В преддверии саммита Китай-ЕС, намеченного на 14 сентября, наблюдатели констатируют резкое ухудшение отношений между Евросоюзом и КНР. Негативные факторы политического и экономического характера накапливались все последние годы, однако главный импульс дали события последних месяцев. Среди них — жесткие действия китайских властей в Гонконге и Синьцзян-Уйгурском автономном районе, а также в Южно-Китайском море, где Китай осуществляет территориальную экспансию, нарушая международное право.

Есть и другие факторы ослабления двусторонних связей между Евросоюзом и Китаем, среди них — эпидемия covid-19, которая нанесла удар по мировой торговле и снизила зависимость Европы от импорта китайских товаров. В апреле этого года Евросоюз подготовил доклад, в котором подверг критике китайские власти за грубую дезинформацию по распространению эпидемии covid-19, отметив, что они своевременно не поставили в известность европейских партнеров. Однако под давлением официального Пекина эта часть доклада не была опубликована и лишь частями просочилась в прессу.

Накануне саммита Китай-ЕС, который пройдет в формате видеоконференции, китайский министр иностранных дел Ван И и советник по иностранным делам ЦК КПК Ян Цзечи совершили поездку в Европу. Показательно, что они не посетили страны Центральной Европы: руководство Китая взбешено позицией Чехии, которая допустила поездку председателя сената Милоша Выстрчила на Тайвань.

В Западной Европе тоже не все было так гладко: министр иностранных дел Испании Аранча Гонсалес оставила без ответа вопрос о развертывании сетей 5G с участием китайской компании «Хуавэй», одновременно упомянув ситуацию в Гонконге и Синьцзян-Уйгурском автономном районе. В Греции министр иностранных дел Кириакос Мицотакис потребовал от Пекина твердо поддержать позицию его страны в отражении «турецкой агрессии» в Эгейском море.

Это напомнило наблюдателям о ситуации в Южно-Китайском море, где Китай осуществляет экспансию, нарушая исключительную экономическую зону Вьетнама и Филиппин. Среди стран-членов ЕС нет общей позиции по этой острой проблеме. Хотя Постоянная палата третейского суда в Гааге еще в 2016 году постановила, что Китай не имеет приоритетных прав на использование Южно-Китайского моря, а действия Пекина в этом регионе являются нарушением международного права, Евросоюз сделал чрезвычайно обтекаемое заявление по этому поводу, избегая открытого осуждения китайцев. Такая слабая реакция вызвана обструкцией со стороны Венгрии и Греции, которые получают значительные инвестиции из Китая.

В последнее время в Европе стали звучать более жесткие заявления. Резкая критика прозвучала на видеосаммите ЕС-Китай в июне, в котором приняли участие лидеры ЕС, а с китайской стороны — лично председатель КНР Си Цзиньпин и премьер-министр Ли Кэцян. В заключительном коммюнике говорится, что Евросоюз не разделяет с Китаем общие ценности, политические принципы и подход к многостороннему сотрудничеству. Китайские СМИ попросту проигнорировали этот важный пункт совместного заявления.

Министр иностранных дел Дании Йеппе Кофод призвал европейские страны выработать согласованную и сильную политику в отношении Китая, сказать решительное «нет» авторитаризму и поддержать демократию. Несмотря на то, что Великобритания вышла из ЕС в январе 2020 года, Брюссель полностью поддержал позицию Лондона по Гонконгу, подтвердив, что Китай нарушил международное соглашение 1984 по автономии этой территории. Аналогичной оценке подверглись репрессивные действия Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. К критике китайских властей присоединяются и представители европейских деловых кругов, которые протестуют против новых правил ведения бизнеса в КНР, в том числе обязательного учреждения совместных предприятий для всех иностранных фирм. Такое решение, по мнению европейцев, означает на практике раскрытие для китайских партнеров технологических секретов, иными словами, является формой промышленного шпионажа.

На фоне этой тенденции Германия находится в особенно сложном положении, поскольку сильнее других в Европе зависит от китайского рынка. Благодаря активной поддержке канцлера Ангелы Меркель немецкий экспорт в Китай вырос за годы ее руководства в пять раз и достиг показателя в 100 миллиардов евро. Именно поэтому Меркель пытается смягчить критику в адрес Китая, делая упор на «сотрудничестве» и «доверии». Китайская пресса со своей стороны не перестает хвалить Меркель за то, что она старается сохранить стратегическое партнерство с Пекином и дистанцируется от планов США оказывать давление на Китай по вопросам Гонконга и Синьцзян-Уйгурского автономного района.

При этом в руководстве Германии, прежде всего в консервативном Христианско-Демократическом Союзе, все громче звучат голоса, призывающие к ужесточению позиции в отношении Китая. В 2019 году федерация немецких промышленников назвала Китай не только партнером, но и «системным конкурентом», который навязывает свою модель госкапитализма, скупает немецкие технологии, но при этом накладывает ограничения на немецкий бизнес и инвесторов.

Европе становится все труднее поддерживать геополитический баланс на фоне развернувшейся схватки между США и Китаем. Европейцы с запозданием признают, что Китай использовал экономические и финансовые трудности континента после кризиса 2008 года и фактически внедрился в пострадавшую экономику юга Европы. Уже к 2018 году Китай получил контрольный пакет в 13 крупнейших портах континента, на которые приходится 10% всех контейнерных мощностей ЕС.

Вместе с тем наблюдатели считают, что развернувшаяся в Европе антикитайская кампания получила главный импульс из США. В ходе визитов в Великобританию и Данию в июле этого года госсекретарь США Майкл Помпео заявил о необходимости создать коалицию демократических стран для противостояния Китаю. Он призвал все «свободолюбивые страны» осознать угрозу, которую несет миру коммунистическая партия Китая. Американское давление не прошло даром, верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеп Боррель заявил, что Евросоюз разрабатывает «всеобъемлющий и скоординированный ответ» Китаю. Евросоюз был слишком наивен в вопросах сотрудничества с КНР, подчеркнул Боррель.

Судя по всему, Дональду Трампу удалось внести токсичный элемент в отношения между Китаем и Европой, а Евросоюз становится все ближе к позиции Великобритании и США. Создается впечатление, что европейцы оказались втянуты в противостояние Восток-Запад, хотя первоначально и пытались сохранить взаимовыгодные отношения с Пекином.

В торговой области Евросоюз добивается от Китая более широкого доступа в сферу телекоммуникаций, компьютерных и биотехнологий, финансов, здравоохранения и производства электромобилей, — то есть стремится получить те же преференции, которые уже имеют США. Кроме того, Еврокомиссия настаивает на отмене ограничений на продовольственный экспорт, который китайские власти ввели под предлогом борьбы с covid-19. В то же время Евросоюз отказывается заключать с Китаем договор о сотрудничестве до 2025 года до тех пор, пока не будет подписано важнейшее соглашение о двусторонних инвестициях.

Уже в ближайшее время китайское руководство должно определиться — идти навстречу европейским требованиям или нет? В противном случае Китаю придется вести торговую войну на два фронта — с Америкой и Европой. Пекин хотел бы заключить соглашение о двусторонних инвестициях до конца года, пока в Евросоюзе председательствует Германия, поскольку канцлер Меркель считается сторонником сближения с Китаем.

Тем временем (под сильным давлением США) Европа близка к тому, чтобы полностью отказаться от участия Китая в разработке сетей мобильной связи 5G. Еврокомиссия заявила недавно, что европейские компании «Нокиа» и «Эриксон» в состоянии обеспечить страны ЕС всем необходимым для развития инфраструктуры 5G. В то же время «Хуавэй» является ненадежным партнером по соображениям безопасности, а «безопасность — это главное», — подчеркнули в Еврокомиссии. В качестве «запасного» партнера допускается участие южнокорейской компании «Самсунг». Великобритания, которая покинула ЕС в январе этого года, уже отказалась от оборудования «Хуавэй», а то, что было установлено, подлежит демонтажу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.