Понедельник

«Объясните мне, — говорит Путин начальнику интернет-троллей, — в чем суть публикации объявлений в „Фейсбуке"?»

Начальник троллей вздыхает и спрашивает: «Еще раз?». А потом говорит, ладно, согласен, это очень сложно, но представьте это себе так, — как это происходит в интернете, когда Путин покупает новый холодильник. Но я отвечаю, что когда Путину нужен новый холодильник, то я просто звоню в ГРУ, и они вытаскивают дрожащего диссидента из холодильника, а потом устанавливают его на кремлевской кухне.

«Совершенно верно, — говорит он, — неудачный пример. Так, ну а о том, как распространяются в интернете фотографии с голым торсом, знаете?»

«Мои фотографии?» — с гордостью спрашиваю я.

«Ну,… любые, чьи угодно», — отвечает он осторожно.

«Но все самые лучшие — это мои», — отмечаю я.

Начальник интернет-троллей заметно нервничает.

«Смотрите, — говорит он. — Завтра авторитетный комитет британского парламента опубликует долгожданный доклад. Они объяснят действия России. В частности, на референдуме по Брекситу. Гораздо лучше, чем смог бы объяснить я».

«Путин не может ждать», — говорю я, по-настоящему взбудораженный этим вопросом.

«Думаю, на вас он произведет сильное впечатление», — говорит он.

Вторник

Сегодня начальник интернет-троллей нервничает еще больше.

«Клянусь, — говорит он, — мы взламывали их и капитально вмешивались в их референдум по Брекситу. Наверное».

Путин хмурится. Или, скорее, пытается. Это нелегко. Ботокс.

«Наверное?», — спрашиваю я

Начальник троллей отвечает, что на самом деле никаких следов и свидетельств нет, но они наверняка вмешивались. Ведь в других местах они вмешивались.

Начальник агентов ГРУ тоже присутствует.

«Справедливости ради следует сказать, товарищ президент, — замечает он, — британцы не говорят, что мы не вмешивались в референдум по Брекситу. Только вот, что они не удосужились проверить, вмешивались ли в референдум по Брекситу или нет».

Затем начальник агентов ГРУ указывает на то, что еще британцы поначалу затягивали публикацию доклада о вмешательстве России в референдум перед прошлыми выборами, только для того, чтобы Россия немедленно в них вмешалась.

«Но ведь ни одна страна не может просто взять и устроить себе все это», — удивляюсь я.

Обессиливший начальник агентов ГРУ смотрит на начальника троллей.

«Думаете?», — отвечает он

Среда

Теперь британские СМИ говорят, что шпионаж России в Великобритании — это «новая норма».

Однако Путин находится в неведении относительно того, ведется ли на самом деле шпионаж. Поэтому вызвал двух героев ГРУ с самым свежим опытом — участвовавших в последних событиях в Великобритании. Оба были причастны к отравлению в Солсбери. И оба теперь живут идиллической ковбойской жизнью на Урале в обстановке, напоминающей фильм «Горбатая гора». На случай, если кто-нибудь спросит.

«Товарищ президент, — еле слышно произносит один из них. — Мы два года живем по „легенде". Можно нам теперь вернуться к женам?»

«Послушай, милый, — говорю ему я. — Я хочу получить общее представление о российских операциях в Великобритании. Потому что в парламентском отчете говорится, наверное, во всех подробностях, но эти идиоты в Москве в этом ни уха ни рыла не смыслят. Итак. Как обстановка в Найтсбридже, что там с этой тусовкой олигархов? Насколько обширны политические связи в Вестминстере. Ну и все остальное?»

Агенты-ковбои говорят, что ничего об этом не знают, так как их интересовал только Солсбери.

«Да хватит заливать!», — говорю я.

«Зато собор, — объясняет агент. — У него знаменитый шпиль высотой 123 метра».

Четверг

Сейчас британская газета сообщает, что 14 министров британского правительства получали деньги от людей, связанных с Россией. То есть, похоже, от многих. Хотя в России, конечно же, полно людей, связанных с Россией. Почти все.

«Вот, прочитал статью, — говорю я начальнику ГРУ, — в которой пишут, что одна русская заплатила 160 тысяч фунтов стерлингов, чтобы сыграть в теннис с Борисом Джонсоном. Что, на мой взгляд, безусловно, равноценно тому, что речь идет о шпионке».

Начальник ГРУ спрашивает, почему.

«Потому что иначе, — объясняю я, — русская побоялась бы унизить британского лидера, одержав над ним победу, и побоялась бы, что ее отправят в их британскую „Сибирь"».

Но начальник ГРУ не согласен, потому что русская, о которой идет речь, вероятно, была из Мейфэра. Что в принципе означает, что она и так уже жила в британской «Сибири».

Пятница

А сейчас я разговариваю с президентом США Трампом по правительственной связи в «Зуме».

«Между нами говоря, — говорю я после долгой беседы о вирусе и Иране, — я очень благодарен за доклад вашего Мюллера! Потому что в отношении Британии, где нет аналогичного доклада, мы практически забыли все, что вообще делали».

Затем Трамп говорит, что его собственная память в принципе безупречна, и что он недавно с большим успехом прошел тест на когнитивные способности, запомнив список предметов.

Путин понятия не имеет, о чем тот говорит.

«Человек, мужчина, российский флаг, палуба!», — перечисляет по памяти Трамп.

Мне интересно, займет ли это много времени.

«Мускулы! — продолжает Трамп. — Смазанный маслом обнаженный торс! Сосок! Другой сосок!»

«Ладно, Путину надо пойти и одеться», — говорю я.

«Ну да, пока», — отвечает Трамп.

_________________________

*по версии Хьюго Рифкинда (Hugo Rifkind)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.