Патентованные патриоты — это люди, которые сами себе выдали патент на патриотизм. Это так, как в одном рекламном слогане: сам себя не похвалишь — никто тебя не похвалит. Скромные и самокритичные здесь не ходят. Перед нами наглые, самовлюбленные и даже не всегда адекватные. Казалось бы, что в таком активизме может быть плохого? Существуют категория людей, которые открыто именуют себя патриотами и готовы в любой момент броситься на защиту Отечества. Так что в этом не так? Однако события в Белоруссии и оценка их украинскими патентованными патриотами показало эту проблему с худшей стороны. И это на самом деле не столько о Белоруссии, как об Украине.

Начнем с того, что такая форма любви к Отечеству не имеет ничего общего с самим понятием патриотизма. Прежде всего из-за крайней формы эгоцентризма. То есть кто-то сознательно выделяет себя в отдельную категорию и ставит свою личность над процессами. Такой человек приписывает себе исключительные заслуги и непременно требует «компенсации» за пролитую кровь, проявленную отвагу и мужество. Как правило, он пытается также закрепить этот исключительный статус за политической силой, к которой принадлежит. Он превращает себя в мерило подлинного патриотизма и справедливости в обществе. А еще хуже — присваивает себе роль судьи в вопросах, кто может быть патриотом, а кто нет. А также о том, какая любовь к Родине является правильной, а какая нет.

Патентованные патриоты считают себя теми, кто не ошибается. Только они всегда знают, как надо действовать и всегда поступают правильно. Такая позиция непременно ведет к атрофированию критического мышления, при условии, что такое было. Она мешает критическому анализу предыдущих просчетов и неудач. Как это случилось с историческими героями, которые всегда были правы, принимали единственно верные решения, но почему-то, как правило, проигрывали. Потому что на самом деле надо не увлекаться процессом, а смотреть на результат.

И здесь, каким бы мучительным это не было, надо критически взглянуть на историю недавней революционной борьбы украинцев. Тем, которые привыкли считать все свои восстания и протесты не иначе как революциями. Но на самом деле революцией следует называть только событие, которое вызывает коренное изменение общественного строя и полную замену системы. С этой точки зрения, ни Революция на граните, ни акция «Украина без Кучмы», ни Оранжевая революция такими не были. Стать такой имела шанс Революция достоинства, но результаты имплементации ее требований в реальную жизнь не дают, к сожалению, оснований и ее назвать революцией.

Виной всему этому патентованные патриоты, которые легко купились на калачики от кланово-олигархической системы, политическое сознание которых мало чем отличается от сознания тех, против кого они боролись. Виновными являются партийные мародеры, которые везде подсовывали свои партийные штандарты, требуя, чтобы с ними за это революция рассчиталась «хлебными» должностями. Напомню, что популярность политических партий на Майдане едва достигала четырех процентов. Зато куш партий-«победительниц» был гигантским. Не хочется называть фамилий тех руководителей министерств, ведомств, прокуратуры, народных депутатов и «заслуженных» моральных авторитетов, которые всплыли на крови Майдана, потому что это ничего, кроме ненависти и злости, вызвать не может. Но именно они стали главными бенефициарами революции.

Безусловно, были и такие, кто искренне верил, что после раздирающей душу «Плывет утка по Тысине» (украинская закарпатская траурная народная песня, которая стала широко известна после ее исполнения во время реквиема по погибшим участникам Евромайдана — прим. перев.) с передачей из рук в руки гробов с телами погибших, больше не найдется моральных уродов, которые возьмутся опять разворовывать и дерибанить страну. Нашлись и взялись. И здесь необходимо подчеркнуть, что в то революционное время на ответственные должности назначали якобы патриотов.

Возникшая конкуренция в гонке между патриотами-государственниками, кто сядет на контроль за государственными финансовыми потоками, кто больше возьмет себе откупного из фигурантов предыдущей преступной власти, сразу затмила революционные идеалы. Одни отправились в мародеры, другие монетизировали свой статус в виде патриотических авторитетов, которым по определению полагается что-то стоящее. А как же с идеалами?

Говоря об идеалах, нужно выяснить, чего на самом деле хотели украинцы в то бурное время? Однозначно, избавиться от Януковича и его воровской клики. Наказать виновных за предательство государства и пролитую невинную кровь на Майдане. Защитить страну от внешнего врага. Но это не об идеалах и ценностях. Это о мести обидчикам. Важно разобраться, какой видели Украину в результате изменений? Это видение было сегментировано по партийно-политическому принципу. Например, ВО «Свобода» видела будущее Украины в виде государства Степана Бандеры. Со всеми идеологическими атрибутами, характерными для 1930-1940-х годов. Затхлое, устаревшее и нежизнеспособное в XXI веке образование, основанное на принципах этнического национализма. Блок Петра Порошенко с дельцами вроде Кононенко принялся выстраивать свою монопартийную коррупционную вертикаль власти, направленную на возведение Петра Порошенко в ранг главного олигарха страны.

Созданный за два месяца до начала выборов «Народный фронт» заботился о том, чтобы у его лидера Арсения Яценюка Петр Порошенко не откусил кусок властного пирога, сам не забывая поживиться в постреволюционный период. О ситуативном ударе и малых фракциях в Верховной раде и говорить не приходится. Бульдозер Порошенко в вынужденном союзе с тачанкой Яценюка их быстро перемололи на муку.

В это время проплаченные журналисты, интеллектуалы и патентованные патриоты, как Иуда в фильме Мартина Скорсезе «Последнее искушение Иисуса Христа», убеждали участников революционных событий, что они уже свою миссию выполнили. Что могут спокойно разойтись и передать руководство страной опытным политикам-управленцам. Это свидетельствует о том, что многие участники Майдана воспринимали базовые общечеловеческие ценности как далекую и совсем неважную абстракцию. Они говорили о национальных ценностях, о преимуществах национализма, о потребности в сильной армии, о языке, вере. Пытались задним числом конструировать героическое прошлое. Закрывали глаза на нарушение прав человека, мотивируя свою позицию революционной целесообразностью. И не заметили, как этой революционной целесообразностью стали прикрываться негодяи.

Отнюдь не преуменьшая роли жертвоприношений борцов за независимость современной Украины, стоит также сказать о тех, для кого общечеловеческие ценности в этой революции ничего не значили. Человеческая свобода, демократия, равенство всех перед законом, равные права — это на самом деле не пустой звук. Это не слова, нужные лишь для того, чтобы пустить пыль в глаза мировому сообществу, и чтобы оно приняло Украину в состав ЕС. Это базовые ценности, которые помогают построить гармоничную, комфортную и справедливую жизнь для всех граждан. Те же, кто признают преобладание мононационального над общечеловеческим, кто допускает ущемление прав человека ради «величия» государства, непременно скатятся к сторонникам Путина и Лукашенко.

Подтверждением этих слов могут послужить метаморфозы, которые произошли с известными украинскими патриотами, которые прошли даже через Майдан. Достаточно было Лукашенко сделать «патриотический» финт ушами, как они поспешили ему на поддержку. Заметьте, на поддержку Лукашенко, который за двадцать шесть лет превратил Белоруссию в полного сателлита России. Который убил демократию в стране. Который грубо расправился с национально-демократической оппозицией и зачистил политическое поле так, что в стране даже намека нет на оппозицию по отношению к диктатору. Который сфальсифицировал выборы, бил, убивал и преследовал граждан. Который делал вид, что хитрит с Путиным, а на самом деле пресмыкался перед ним и все больше затягивал российскую петлю на шее Белоруссии. Лукашенко, который имеет хорошие отношения с антидемократическим коммунистическим Китаем. И этого упыря готовы защищать украинские патриоты? Такой себе короткий путь из майдановцев в антимайдановцев.

О чем может свидетельствовать подобная перемена в позиции украинских патриотов? Во-первых, об общности взглядов и представлений с диктаторскими принципами. Во-вторых, о том, что демократия и человеческие свободы для этих людей не являются ценностью. При благоприятных обстоятельствах они охотно построили бы на Украине режим, а ля Лукашенко, а то и Путин. Не зря же патриотическая среда так рьяно пыталась строить не Украину, а Антироссию. А на самом деле — зеркальное отражение путинской России.

В-третьих, большинство из них вполне резонно допускает использование методов Путина и Лукашенко для противодействия своим политическим противникам. В частности, некоторые открыто упрекают Порошенко в том, что тот допустил свободные демократические выборы на Украине, не сфальсифицировав их, и не расправился с Зеленским, как Лукашенко с Тихановской. В таком случае хочется сказать, что не быть Украине успешным государством до тех пор, пока подобные мысли будут в тренде. И последнее. Патентованным украинским патриотам очень не хочется потерять монополию на звание лучших революционеров. Они боятся, что белорусы их переплюнут. Отсюда эти высокомерные поучения и пренебрежительные оценки белорусских протестов. А также попытки посоревноваться майданами.

Но надо помнить одно — только совместными усилиями с чистыми намерениями можно добиться победы. А еще важнее-воплотить в жизнь все эти благородные революционные лозунги. И без обязательного вознаграждения патентованных патриотов.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.