Встреча генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга и премьера Грузии Гиорги Гахарии в Брюсселе ознаменовалась громким заявлением со стороны представителя альянса. Генсек призвал Тбилиси продолжать в полной мере использовать все возможности для сближения с НАТО, и готовиться к членству.

Грузия в НАТО становится реальностью?

Грузинско-натовские отношения начались еще в 1992 году, когда Грузия вступила в Совет североатлантического сотрудничества, (с 1997 года — Совет евроатлантического партнерства, — «Апостроф»). С тех пор Тбилиси планомерно шел на сближение с Североатлантическим Альянсом. В 2002 году Грузия заявила о своем стремлении стать членом НАТО и о намерении разработать Индивидуальный план действий партнерства с НАТО, который был согласован в 2004 году.

В 2006 году грузинский парламент проголосовал единогласно за интеграцию Грузии в НАТО. А в 2008 году Грузия провела референдум, по результатам которого за присоединение к Альянсу проголосовали 77% грузин. В том же году НАТО на саммите в Бухаресте принял решение, что Украина и Грузия будут членами Альянса, однако под влиянием России отказал обеим странам в присоединении к Плану действий относительно членства (ПДЧ).

В 2014 году Грузия присоединилась к Партнерству с расширенными возможностями НАТО, такой же специальный статус в текущем году получила и Украина.

29 сентября 2020 года генсек НАТО Йенс Столтенберг на встрече с грузинским премьером Гиорги Гахарием отметил, что Грузия является одним из важнейших партнеров НАТО, что способствует общей безопасности Альянса во многих отношениях, в том числе благодаря участию в учебной миссии НАТО в Афганистане. Кроме того, генсек прямо сказал Тбилиси «готовиться к членству».

«Ваша страна уже добилась хороших успехов в модернизации вооруженных сил и укреплении демократии. И я призываю вас продолжать в полной мере использовать все возможности для сближения с НАТО. И готовиться к членству. Мы рассчитываем на то, что в следующем месяце выборы в Грузии будут соответствовать самым высоким международным стандартам. Это важно для Грузии и для НАТО», — заявил он.

Так есть ли шанс, что членство Грузии в Альянсе уже не за горами? Бывший пресс-атташе посольства Грузии на Украине Бачо Корчилава уверен, что политическое решение на это существует уже давно, однако остается один важный момент.

«Для того, чтобы это произошло, нужна единственная вещь, о чем давно говорят натовские функционеры и грузинские политики, — это объявить так называемый немецкий вариант. Что это такое? Когда при вступлении в НАТО, страна официально отказывается от применения ст.5 устава НАТО в отношении оккупированных территорий, как ФРГ сделала в отношении к ГДР, когда становилась членом Альянса», — сказал Корчилава в эфире «Апостроф Live».

Как известно, 5 пункт гласит о том, что нападение на одного из членов НАТО будет рассматриваться как нападение на всех членов Альянса: «И вот страна с аннексированной территорией вступает в НАТО и говорит, что начинает войну с РФ за свою территорию, и понятно, что это никого не будет устраивать. Но если ты берешь на себя обязательство не применять 5 пункт в отношении оккупированных территорий, тогда и у тебя появляется зонтик безопасности — ты становишься членом НАТО и на твою оставшуюся территорию никто претендовать уже не может. Но возможности развязать проблем с оккупированными территориями ты ставишь на паузу, пока не появятся новые пути их решения», — объяснил грузинский эксперт.

«То есть, как это было у Германии. Там была ФРГ, которая была членом Альянса, но не применяла 5 пункт в отношении ГДР, а ждала изменений в геополитической ситуации. И когда это случилось в 1991 году, Германия прекрасно воспользовалась этой возможностью», — отметил он.

Не согласен с такими доводами директор украинского Центра исследований международных отношений Николай Капитоненко. По его словам, препятствие в принятии Грузии в НАТО было отнюдь не в оккупированных территориях, а потому, что есть угроза начала военного конфликта с РФ на самой территории Грузии.

«Речь не идет о ситуации в Абхазии и Южной Осетии, а речь идет о рисках связанных с Грузией. Понятно, что страну, которая с помощью НАТО хочет вернуть потерянные территории, никто туда не возьмет. Но никто не захочет гарантировать безопасность самой Грузии, потому что риск военного конфликта с РФ остается высоким, а НАТО не хочет на него идти», — объяснил Капитоненко.

Этот факт, и еще несколько других, не менее важных, как считает эксперт, не дадут Тбилиси получить членство в Альянсе в ближайшее время.

«Вряд ли Грузия в скором времени станет членом НАТО по ряду причин. Во-первых, так же как и в Украине есть высокий риск начала вооруженного конфликта с Россией. Во-вторых, ситуация на Кавказе сейчас обострена, и дополнительные риски НАТО вряд ли нужны. И, в-третьих, во многом будущее НАТО будет зависеть от исхода американских выборов. Раньше была преемственность, то есть, кто бы не побеждал в Штатах, у НАТО было свое виденье, функция, роль в мире и так далее. Трамп своими заявлениями и политикой эту ситуацию несколько поставил под сомнение. И если Трамп победит, будущее Альянса будет туманно, и вряд ли в этой ситуации они могут говорить о расширении», — говорит международный эксперт.

То есть, на данный момент шансы у Грузии неоднозначны, с другой стороны, риторика Столтенберга действительно изменилась, так как еще в декабре 2019 года генсек заявлял, что Украина и Грузия будут членами Альянса, но определять точные временные рамки вступления пока рано. А теперь говорит о подготовке к членству.

Что могло измениться

В Грузии уверены, что в этом помогли проведенные реформы, которые привели грузинскую армию к стандартам НАТО: «Мы проводили их с 1998 года, и на данный момент грузинская армия полностью совместима с войсками стран-членов НАТО. В Грузии нет генштаба, у нас объединенные штабы, у нас другая система управления армией. Минобороны Грузии — полностью гражданская структура, которая не несет в себе военных нагрузок и не занимается выработкой каких-то документов кроме оборонной политики. Но стратегию и тактику обороны разрабатывает Объединенный штаб, куда входят начальники штабов всех родов войск, которые существуют в Грузии», — рассказывает Корчилава.

С этим согласен и генерал-майор, бывший военный представитель миссии Украины при НАТО Петр Гаращук. По его словам, несмотря на то что Украина и Грузия одновременно начали свой путь к членству в НАТО, последняя продвинулась гораздо дальше.

«Грузия нас опережает на несколько шагов. На всех заседаниях Североатлантического совета на уровне министров обороны, глав МИД, начальников генштаба, эта страна показывала свои реальные результаты по вступлению в НАТО. Поэтому генсек и сделал такое заявление, что Тбилиси почти готов стать членом Альянса. В заявлениях руководителей любой международной организации или ведущей державы мира, выверяется каждое слово. И говорить о том, что Столтенберг проснулся и просто что-то сказал, то нет, так не бывает», — сказал военный дипломат в комментарии «Апострофу».

С другой стороны, эксперты не исключают и такого варианта, что поспешная смена риторики связана с желанием НАТО усиливать свои позиции из-за нагнетающих обстановку действий РФ.

«В последнее время Россия только усиливает напряженность различными своими шагами. Как только началась война против Украины, РФ начала демонстративные полеты бомбардировщиков вокруг Европы. Они часто нарушали границы территориальных вод тех или иных стран. Усилились активность российских подводных кораблей. Усилилась активность российских военных в Сирии. Затем события с отравлением Скрипалей, а сейчас отравления Навального. Угрозы применения ядерного оружия, хотя никаких оснований для этого нет, ведь никто не создает угрозы России. Где-то в Европейских лабиринтах зреет недовольство этим нагнетанием, которое осуществляет Кремль. Мне кажется, что к тем людям, которые формируют политику стран-членов НАТО, дошла мысль о необходимости также делать какие-то шаги для собственного усиления», — заявил в комментарии «Апострофу» председатель общественной лиги «Украина-НАТО» Сергей Джердж.

А вот Николай Капитоненко убежден, что заявление генсека Альянса никак не выражает позицию всех стран-членов НАТО.

«Решение о членстве в НАТО Грузии, Украины или еще кого-то принимает не Столтенберг. Такие сигналы должны исходить от стран-членов Альянса, по крайней мере, от самых крупных и влиятельных из них. Ничего похожего не было. Слова Столтенберга, как и любого бы другого генсека на его месте или функционера, к сожалению, не должны принимать с излишней надеждой. Для принятия решения нужно единогласное согласие всех стран-членов НАТО, а достичь его очень сложно», — считает эксперт.

Чего ждать Украине

Как и Тбилиси, Киев также начал свой путь в НАТО в 1992 году со вступления в Совет североатлантического сотрудничества. С того времени украинские миротворцы были привлечены к выполнению задач в составе Международных сил безопасности в Косово, Тренировочной миссии НАТО в Ираке, Международных сил содействия безопасности в Афганистане. Как уже говорилось, в 2008 году на саммите в Бухаресте альянс принял решение, что Украина, как и Грузия, будут членами НАТО.

Процесс затормозился с приходом к власти Виктора Януковича, который пошел на поводу у Российской Федерации, определив внеблоковый статус внешнеполитическим приоритетом Украины. Но после Революции Достоинства, а особенно аннексии Россией Крыма и развязывания ею войны на Донбассе, Верховная Рада в декабре 2014 отменила внеблоковый статус Украины, а согласно новой редакции Военной доктрины Украины, Киев поставил приоритетной задачей углубление сотрудничества с НАТО. Кроме того, курс на полноправное членство в НАТО и ЕС закреплен в Конституции.

В марте 2018 года Украина получила статус страны-аспиранта НАТО, а в июне 2020-го НАТО предоставило Украине статус партнера расширенных возможностей.

Правда в отличие от Грузии, альянс пока не давал столь открытых посылов о готовности к членству, но Сергей Джердж считает, что решение о принятии обеих стран в НАТО будет одновременным.

«К нам могут быть более осторожными, так как на территории Грузии конфликт с Россией находится в глубоко замороженном состоянии, а у нас российско-украинская война продолжается. Но все равно это возможно, и, вероятно, и Грузию, и Украину будут рассматривать одновременно, если будет консенсус в НАТО, а мы продолжим курс на сближение с альянсом. Но говорить о каких-то сроках, пока не могу. Может случиться какой-то удачный геополитический момент, что это все ускорит процесс принятия Украины и Грузии в альянс», — считает аналитик.

Более пессимистично относительно Украины настроен Бачо Корчилава. По его мнению, пока у нас не будут проведены глубинные реформы в ВСУ, то ждать приглашения не стоит. Но если работа над реформами продолжится, то членство Украина сможет обрести в ближайшей перспективе.

«При наличии политической воли Украина сможет стать членом НАТО через 5 лет, а для Грузии — 1,5 года», — сказал он.

Правда, с реформами у нас все не так гладко, считает Петр Гаращук. По его мнению, правовая, экономическая и военная сферы у нас далеки от стандартов НАТО и Грузия продвинулась в этом плане гораздо дальше Украины.

Но и это не главное. Как уже говорил Николай Капитоненко, НАТО не хочет вступать в войну с Россией, а риск военного конфликта на территории Украины велик: «Даже если мы вдруг откажемся от Крыма и от оккупированных территорий на Востоке, нас не примут не потому, что мы бы хотели вернуть эти территории с помощью сил НАТО, а потому, что есть риски дальнейшего столкновения».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.