне нравится узнавать мнения наших юных лидеров. Когда я услышала ее слова — когда я услышала твои слова, Бреклин, — я поняла, что нас ждет светлое будущее, потому что именно такой взгляд на то, кем мы являемся и кем мы должны быть, — признак лидерских качеств. Именно к этому мы должны стремиться.

И это возвращает меня к Джо, Джо Байдену. Одной из причин, почему Джо решил баллотироваться в президенты, стали беспорядки в Шарлотсвилле, о чем мы говорили ранее. Его сильно встревожило и расстроило — как и всех нас, — что в нашем обществе есть место такой ненависти и разногласиям. Причиной, почему Джо решил баллотироваться в президенты, стало то, что он наблюдал в последние четыре года. То, что в своем эссе описала Бреклин.

За Джо давно закрепилась репутация человека, который умеет наводить мосты, умеет работать с представителями обеих партий. Именно это он и будет делать, став президентом страны. Ранее Джо уже помогал людям и боролся за их достоинство. Вам стоит изучить биографию Джо, понять, что Джо познал боль. Он познал страдания. И он познал любовь.

Бреклин, когда ты думаешь о будущем, знай: я действительно считаю, что нас ждет светлое будущее. Оно будет таким благодаря нашим лидерам, благодаря тому, что мы боремся за каждый голос. И мы участвуем в этих выборах, потому что вашей работой и вашими голосами вы способны определять будущее своей страны. Именно это и есть лидерство.

Сьюзен Пейдж: Благодарю вас, сенатор. Благодарю вас, вице-президент Пенс. Благодарю вас за то, что вы сегодня к нам пришли.

Мы хотим поблагодарить университет штата Юта за гостеприимство. И прежде всего мы благодарим всех американцев, которые смотрели сегодняшние дебаты. Мы еще раз желаем скорейшего выздоровления президенту Трампу, первой леди и всем, кто борется с covid-19.

Вторые дебаты кандидатов в президенты состоятся на следующей неделе, 15 октября, в Майами. Надеемся, вы к нам присоединитесь. Хорошего вам вечера!

 

* террористическая организация, запрещена в РФ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.