Несколько дней спустя после референдума стало понятно, что «крымская статья» в российской Конституции будет «уточнена» соответствующими законными инициативами. Дума изменит федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», чтобы приравнять действия по «нарушению территориальной целостности России» к экстремизму. И это, в свою очередь, приведет к изменению в Уголовном кодексе.

С точки зрения международного права, Крым был и остается частью Украины. На географических картах полуостров отмечен как часть российской территории даже в самой России.

Нежелание признавать законность аннексии полуострова Россией было неоднократно высказано не только лидерами западных стран, но и лидерами стран-союзников Российской Федерации.

Крым обладает всеми признаками оккупированной территории, а Россия продолжает быть еще более «одинокой» в своем решении по вопросу Крыма, чем по вопросу признания независимости отчужденных грузинских территорий.

Так что же происходит? Считаются ли сейчас любые переговоры на тему «чей Крым» триггером, а участники этих обсуждений — преступниками? Да, все верно. Именно для этого и нужны изменения в законодательстве. Чтобы никто никогда и подумать не мог вывести Россию из той патовой ситуации, что сложилась вокруг Крыма. Из этого тупика сегодня существует только один выход — тюрьма.

Весь мир понимает, что в России сейчас начинается новая волна «охоты на ведьм». Первыми пострадавшими станут крымские татары, а следом за ними — украинцы, живущие в Крыму, лидеры российской оппозиции, журналисты и все, кто имеет мнение, отличное от официального, причем, не только россияне.

Тут появляется еще один деликатный вопрос: с точки зрения российского законодательства, кем являются мировые лидеры и представители международных организаций, которые говорят о своей поддержке независимости, суверенности и территориальной целостности Украины в рамках ее международно признанных границ?…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.