В Сирии Турция и Россия «сотрудничают и конкурируют», а в Ливии находятся «в поисках конкуренции и сотрудничества». Черное море — регион, где на передний план также выходит сотрудничество. Но Украина — площадка, где две страны располагаются на противоположных фронтах. Кавказ же — один из регионов, где интересы расходятся.

Газопроводы, атомная электростанция, система противоракетной обороны, туризм, торговля сельскохозяйственной продукцией — сферы сотрудничества Турции и России. Между тем такие вопросы, как Айя-София и канал «Стамбул», являются потенциальными проблемами, которых пока избегают.

Это вступление мы сделали для того, чтобы проанализировать подходы Анкары и Москвы к азербайджано-армянскому конфликту на границе.

Американофилы указывают на Россию

В турецких СМИ этот последний конфликт преимущественно истолковывается как сигнал Москвы в адрес Анкары. Также заметим, что такие комментарии в основном исходят от кругов, ратующих за возобновление турецко-американского сотрудничества.

С тех пор как Эрдоган и Трамп достигли договоренности о «совместной работе» в Ливии, эти круги начали громогласно отстаивать тезис о том, что в интересах Турции взаимодействовать с США, а не с Россией, и теперь они, разжигая «национальные чувства», откровенно провоцируют враждебность в отношении России и Армении.

Материальной основой, которая позволяет этим комментаторам ссылаться на Россию, является то, что последний конфликт между Азербайджаном и Арменией происходит не в оккупированном Нагорном Карабахе, а в Товузе, расположенном в 250 километрах от него. Через этот регион проходят Трансанатолийский газопровод (TANAP), нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан, а также железная дорога Баку — Тбилиси — Карс. Исходя из этого, вопрос рассматривают в том числе с «энергополитической» точки зрения и говорят о более комплексном российском ходе.

«Бархатная революция» в Армении в 2018 году

На наш взгляд, нарисованная выше «большая картина» не имеет прямого отношения к проблеме. Вопрос связан в большей степени с внутренней политикой Армении и отчасти с внутренней политикой Азербайджана…

Для того чтобы объяснить, что мы имеем в виду, сделаем небольшое напоминание. Президент Армении Серж Саргсян занимал пост президента два срока — с 2008 по 2018 годы. Затем он изменил президентскую систему правления в стране на парламентскую и стал премьер-министром. Эта инициатива пророссийски настроенного Саргсяна вызвала общественную реакцию. Воспользовавшись этой реакцией при поддержке Запада, Никол Пашинян 8 мая 2018 года стал премьер-министром Армении.

Роль Запада в этих переменах была настолько очевидна, что Пашинян с первого дня трактовал свое премьерство как «победу бархатной революции». Цветные революции, как вы знаете, представляли собой смену власти, которую США осуществляли после распада СССР в постсоветских странах с целью окружения России: в 2003 году состоялась «революция роз» в Грузии, в 2004 году — «оранжевая революция» на Украине, в 2005 году — «тюльпановая революция» в Киргизии, к тому же в Азербайджане была неудачная попытка совершить цветную революцию…

И то, что Пашинян расценил свою победу в рамках этой же линии, как «победу бархатной революции», связано с его проамериканской и антироссийской позициями.

Удобный конфликт

Для понимания последнего конфликта на границе Азербайджана и Армении нужно понимать, где стоит Пашинян. Армянский премьер-министр рассматривает «низкодозированный» конфликт с Азербайджаном как инструмент, который может позволить его стране бросить якорь в западной гавани.

Ведь если Россия окажет помощь Армении в соответствии с уставом Организации Договора о коллективной безопасности, тогда Пашинян преуспеет в противостоянии как Азербайджану, так и Турции и использует этот успех во внутренней политике. Если же Россия не станет вмешиваться в проблему, чтобы не сталкиваться с Турцией, Пашинян сможет убедить общественность в стране в необходимости взаимодействия с США.

Более того, в условиях всплеска «националистических настроений» также будут забыты обещания, которые были даны два года назад во время «бархатной революции», но не были выполнены…

Азербайджанские эксперты, с которыми я побеседовал, отмечают, что это «удобная» картина и для Баку, хотя и в меньшей степени. «Националистические чувства», порожденные этим «низкодозированным» конфликтом, будут использованы для обуздания реакции в отношении Мехрибан Алиевой, которая начала править страной вместе со своим супругом Ильхамом Алиевым в качестве вице-президента в 2017 году.

Особо подчеркнем, что в обеих столицах есть серьезные вопросы о «коррупционных» досье!

Основа регионального сотрудничества: астанинская платформа

Разумеется, это только сырые предположения. Более того, при взгляде с точки зрения Еревана и Баку в этой плоскости анализа мы также можем сказать, что это чревато для них большими рисками.

Для нас важны интересы Турции. Как отстаивающие точку зрения о том, что общие интересы Турции тесно связаны с сотрудничеством с ее соседями и Россией, мы расцениваем каждое событие в контексте положительного / отрицательного влияния, которое оно оказывает на это сотрудничество.

Поэтому мы придаем большое значение формуле «3+3», которую Тегеран предлагал за прошедшие годы применительно к Кавказу: если трио Турция — Иран — Россия встанут плечом к плечу, то проблемы кавказского трио Азербайджан — Армения — Грузия будут решены.

Сегодня это предложение в какой-то мере претворилось в жизнь в виде астанинской платформы. В этой связи не столкновение Турции и России на почве армяно-азербайджанского конфликта, а, наоборот, сотрудничество Турции, России и Ирана, которое может и дальше углубляться, послужит основой решения проблем на Кавказе на благо региона…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.