15 июля Госдепартамент Соединенных Штатов пересмотрел свою инструкцию в отношении применения санкций, содержащихся в Разделе 232 Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act — CAATSA), и это было сделано явно для того, чтобы трубопровод «Северный поток — 2» попал под действия санкций, вводимых на основании этого закона. Госсекретарь США Майк Помпео объявил об этих мерах, а также подчеркнул, что трубопровод «Северный поток — 2», строительство которого близится к завершению, может предоставить Москве экономические и политические рычаги давления на Европу, подрывая таким образом энергетическую безопасность Евросоюза. В новой инструкции упоминается также вторая нитка трубопровода «Турецкий поток» (TurkStream) — это еще один проект российской компании «Газпром», связывающий Россию с Турцией по дну Черного моря и предназначенный для дальнейшей транспортировки природного газа в Европу.

В предыдущей версии этой инструкции (октябрь 2017 года) было сделано исключение для тех проектов, которые были подписаны до принятия 2 августа 2017 года Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций, и в их числе оказались «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». Германия особенно выразила озабоченность по поводу Закона о противодействии из-за его влияния на «Северный поток — 2». В новом варианте инструкции подчеркивается, что Госдепартамент не выводит из-под действия этого закона «Северный поток — 2» и любой другой предыдущий проект и, кроме того, это ведомство смещает фокус внимания в сторону санкций, вводимых против инвестиций, о которых идет речь в Разделе 232, и которые будут сделаны после 15 июля 2020 года.

Поскольку вводимый инвестиционный порог достаточно низок (1 миллион долларов для каждой отдельной транзакции или 5 миллионов в целом за период в 12 месяцев), то на практике это означает, что любые работы по реализации проекта «Северный поток — 2» могут попасть под санкции. В инструкции Госдепартамента от 15 июля также говорится о том, что транзакции, проводимые для выхода из этого проекта, не будут подвергаться санкциям, и это дает возможность компаниям, участвующим в настоящее время в этом проекте, свернуть свои работы.

На первый взгляд, это может показаться существенной эскалацией саги по поводу «Северного потока — 2» со стороны госсекретаря Помпео и администрации Трампа. Хотя формально эти санкции вводятся в отношении «Северного потока — 2», их воздействие может быть направлено на то, чтобы настроить Соединенные Штаты против Германии, союзника по НАТО, на фоне продолжающегося уже долгое время противостояния. Еще до полной публикации инструкции авторы этой статьи говорили о том, что трубопровод «Северный поток — 2» на самом деле направлен против национальных интересов Соединенных Штатов и Европейского союза, и мы поддерживаем цели, которые преследуют некоторые представители Конгресса и администрации президента. Но мы также говорили о том, что санкции не являются приемлемым методом для нейтрализации связанных с этим трубопроводом рисков, а подобные действия могут привести к непредусмотренной реакции и эскалации вражды между Соединенными Штатами и Германией, а пользу от этого получит российский президент Владимир Путин.

Парадоксальным можно считать то, что, несмотря на недовольство Вашингтона по поводу «Северного потока — 2», политические инициативы, предпринятые в последние несколько лет Соединенными Штатами и Европой, имели положительный эффект и позволили сгладить некоторые противоречия стратегического характера. Строительство сети менее крупных трубопроводов, по которым природный газ может транспортироваться с востока Германии в Центральную Европу и Украину; большая доступность сжиженного природного газа (СПГ) из Соединенных Штатов и других источников; расширенная инфраструктура в Польше и странах Балтии по приему СПГ, а также антимонопольные положения Третьего энергетического пакета Европейского союза, — все это уже значительно сократило зависимость Европы от российского природного газа. «Северный поток — 2» продолжает оставаться плохой идеей. Но, возможно, более подходящий способ сегодня состоит в наращивании усилий со стороны Соединенных Штатах и Евросоюза по реализации перечисленных направлений, и тогда этот проект потеряет свое стратегическое значение. Кроме того, Соединенные Штаты и Евросоюз должны продолжить свою поддержку Украины (и проведение там реформ) для того, чтобы эта страна была более способна противостоять российскому давлению.

В настоящий момент не ясно, собирается ли госсекретарь Майк Помпео и администрация Трампа вводить санкции в отношении немецких компаний из-за трубопровода, при этом стоит учитывать, что полностью они вряд ли смогут его остановить. Обновленная инструкция все еще содержит условие, которое Конгресс США добавил к Разделу 232 в качестве кивка в сторону немецких (и в более широком смысле, европейских) возражений. В этом разделе говорится о том, что администрация президента «будет координировать с союзниками Соединенных Штатов вопрос о введении этих санкций».

Администрация Трампа конечно же не отличается особой симпатией к Германии — в последнее время обострились противоречия с этим ключевым союзником Вашингтона по поводу финансирования НАТО и пошлин в области стали; было объявлено о выводе американских войск из Германии, и это решение было явно преподнесено как политическое наказание Германии, — тогда как федеральный канцлер Германии Ангела Меркель не упускает случая подвергнуть критике президента Дональда Трампа.

Вместе с тем сделанное госсекретарем Помпео заявление и пересмотренная инструкция, скорее всего, относятся к информационному полю, чем непосредственно к введению санкций, а расчет администрации США состоит в том, что более серьезные угрозы о введении санкций могут создать достаточно проблем в реализации проекта «Северный поток — 2», и его строительство может быть возобновлено уже после ноября и после принятия национального закона о бюджетных ассигнованиях на национальную оборону (National Defense Authorization Act), который, судя по всему, будет включать в себя поправку сенатора-республиканца из штата Техас Теда Круза (Ted Cruz) и сенатора-демократа из штата Нью-Гемпшир Джинн Шейхин (Jeanne Shaheen). Конечно же, в нынешней администрации политическая воля о введении санкций против союзного государства может появиться быстро, например, на основе публикации в твиттере или в качестве реакции на какую-нибудь новость, поэтому вовлеченные в этот проект правительства и компании, вероятно, должны планировать свои действия соответствующим образом.

Брайан О'Тул — приглашенный старший научный сотрудник программы Глобальный бизнес и экономика Атлантического совета; ранее работал советником директора Управления по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control) Министерства финансов.

Дэниел Фрид — почетный член Атлантического совета (Weiser Family distinguished fellow); был координатором санкционной политики в администрации Обамы, работал заместителем госсекретаря США по Европе и Евразии в администрации Буша-младшего, а также старшим директором в Совете национальной безопасности в администрациях Клинтона и Буша-младшего. Кроме того, был послом в Польше в период правления администрации Клинтона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.