Это, несомненно, важнейшая инициатива Варшавы на европейской площадке с момента прихода к власти в 2015 году партии «Право и справедливость» (PiS). Если ее удастся претворить в жизнь, она позволит в какой-то мере снизить градус спора, который в последние пять лет накладывал отпечаток на наши отношения с Брюсселем.

Как и семь лет назад, когда речь шла об Украине, Польша предлагает путь выхода из серьезного кризиса, разразившегося в непосредственной близости от Евросоюза. В понедельник Владимир Путин в Сочи предложил Александру Лукашенко кредит в размере 1,5 миллиардов долларов. Предложение ЕС для Белоруссии должно оказаться еще более привлекательным. Оказавшаяся на грани банкротства страна, уровень жизни в которой не дотягивает до уровня жизни в Мексике, могла бы получить средства на восстановление.

Основные пункты плана выглядят так: создание финансирующегося ЕС и МВФ фонда для стабилизации экономики; открытие рынка Европы для экспорта белорусских товаров и услуг; выделение средств на модернизацию инфраструктуры; отмена виз для въезда в Шенгенскую зону.

Отдельные программы помощи будут ориентированы на диверсификацию источников поставки энергоносителей, а также поддержку малого и среднего бизнеса. Чтобы Белоруссия могла развивать свои сильные стороны, как IT-отрасль, Евросоюз открыл бы для нее свой рынок, в 12 раз превышающий по объему российский.

«Примером здесь служит помощь Брюсселя Польше в 1990-е годы, которая помогла нам встать на ноги», — рассказывают наши собеседники. Есть только одно условие: проведение свободных президентских выборов под надзором ОБСЕ.

«Все больше людей из окружения Лукашенко считает, что ненавистный народу лидер становится балластом, что следует придти к договоренностям о его уходе. Польский план мог бы показаться им привлекательным», — добавляют наши источники. Кремль, в свою очередь, предпочел бы избежать затратного военного вторжения на территорию западного соседа, которое бы превратило белорусов в противников России. Путин на определенных условиях мог бы согласиться на смену власти в Минске, если бы этот процесс не осуществлялся под непосредственным давлением улицы.

На этот раз у проекта нет геополитического звучания: в нем не упоминается соглашение об ассоциации Белоруссии с ЕС, а тем более нет предложений по перспективе членства. Польша, с одной стороны, не хочет провоцировать Россию, а с другой — надеется таким образом склонить поддержать Минск наиболее скептически настроенные страны европейского сообщества. Две недели назад глава европейской дипломатии Жозеп Боррель (Josep Borrell) говорил в интервью «Эль Паис» о том, что нельзя совершать ошибок, допущенных в отношении Украины в 2013 году.

Дипломатическое наступление Варшавы идет успешно. Накануне саммита лидеров Евросоюза, который должен пройти 24 сентября, о намерении поддержать программу заявляют не только страны Центральной Европы: к этому склоняется также председательствующая сейчас в ЕС Германия. После покушения на главного критика Кремля Алексея Навального канцлер Меркель должна показать, что ее волнует тема защиты прав человека в Восточной Европе. Польская программа — это для Берлина гораздо более дешевое решение, чем остановка строительства «Северного потока — 2».

Дипломатические источники, однако, сообщают, что такие страны, как Кипр, Греция и Франция хотя увязать утверждение плана для Белоруссии с вызывающим не меньше споров ответом на активность Турции в восточной части Средиземного моря. Тем не менее ранее Польше удалось уговорить даже эти государства созвать посвященный Белоруссии саммит 19 августа.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.