Это стремление не знает границ. Именно оно обрушило железный занавес в 1989 году. На шесть месяцев вывело иранцев на демонстрации в 2009 году. Вызвало арабскую весну 2011 года, чья сила и временная неудача напомнили европейскую весну 1848 года. Подняло Гонконг и придало отваги белорусам, которые вот уже три недели противостоят своему деспоту. Наконец, это стремление к свободе, без сомнения, означает пробуждение России, которая так устала от чересчур затянувшегося возвращения в прошлое.

Поэтому не позволим никому — ни Си Цзиньпину, ни Путину, ни Орбану — оспаривать всеобщие идеалы демократии и правового государства, которые ЕС всегда считал важнейшими ценностями. Продолжим же защищать их всегда и повсюду, потому что их разделяет все человечество, и они являются частью нашей силы.

Другой урок белорусской революции в том, что российский режим достиг пределов. Путин аннексировал Крым, но потерял Украину. Он устроил войну на востоке Украины, но ему придется либо уйти оттуда, либо взять на себя ее восстановление. Путин завел Россию в тупик на Украине, а его положение в Ливии и на Ближнем Востоке выглядит сложным. Иранский режим, единственный союзник России, теряет позиции в Ираке и Ливане, погружается в экономический кризис, который только усугубляет его непопулярность.

Крах российской инфраструктуры

Хотя российский режим все еще может создавать серьезные помехи, из современного у бедной державы под названием Россия есть только оружие. Ее инфраструктура разваливается, уровень жизни снижается, а нефтяные доходы сокращаются. В России нарастает общественное недовольство. Рейтинги президента идут на спад, а одновременные демонстрации в Хабаровске и Минске вызывают беспокойство Путина, который еще до их начала решил править из тени и оставить на первом плане лишь тех, кем можно пожертвовать.

Другими словами, режим слабеет, тогда как решимость белорусов подталкивает его к выбору рискованных решений. Одним из них может стать военное вмешательство, которое бы породило в Минске такую же русофобию, как в Киеве. Другой — отправка новых гражданских и полицейских сил, которые все равно не смогут спасти существующую власть. Последний — замена Александра Лукашенко, которая, даже если будет оговорена с Кремлем, может навести Россию на определенные мысли.

Положение Владимира Путина так сложно, что, к сожалению, нет ничего удивительного в покушении на Алексея Навального, единственного оппозиционера, который мог бы стать символом перемен после убийства Бориса Немцова пять лет назад.

Друзья Владимира Путина стремятся ликвидировать любую конкуренцию, что отражает беспокойство режима. Как бы то ни было, третий урок белорусской революции в том, что ЕС следует взять пример с белорусов, которые делают все для того, чтобы их страна не стала предметом соперничества держав.

ЕС сможет помочь белорусам и их свободе только если и дальше будет предлагать свое посредничество. Он может сыграть настоящую роль в этом кризисе, если будет днем и ночью требовать освобождения политзаключенных, мобилизовывать общественное мнение во всех странах-членах, заставить Лукашенко образумиться, добиваться от президента России экстренной встречи, чтобы призвать его к реализму, вызывая в свидетели весь мир и его страну.

Вам нужно влияние, господин Путин? Вам хочется, чтобы у России было влияние в мире? Тогда встаньте на защиту права и согласия в Белоруссии. Тем самым вы защитите интересы России, ее имидж, влияние и роль ответственной державы вместо того, чтобы постоянно их подрывать.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.