Остракизм обрушился на британскую политику: парламентский комитет по разведке представил в Лондоне «российский доклад», публикация которого долгое время откладывалась. Там должно было быть задокументировано и заклеймено московское вмешательство в политические события на острове в последние годы.

Результат, вероятно, доставил президенту Путину необычайное удовольствие. Призрак Москвы блуждает на страницах доклада: есть указания на подрывную деятельность во время референдума о независимости в Шотландии в 2014 году, голосования по ЕС в 2016 году и по другим вопросам, которые, словно бактерии, проникают в общество и позволяют неясному врагу пользоваться демократическими разногласиями и сеять хаос и раздор.

Но нет ни состава преступления, ни однозначных доказательств, ни неопровержимых улик, бросающихся в глаза.

Обвинения комитета направлены совсем в другую сторону. Ответственные лица от правительства до контрразведки были заняты другими делами, преимущественно террористической угрозой, и буквально закрыли глаза на то, как Россия при помощи стратегий дезинформации пыталась расшатать стабильность западной страны, веру в надежность ее политического руководства.

Это глубоко постыдная критика в собственный политический адрес.

Конечно, некоторые яркие примеры действий Москвы не прошли незамеченными, как и то, что Лондон иной раз высказывал свое возмущение, и на некоторое время отношения охлаждались. Недавний случай — отравление бывшего российского агента Сергея Скрипаля и его дочери в марте 2018 года в Солсбери. Воспоминания о нем еще свежи.

Премьер-министр Тереза Мэй отреагировала быстро: она выслала десяток российских дипломатов, и в знак солидарности так же поступили еще 28 стран во главе с США. Были высланы более сотни аккредитованных российских сотрудников.

Можно вернуться к 2006 году и вспомнить случай Литвиненко, который также бежал от ФСБ и «московского мафиозного государства» (его цитата). Двое российских агентов отравили его в Лондоне радиоактивным полонием.

Но реакции были непоследовательны. Элитные институты Лондона продолжали с готовностью принимать деньги от российских олигархов, которые в обмен получали все больше влияния.

Партии проявляли сдержанность. Члены верхней палаты парламента по совместительству становились лоббистами Москвы — негласно, в отличие от коллег в нижней палате. Лондонский рынок недвижимости наполнился российскими миллиардами, и никто не спрашивал об их происхождении или дальнейшем пути.

Отмывание денег часто порицалось, но никогда не преследовалось. Попытки арестовать отдельную собственность или привлечь к ответу ее владельцев регулярно заканчивались ничем. Российский денежный кран оказался мощнее.

Тем временем Москва быстро научилась ловить рыбу в мутной воде, пользуясь подозрительными, часто замаскированными адресами в социальных сетях. Во время дебатов о Брексите всплывали предостерегающие новости о бесконтрольной миграции, если Великобритания останется в ЕС, а в Шотландии разжигали желание каледонцев повернуться к Соединенному королевству спиной.

Путин увидел, что на Западе идет спор о ценностях

Намечается ассиметричное ведение войны. Потягаться с западной экономической мощью Путин не может, в этом нет никаких плюсов для его собственной бедствующей страны. Но он увидел, что на Западе идет спор о собственных ценностях, и внедряется в усугубляющиеся разногласия при помощи троллей, хакеров и других полезных идиотов.

Его стратегический секрет — провокации. После избрания Дональда Трампа президентом, пока не раскрытого российского вмешательства, США с движением BLM, а вместе с ними и остальной мир, стали идеальным полем для новых видов диверсий.

Зарегистрированное в Санкт-Петербурге «Агентство интернет-исследований» еще с 2014 по 2017 год продвигало в социальных сетях и на Ютубе «черную» тему с положительным акцентом на культуру южных стран. Это был удар в область зарождающихся расовых противоречий.

Тактика сбивания с толку впечатляет. С одной стороны, российские твиттер-аккаунты распространяли лозунги в поддержку BLM. С другой стороны, некоторые громогласно дискредитировали движение такими слоганами, как «BLM — рука российского правительства».

Во время недавнего визита в издание The New York Times семь членов Палаты представителей сообщили о последних разведданных США в области путинских стратегий. Они предостерегли: «Из-за русских мы сейчас имеем дело со все более бесцеремонными и разрушительными операциями; так они видят конфликт с Западом».

Дэвид Портер, заместитель руководителя секции рабочей группы ФБР по иностранному влиянию, резюмировал на конференции в Вашингтоне: «Проще говоря, Россия больше всего хочет увидеть, как мы сами разорвем друг друга».

Коварные стратегии русских троллей

Один колумнист британского еженедельного журнала The Spectator в недавнем выпуске описал это весьма метко: «Вместо того чтобы, как раньше, распространять посыл коммунизма, современные русские тролли преследуют цель перевернуть мирный посыл Франциска Ассизского — сеять вражду вместо гармонии, заблуждение вместо правды, отчаяние там, где есть надежда».

Но не видим ли мы перед собой в лице Дональда Трампа лидера, который при помощи фейковых новостей усугубляет поляризацию своей и так уже глубоко расколотой страны? Неужели нужен еще один Путин с товарищами, которые пошатнут веру свободного мира в стойкость собственных ценностей?

Либерализм притесняется ревнителями политкорректности, ранее умеренная Республиканская партия, которую Трамп взял в заложники, — популистскими сорвиголовами. А Британия?

Неужели путь к тотальной «неблестящей изоляции» тесно связан с беспокойством по поводу денег, в том числе российского происхождения, когда лучше не знать их источника, чтобы не рисковать бизнесом.

«Российский доклад» парламентского комитета стал мощной попыткой противодействия такой беспечности. А Европа, договорившись о пакете помощи пострадавшему от коронавируса Евросоюзу, сделала удачный ход. Она стабилизировалась в финансовом отношении и сможет лучше противостоять российским попыткам посеять новый раздор.

Но перемирия на новом восточно-западном фронте ждать не стоит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.