Стратегическая цель Путина — возродить Советский Союз, вернувшись к царистским основам имперской России и вернув ей влияние, мощь и достоинство времен холодной войны.

Благодаря слабости Европейского Союза и, прежде всего, коррупции в энергетической сфере Путин начал осваивать страны бывшего соцлагеря, за исключением стран Прибалтики.

Германия снова делится на ГДР и остальных. Территорию бывшей Югославии, теперь вместе со Словенией, Путин превратил в Кавказ.

Модель новой Европы под российским верховенством напоминает о печальной судьбе Грузии, которую ЕС бросил на произвол судьбы так же, как сегодня бросает бывшую Югославию.

Результаты выборов в Черногории, а также процессы им предшествовавшие, — это очередное сокрушительное поражение Европейского Союза после аннексии Крыма и раскола Украины.

Европейская идея дорого платит за дешевый российский газ, которому Европа обязана невероятным экономическим ростом последних трех десятилетий. Однако материальное благосостояние не достаточная основа для свобод и культуры в условиях войны.

Во вторую холодную войну Европа лишена той храбрости, прозорливости и единства, которые у нее были, когда она противостояла фашизму, нацизму и большевизму.

На ее периферии эти три пагубные идеи снова ожили, и сейчас их ничто не останавливает.

Цивилизация свободного мира повисла над пропастью на последнем этапе правления администрации Трампа. ЕС не смог в достаточной мере обособиться от российской и американской политики.

Провозглашенные и сформулированные европейские интересы, ценности, взгляды должны оставаться приоритетом европейского лидерства и институтов вне досягаемости каких бы то ни было имперских маятников.

Перед нами — пугающие перспективы. Если ЕС предоставит нас собственным решениям, исходящим от Белграда и Москвы, которые попутно управляют «клиентами» в Баня-Луке и Подгорице, то тем самым возложит на нас и ответственность за дестабилизацию соседних регионов (а она ведется).

Во второй раз за 30 лет Белград пытается реализовать проект меморандума, снова вверяя его иностранным силам.

НАТО вмешивался в события в 1995 и 1999 годах в Хорватии, Боснии и Герцеговине и Косово, однако до сих пор нам навязывались половинчатые решения, способные постепенно привести к развалу.

В последние 30 лет вся агрессивная сербская политика была навязана чужими решениями. И даже если вскоре Черногория станет временной компенсацией за Косово, это не приведет к смирению и примирению.

Мы потратили массу времени, стремясь стать частью европейского мира. И тем не менее еще никогда мы не были так далеки от него. В ЕС вступают сплоченные и свободные государства.

В Сербии политическому большинству не удалось привить европейскую идею политическому большинству, так как элита сербского народа крепко держится за мысль о том, что мы относимся к советскому миру (и связывает с этим свои интересы).

Но советский мир не будет «сербским». Мы вернулись не в 90-е, а снова стоим перед выбором между Тито и Сталиным. Конечно, такого выбора не существовало, но Сербия и Черногория даже тогда предпочли большее зло меньшему.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.