Правительство Германии выпустило заявление: существует «определенная вероятность» того, что российский оппозиционер Алексей Навальный, на прошлой неделе почувствовавший себя плохо на внутреннем рейсе, а затем перевезенный в Германию, был отравлен. Эта новость не должна быть ни для кого сюрпризом. По словам его лечащих врачей, Навальный был отравлен неизвестным веществом, «относящимся к группе ингибиторов холинэстеразы», что указывает на то, что он стал жертвой атаки нервнопаралитического агента.

Многие (возможно, слишком многие) видят на этом деле отпечатки пальцев Владимира Путина. Однако за последние два десятка лет у власти Путин размыл границы между государственным, квазигосударственным и негосударственным до такой степени, что уже почти невозможно понять, что совершается государством, а что — для государства. Особенно сложно сделать это в случаях насилия.

Путин намеренно создал в России такую среду, где государство не обладает монополией на насилие. Иными словами, государство обладает монополией на возможность определять, кому дозволено совершать акты насилия из числа государственных, квазигосударственных и негсударственных субъектов. При этом все из них, как считается, преследуют поставленные Кремлем цели.

С того момента, как Путин пришел к власти, критиков в стране убивают со значительной регулярностью. Убитых слишком много, чтобы перечислять. К наиболее заметным жертвам относятся журналистка Анна Политковская, правозащитница Наталья Эстемирова и юрист Станислав Маркелов. Некоторые, без сомнения, были убиты государством, другие же — нет. Еще больше людей были отравлены, но выжили, например, оппозиционер Владимир Кара-Мурза (дважды) и художник-акционист Петр Верзилов.

Было проведено несколько расследований, но их быстро закрыли, когда правду сочли неудобной.

Наглядным примером этого является расследование убийства оппозиционера Бориса Немцова, произошедшего в 2015 году в непосредственной близости от Кремля. Пятеро чеченцев были признаны виновными в совершении убийства Немцова за вознаграждение. Один из них был офицером сил безопасности жестокого и грубого лидера Чечни Рамзана Кадырова. Однако во время судебного разбирательства судья отказался вызвать на допрос Кадырова или изучить вероятность его причастности к убийству.

За границей, как могли почувствовать множество сирийцев, Россия все еще ведет войну в традиционном смысле. Однако она использует и «зеленых человечков». Так называли российских солдат без знаков отличия, появившихся в Крыму, чтобы заложить основы для аннексии Москвой полуострова в 2014 году. Кроме этого, Россия посылает так называемых «военных советников» для выполнения приказов Кремля в такие страны, как Венесуэла. Использует она и боевиков, например, ЧВК Вагнера направляет наемников в такие места, как Центральная Африканская республика и Ливия, чтобы они неофициально сражались там за интересы России.

Портон-Даун слишком хорошо знает, что Кремль также убивает — и пытается убивать — людей. Время от времени Россия использует для этого государственных служащих. Сергей и Юлия Скрипаль были отравлены действующими офицерами ГРУ. Однако иногда все происходит иначе. Как показало расследование сэра Роберта Оуэна, убийство Александра Литвиненко было совершено двумя отдельными лицами по приказу российской службы безопасности ФСБ. Один из них был бывшим сотрудником КГБ, а другой — несостоявшейся порно-звездой. Прошлым летом в парке Берлина был убит Зелимхан Хангошвили. Операция была спланирована и организована ФСБ, однако исполнена бывшим сотрудником ГРУ.

Главное в отравлении Навального, конечно, состоит не в том, есть ли на нем следы отпечатков пальцев Путина, а в том, что Путин создал среду, где люди считают допустимым убивать безнаказанно.

Доктор Эндрю Фоксолл — директор Центра российских и евразийских исследований Общества Генри Джексона (Henry Jackson Society), расположенного в Лондоне аналитического центра, специализирующегося на международных делах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.