С самого начала история отношений Трампа и России была одновременно поразительно запутанной и чрезвычайно простой. Кто такой Олег Дерипаска? Что такое ГРУ? Кто, что и кому был должен? Огромное количество пересекающихся персонажей и переплетающихся фактов — телефонные звонки, электронные письма, текстовые сообщения, тайные международные встречи — вводили в ступор даже тех, кто потратил массу времени на распутывание этого клубка. Неудивительно, что обычные американцы давно перестали следить за развитием этой истории.

Доклад контролируемого республиканцами комитета Сената по делам разведки, который был опубликован во вторник, 18 августа, и над составлением которого работали представители обеих партий, расставил точки над «i». Простота этой схемы всегда была у нас перед глазами: в 2016 году предвыборный штаб Дональда Трампа стремился налаживать и поддерживать тесные контакты с чиновниками российского правительства, которые помогали ему одержать победу на выборах. Предвыборный штаб Трампа принимал предложения о помощи, поступавшие от россиян. Предвыборный штаб Трампа тайно передавал российским чиновникам важнейшие данные опросов. Предвыборный штаб Трампа согласовал время публикации украденных данных, чтобы навредить репутации Хиллари Клинтон.

Разумеется, в докладе комитета Сената эта история излагается не впервые. (Разве год назад Роберт Мюллер не давал в Конгрессе показания касательно его собственного всеобъемлющего и разоблачающего расследования?) Однако на этот раз эта история рассказана с согласия республиканцев Сената, которые ранее либо просто игнорировали серьезность проступков, совершенных предвыборным штабом Трампа, либо активно работали над тем, чтобы заставить всех усомниться в очевидных фактах.

Этот доклад комитета также послужил своевременным опровержением той версии, которую активно продвигал генеральный прокурор Уильям Барр (William Barr) еще до вступления в свою должность в начале этого года, — что «рашагейт» представляет собой «сфабрикованный» скандал. Барр и другие союзники Трампа утверждают, что российское расследование было начато в отсутствие каких-либо оснований и проводилось с целью «саботировать работу президента». Но этот их аргумент был опровергнут всеми следственными органами, которые занимались изучением этого дела, в том числе американским разведывательным сообществом, командой Мюллера, генеральным инспектором Министерства юстиций и теперь комитетом Сената по делам разведки.

На самом деле в своем докладе, в котором почти тысяча страниц и который стал пятой частью в целой серии докладов, посвященных российскому вмешательству в выборы 2016 года, члены комитета Сената пошли дальше, нежели команда Мюллера.

К примеру, Мюллер отказался заявить, что Трамп солгал, находясь под присягой, когда сказал, что он не помнит разговора с Роджером Стоуном (Roger Stone), его давним помощником и доверенным лицом, о WikiLeaks, опубликовавшим украденные электронные письма демократов. Но комитет Сената установил, что президент «действительно много раз разговаривал со Стоуном о WikiLeaks и с членами своего предвыборного штаба о связях Стоуна с WikiLeaks».

Комитет зафиксировал, что 7 октября 2016 года Стоуна заранее проинформировали о грядущей публикации записи Access Hollywood, в которой Трамп хвастается своими домогательствами к женщинам. Сразу после этого Стоун сделал как минимум два телефонных звонка, чтобы договориться с WikiLeaks о публикации украденных электронных писем членов национального комитета Демократической партии.

В докладе комитета также говорится, что Константин Килимник, давний деловой партнер бывшего главы предвыборного штаба Трампа Пола Манафорта (Paul Manafort), был сотрудником российской разведки и, вполне возможно, был причастен к краже и публикации электронных писем членов национального комитета Демократической партии.

Трамп и его союзники будут вечно уклоняться от прямого ответа. Игнорируйте их. Если ранее вам не было до конца понятно, что именно происходит, это стало понятным теперь. Как написали демократы в приложении к докладу, «именно так и выглядит сговор». Увы, республиканцы отказались поддержать демократов в их прямолинейной оценке, написав в своем собственном приложении, что «теперь мы можем без всяких сомнений заявить, что никакого сговора не было». Это как утверждать, что черное — это белое.

Но называйте это как хотите: доклад комитета Сената по делам разведки свидетельствует об очевидном сотрудничестве между русскими и предвыборным штабом Трампа, несмотря на то, что доказательств открыто заключенного соглашения нет. Свидетельства, приведенные в докладе комитета, указывают на то, что Трамп обо всем этом знал. Независимо от того, можно ли доказать, что он организовал это вмешательство или нарушил закон, сделав это, факт остается фактом: ни он, ни представители его предвыборного штаба не сообщили об этом вмешательстве федеральным правоохранительным органам, как должен был поступить любой законопослушный американец.

И помните, что Трамп воспользовался этой схемой еще раз. Президенту объявили импичмент за его попытки договориться об иностранном вмешательстве в президентские выборы 2020 года — на этот раз с Украиной. Это вмешательство должно было включать в себя попытки испортить репутацию Джо Байдена (Joe Biden). Трамп и его сторонники также попытались возложить ответственность за вмешательство в выборы 2016 года не на Россию, а скорее на Украину. Кто, если опираться на доклад сенаторов, «практически наверняка» стал одним из основных источников, распространяющих эту версию в прессе? Не кто иной, как Константин Килимник.

Никаких достоверных данных о том, что Украина пыталась вмешаться в выборы 2016 года, нет. И комитет Сената по разведке пришел к такому же выводу.

Теперь Россия снова пытается помочь Трампу с выборами, которые состоятся в ноябре, о чем свидетельствуют сообщения американской разведки. Для любого нормального президента это стало бы главной проблемой, и он использовал бы все доступные ресурсы, чтобы предотвратить такое вмешательство. Что сделал Трамп? Вечером в воскресенье, 16 августа, он ретвитнул сообщение российской пропаганды, которое, по мнению американского разведывательного сообщества, является частью российской кампании по воздействию на ход президентских выборов в Соединенных Штатах.

В понедельник, 17 августа, Майлз Тейлор (Miles Taylor), бывший руководитель аппарата Министерства внутренней безопасности при администрации Трампа, написал, что президент «демонстрировал чрезвычайно мало интереса к ключевым вопросам национальной безопасности, включая вопросы об обеспечении кибербезопасности, борьбе с внутренним терроризмом и с вредоносным иностранным вмешательством в дела Соединенных Штатов». Он добавил: «Прямым следствием действий президента является то, что страна стала менее защищенной».

Этот вывод невозможно никак приукрасить. Менее чем через три месяца американский народ может переизбрать на второй срок человека, который воспользовался помощью иностранного государства, чтобы победить на выборах, который не продемонстрировал никаких угрызений совести и который без всяких сомнений сделает это снова.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.