Глава офиса президента Украины Андрей Ермак утверждает, что письмо заместителя главы администрации президента России Дмитрия Козака, в котором кремлевский чиновник заявляет о своем отказе от участия в формате переговоров советников глав государств — участников «нормандского формата» — это такая «тонкая дипломатия».

Но на самом деле никакой «тонкой дипломатии» в этом письме нет. Напротив, это такой толстый сигнал, которым Кремль — и не Козак вовсе, а сам Владимир Путин — демонстрирует свое нежелание договариваться даже не с Ермаком, а с самим Владимиром Зеленским.

Письмо Козака — это всего лишь продолжение российской линии, которая была обозначена после встречи советников глав государств — участников «нормандской четверки» в Берлине. После этой встречи заместитель главы администрации президента России дал большое и жесткое интервью ТАСС, в котором назвал поведение украинских переговорщиков «театром абсурда».

После этого были совещание Владимира Путина с постоянными членами Совета безопасности, пропагандистские атаки на Зеленского и вот теперь — фактическая ликвидация формата встреч советников глав государств. А это, в свою очередь, ставит под сомнение саму возможность проведения саммитов глав государств «нормандского формата», так как решение о таких встречах президенты и канцлер принимают именно по итогам консультаций своих советников.

Мне могут возразить, что в то же время в ТКГ договорились о беспрецедентном прекращении огня по всей линии разграничения между свободной и оккупированной частями Украины. Но заметим, что Россия вовсе не считает себя частью этого процесса.

Уже после достижения соглашения пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что его страна не может гарантировать соблюдение договоренностей, так как не является стороной конфликта. А Владимир Путин во время телефонного разговора с Владимиром Зеленским, состоявшимся, как и следовало было ожидать, по инициативе украинского, а не российского президентов, в очередной раз возмущался украинским законодательством о местных выборах.

В России вообще по неведомым причинам считают проведение этих выборов выходом Украины из Минского процесса. А соглашение о прекращении огня в Кремле воспринимают как договоренность Украины с «народными республиками», после которой должен начаться полноценный переговорный процесс. Переговорный процесс не с Россией, а с «ДНР» и «ЛНР».

Итак, что же мы имеем на сегодняшний день? Андрей Ермак, который до вчерашнего дня был ключевой фигурой в консультациях между Москвой и Киевом с украинской стороны, больше не воспринимается Кремлем как переговорщик, с которым можно иметь дело. Сразу же после появления письма Козака ушел из ТКГ Леонид Кучма — человек, который известен своими связями в российских политических кругах и считается близким другом все еще влиятельного семейства Бориса Ельцина.

Зеленский заменил Кучму Леонидом Кравчуком — человеком, который никогда никаких связей в Москве ни с кем не имел, зато воспринимается в российском политическом истеблишменте как самый настоящий «предатель», разваливший самое дорогое для Путина — Советский Союз. Это в Киеве можно долго рассказывать о близости Кравчука к Виктору Медведчуку. Между прочим, сам Медведчук был участником переговорного процесса в эпоху Порошенко — и что это изменило? Зато для таких людей, как Путин, Козак или Грызлов назначение Кравчука — это самое настоящее издевательство. Тем более, что реальным руководителем делегации в Минске будет не Кравчук, а вице-премьер Алексей Резников, с которым в Москве не хотят иметь никакого дела вообще.

Что это означает? А то, что в Кремле сведут возможности Зеленского имитировать переговорный процесс и хоть какие-то результаты к минимуму. Прекращение огня продержится ровно до того момента, до которого Москва все еще будет рассчитывать на возможность прямых переговоров украинского руководства и «народных республик». А потом конфликт может либо вернуться к стадии неинтенсивных боевых действий, либо даже обостриться — в зависимости от решений, которые будут приняты в Кремле.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.