В 1984 году промелькнуло увлекательное интервью с чекистом-перебежчиком Юрием Безменовым, в ходе которого тот безошибочно предсказал общественно-политические сценарии в Америке ближайшего будущего. Так, он утверждал, что КГБ занимался не столько шпионажем, сколько, как он выразился, «идеологической подрывной деятельностью».

По словам Безменова, цель КГБ состояла в том, чтобы покорить Америку, постепенно меняя сознание американцев изнутри. Он утверждал, что Советский Союз фабрикует марксистско-ленинские мысли, которые «вкачиваются в головы американских студентов, не имея противовеса в виде американских/капиталистических ценностей». Безменов утверждал, что дети 60-х годов теперь повзрослели, занимают властные позиции, и «вы застряли с ними, вы не можете избавиться от них, вы не можете изменить их мнение даже при наличии фактов, даже если вы покажете им, что черное — это черное, а белое — белое».

То, что тогда президентствовал Рональд Рейган, было невероятной удачей. Смотря это интервью, с содроганием думаешь, сколь непоправимый ущерб нанес бы Картер, переизберись он на второй срок.

Безменов упоминает Уолтера Мондейла (Walter Mondale) как человека, который «будет сулить вам всевозможные подарки и вкусности, независимо от того, сможет он их обеспечить или нет». Замените Мондейла любым из нынешних демократов — эффект будет тот же.

Будь то Советский Союз или Китай, суть одна: по словам Безменова, «если вы не проснетесь, вам останется всего несколько лет. Бомба замедленного действия тикает, надвигается катастрофа, и, в отличие от меня, вам бежать будет некуда».

Президент Рейган понимал угрозу лучше всех своих предшественников со времен окончания Второй мировой войны. Наращивая военную мощь и проводя жесткую внешнюю политику, он по сути вынудил Советы изменить поведение. Со временем Советский Союз распался, а «железный занавес» свернулся.

Увы, преемники Рейгана — Джордж Буш-старший, Билл Клинтон, Джордж Буш-младший и Барак Обама — оказались убежденными глобалистами. Их более заботило мировое экономическое равенство, «социальная справедливость», насаждение искаженных общественных ценностей (вроде небиологического определения пола), открытые границы США, перевод нашей промышленности на внешний подряд через односторонние международные договоры, необъяснимым образом разработанные для того, чтобы обеспечить другим странам экономический паритет — или даже преимущество! — над Америкой. И, наконец, они ловко воспользовались столь случайными вопросами как климат для разработки многонациональных соглашений о передаче богатств из США в страны третьего мира за счет американских тружеников и их рабочих мест — как своего рода признание вины и извинение за многовековые злоупотребления и якобы эксплуатацию других стран.

С 1988 по 2016 годы все четыре администрации воплощали вариации на одну и ту же тему: первым делом остальной мир, и лишь затем Америка. Расходясь в мелочах и партийной принадлежности, все четверо были скроены из одной ткани. СМИ становились все более либеральными и однобокими. В студенческих городках с каждым годом зрел все более яростный антиамериканизм. Американская история становилась все более оскорбительной и всякий раз переписывалась с особым ревизионистским уклоном. Нагнетались произвольные классовые различия, и каждая из администраций извлекала из них собственную политическую выгоду. Как безошибочно предрек Безменов в 1984 году, факты перестали иметь значение, и несогласные не меняют своего мнения даже перед лицом этих фактов.

Здесь, вероятно, и кроется источник ненависти многих к Дональду Трампу: он сознаёт на базовом, элементарном уровне, чтó нужно Америке, чтобы преуспеть, — и как стране, и как обществу. И если грубые манеры и резкие заявления Трампа отпугивают орды леваков-верхоглядов, которые заняты лишь поверхностными, внешними впечатлениями в бессмысленной попытке сделать его «крайним», то его инстинктивное понимание, как работает Америка — в прямом и переносном смысле, — прямая угроза глубинному истеблишменту, обосновавшемуся в кулуарах политической и экономической власти. Намерение президента Трампа действовать в интересах американских рабочих и их семей нередко прямо противоречит интересам давних воротил этой страны. И это подлинный источник ненависти к Трампу.

То, что оппозиционная партия выступит против Трампа, очевидно. Его политический успех — их политический провал. Он ловко победил ту, которую уже провозгласили первой женщиной-президентом, справедливо попрекает либеральные СМИ «лживыми новостями» и отказывается подчиняться общепринятой левой политкорректности — не принимает так называемое глобальное потепление, правдиво называет китайский вирус своим именем, а города под управлением демократов клеймит рассадниками беззакония, коими они и являются. Все это легкие, очевидные мишени для всяких Пелоси, «Бригады» (неофициальное прозвище радикально настроенных женщин-демократок из Палаты представителей США: Александрии Окасио-Кортес, Ильхан Омар, Аянны Прессли и Рашиды Тлайб, — прим. редакции ИноСМИ) и прочих Шумеров (Chuck Schumer, лидер сенатского меньшинства и один из ключевых фигур импичмента Трампу, — прим. редакции ИноСМИ).

Но президент Трамп первым из президентов-республиканцев столкнулся с серьезной оппозицией внутри собственной партии. Бывший спикер Палаты представителей Пол Райан (Paul Ryan), Митт Ромни (Mitt Romney), прославленный «индивидуалист Сената» Джон Маккейн (John McCain) и другие политики и бизнесмены — все «невертрамперы» (от лозунга Never Trump, «Никогда Трамп», прим. перев.), ярые противники Трампа. И нет, отнюдь не потому, что некоторые «разумные» республиканцы понимают, что президент Трамп никак не годится на пост нашего руководителя, как вас заверит сборище неразумных, бездумных демократов.

«Невертрамперы» осознают смертельную угрозу, которую представляет президент для их коррумпированного мирка большой наживы, где все идет своим чередом. Президент Трамп, может, и слыхом не слыхивал про Юрия Безменова, но на фундаментальном уровне понимает, — как до него один лишь Рейган, — чтó нужно Соединенным Штатам для успеха в сегодняшнем мире. Он понимает угрозу коммунистического Китая как в экономическом, так и в военном отношении — точно так же, как президент Рейган сознавал угрозу, исходящую от Советского Союза. Он понимает, что искажение общественных ценностей и исторический ревизионизм напрямую угрожают благополучию нашей культуры, и, наоборот, что подход «Америка прежде всего» — к рабочим местам, внутренней энергетике, обороне и образованию — повысит наш уровень жизни и укрепить нашу конкурентоспособность в мире. И если президент Рейган предпринимал шаги против Советов, то президент Трамп предпринимает шаги против коммунистического Китая. Эти конкретные шаги угрожают не только китайцам, но и западным деловым и политическим интересам, которые наживаются от сделок с Китаем, даже в ущерб Америке.

Есть разумная теория, что китайцы осознали исходящую от Трампа угрозу их планам мирового господства и намеренно спровоцировали распространение коронавируса, — прекрасно зная, сколь пагубно он ударит по Америке экономически и по президенту Трампу политически. Если бы все шло своим чередом, то демократам в 2020 году не одолеть Трампа ни за что. Но теперь им выдался такой шанс — с их очередным Мондейлом по имени Байден и подрывным вмешательством Китая. Как говорится, «враг моего врага — мой друг». У китайских коммунистов, демократов и «невертрамперов» общий враг один: президент Трамп.

Но честные работящие американцы знают, что президент Трамп стойко и непоколебимо на их стороне, на стороне Америки, — как и президент Рейган 40 лет назад. Их преданность стране и результативность во благо нации не знают равных среди других президентов за последние 70 лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.