Новый раунд российско-турецких переговоров, который состоялся на прошлой неделе в Анкаре, сопровождался активными военными действиями со стороны российских сил. Сообщается, что российские боевые самолеты нанесли около 20 ударов по районам сирийской провинции Идлиб, и самолеты-разведчики, которые следили за новыми целями, также не прекращали полеты. Тем временем российская делегация села за стол переговоров и предложила Турции сократить количество турецких наблюдательных пунктов в сирийском Идлибе. После того, как ее предложение было отклонено, Турции было предложено вывести часть войск и техники из Идлиба, на что Анкара согласилась, как утверждают осведомленные источники.

Вышесказанное почти не требует пояснений, поскольку российские силы и их союзники из армии Асада и Ирана не подвергаются никаким атакам в Идлибе. Напротив, они при поддержке России готовятся атаковать провинцию или хотя бы вторгнуться в какую-либо ее часть. Согласие Турции на требование российской делегации о выводе тяжелой техники является прелюдией к следующему сражению, поскольку турецкие наблюдательные пункты не помогут отразить предстоящую атаку. Как мы видели ранее, турецкие силы остались в районах, которые полностью перешли под контроль Асада, но об их судьбе мало, что известно.

Прошло полгода с последнего раунда боевых действий, в ходе которого силы Асада при поддержке России взяли под свой контроль города и объекты, имеющие стратегическое значение, но самое главное, что он привел к перемещению сотен тысяч людей, которые пытаются выжить в переполненных лагерях для беженцев. Спокойствие, царившее на протяжении шести месяцев, возродило надежду на то, что борьба за влияние подходит к концу. Кстати говоря, гражданское население надеялось на передышку, поскольку надежда на окончательное урегулирование конфликта, которое гарантировало бы сохранение прав всех сирийцев, давно испарилась.

К несчастью для сирийцев, конфликты в регионе обострились, и у Путина вновь появилась возможность извлечь выгоду из того, что Эрдоган оказался в безвыходном положении в результате конфликта с Европой во главе с Макроном. Личные ссоры между Эрдоганом и Макроном достигли беспрецедентного уровня, и не секрет, что отношения между ними никогда не были хорошими, в отличие от теплых отношений между Макроном и Путиным.

Тем не менее Эрдоган оказывал существенное влияние на позицию Европейского Союза (ЕС) из-за своего страха перед новой волной беженцев. Кстати говоря, он получил поддержку от немцев, но кампания, проводимая Макроном внутри ЕС, лишила его возможности использовать проблему беженцев как рычаг давления на европейские государства, особенно в связи с ужесточением ограничительных мер из-за коронавируса. Более того, нельзя забывать о новой конфронтации между Европой и Турцией из-за турецко-греческого конфликта о правах на разведку нефти в водах Средиземного моря.

Известно, что у Макрона нет последовательной политики в отношении Сирии, а свою позицию он выразил, когда сказал, что Асад представляет угрозу для своего народа, в то время как ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) представляет угрозу для всего мира. Это означает, что новая французско-средиземноморская политика полностью игнорирует Сирию, но вставляет палки в колеса растущему влиянию Турции в регионе. Мы также стали свидетелями страха Макрона перед растущим влиянием Турции в Ливане, для которого, казалось, нет никакого повода, а затем мы увидели переговоры и всплеск иранского влияния. Кстати говоря, это согласуется с позицией Франции, которая не только выступает за сохранение ядерной сделки с Тегераном, но и закрывает глаза на действия иранских ополченцев в регионе. Любопытно также отметить, что молчание России по поводу происходящего в Ливане можно истолковать как своеобразное согласие с новой политикой Макрона в регионе.

Предвыборный сезон в США дает Путину возможность одержать новую маленькую победу в Сирии, поскольку интересы Трампа сосредоточены на том, чтобы подтолкнуть как можно больше арабских стран к подписанию соглашений о нормализации отношений с Израилем. Вполне вероятно, что он повысит рейтинг доверия в глазах американских граждан, привлекая голоса евреев и их сторонников. Кроме того, Трамп как никогда близок к получению Нобелевской премии мира, которая ранее была вручена его предшественнику Бараку Обаме. Не следует забывать о том, что оппоненты-демократы обвиняют Трампа в поддержке Эрдогана, но он не хочет, чтобы те использовали это против него. Американский лидер оказался в уязвимом положении между Путиным и Эрдоганом, что вынуждает его проявлять крайнюю осторожность. Путин и Эрдоган по разным соображениям могут предпочесть переизбрание Трампа, но, в частности, в сирийском вопросе Путин не проиграет, если к власти придет Байден. Более того, он даже может оказаться в выигрыше, если демократы вернутся к сделке с Тегераном. А вот Эрдоган наоборот может остаться в числе проигравших, что вынудит его еще раз напомнить Вашингтону о том, как тот бросил его и кинуться в объятья к Путину, как было с его знаменитыми извинениями за сбитый российский самолет.

Ожидается, что турецкая и российская делегации будут отстаивать свои позиции во время переговоров в Анкаре, поэтому Турция не рискнула провалить переговоры и пошла на компромисс, предусматривающий вывод российских сил из ливийского Сирта в обмен на вывод тяжелой техники из Идлиба. Парадокс заключается в том, что Сиртское соглашение исключает присутствие российской системы ПВО в районе Аль-Кардабия, что отражает реальный баланс сил в пользу Москвы.

Плохая новость для сирийской стороны заключается в том, что вышеупомянутые договоренности, скорее всего, не коснутся политики выжженной земли, которую Москва, силы Асада и иранские милиции проводили во всех регионах, но если цель — контроль над трассой М-4, то не исключено, что будут проводиться более жесткие военные операции, которые нанесут еще больший вред стране и ее жителям. Этот сценарий стал таким знакомым, поскольку все на словах пытаются избавить сирийских граждан от страданий, но по факту, они вынуждены платить самую высокую цену. И возможно, мы увидим новый виток эскалации отношений между Эрдоганом и Макроном, который в итоге приведет к более привлекательному решению, чем кровь и разрушение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.