В конце ноября 2019 года венгерское правительство заявило, что намерено предложить ООН ввести международный день памяти жертв коммунистической диктатуры. Об этом заявил министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто агентству MTI. По его словам, «мы не должны допускать, чтобы на международной арене ставились под сомнения преступления коммунизма, равно как и другие отвратительные и недобросовестные попытки фальсифицировать историю». Министр выразил надежду, что Генеральная Ассамблея ООН примет соответствующую резолюцию на своей следующей сессии в сентябре 2020 года. Впрочем, этот вопрос уже обсуждался на встрече министров иностранных дел Вышеградской группы (в которую, помимо Венгрии, входят Польша, Чехия и Словакия).

Здесь стоит напомнить, что накануне 75-й годовщины окончания Второй мировой войны госсекретарь США Майк Помпео и девять министров иностранных дел стран Центральной и Восточной Европы, в том числе Болгарии, обвинили Россию в фальсификации истории и заявили, что победа союзников принесла свободу не всей Европе. Словакия приняла закон, требующий уголовной ответственности за публичное отрицание преступлений, совершенных фашистскими и коммунистическими режимами против гуманизма, прав и свобод человека. Администрация Трампа, в свою очередь, объявила 7 ноября Днем памяти жертв коммунизма (хотя в 2019 году официально он не отмечался).

Однако, по мнению ряда авторитетных (в том числе западных) экспертов, такие действия абсолютно нерациональны и неправильны с политической, международной и любой другой точек зрения. Достаточно вспомнить, что крупнейшая коммунистическая партия на планете — китайская, насчитывающая почти 80 миллионов человек, не только продолжает существовать, но и управляет самой мощной развивающейся экономикой в мире. В настоящее время Китай является одной из двух мировых сверхдержав, и с этой точки зрения возникает вопрос, как страны вроде Польши, Венгрии или Словакии, так яростно отвергающие «преступления коммунизма», собираются в будущем строить свои отношения с Пекином. Венгрия, например, рассчитывает на китайский кредит в сотни миллионов долларов на строительство высокоскоростной железной дороги Будапешт-Белград, которую будут строить китайские компании. Одним из самых быстрорастущих в последние годы новых азиатских «тигров» — Вьетнамом —также управляет коммунистическая партия. Очевидно, что коммунизм не исчезнет с политической карты мира, и предложения в духе министра иностранных дел Венгрии Сийярто едва ли могут рассчитывать на серьезную международную поддержку.

Стоит, кстати, напомнить, что до недавнего времени «Фидес», партия самого Сийярто, правила в коалиции с ультраправой партией «Йоббик», открыто называющую себя преемником венгерских нацистов — так называемых салашистов.

Миф о знаке равенства между нацизмом и коммунизмом

В основе всех этих действий лежит существующий не одно десятилетие миф о «тождестве нацизма и коммунизма». Причина его долголетия кроется в том, что в нем заинтересованы многие влиятельные круги Запада. Этот миф используется в качестве обязательной «теоретической основы» для пресловутого «пересмотра итогов Второй мировой войны». Этот «пересмотр», или, точнее, фальсификация истории — просто инструмент для достижения актуальных геополитических целей и для реализации конкретных интересов основных западных политических игроков.

В навязывании и распространении этого мифа больше всего заинтересованы те, кто в период между двумя мировыми войнами сознательно стимулировал появление и подъем нацизма именно как средства против коммунизма. После 1945 года, когда античеловеческая природа и несостоятельность нацистской идеологии и практики стали понятны всем, идеологические последователи тех, кто создавал и поддерживал нацизм, стали пытаться оправдать себя, утверждая, что коммунистический режим был даже хуже нацистского.

Все те, кто в настоящее время выступают против коммунизма и пытаются связать коммунизм с полностью отвергнутым нацизмом, заинтересованы в том, чтобы увековечить этот миф и иметь возможность обвинить коммунизм в преступлениях, в которых фактически виновен нацизм.

Миф об одинаковой природе нацизма и коммунизма выгоден западной либеральной элите, со временем превратившейся в своеобразную тоталитарную секту, пытающуюся мотивировать свой полный отказ принять какие бы то ни было точки зрения, отличающиеся от ее собственных, утверждая, что именно они являются «действительно тоталитарными» и потому не заслуживают внимания.

Как показал исторический опыт, тоталитаризм не может быть ни хорошим, ни плохим. Тоталитаризм — это просто способ сконцентрировать все социальные усилия для достижения одной цели. Это простой инструмент, и в этом качестве он не может быть «хорошим» или «плохим». Вопрос в цели, для достижения которой используется тоталитарный механизм.

Но самое главное, однако, что миф о «тождественности» нацизма и коммунизма абсолютно неверен, хотя бы потому, что нацисты дискриминируют людей на основании некоторых внешних характеристик (например, раса или этническая принадлежность), которые нельзя изменить, и только на этом и основана нацистская идеология.

Коммунизм же, напротив, считает, что каждый человек может изменить любую свою социально значимую характеристику — неслучайно множество выдающихся коммунистических лидеров происходят из среднего или высшего класса, но, несмотря на это, выступают против существующей системы, считая ее несправедливой. Даже этого различия достаточно, чтобы понять очевидное несоответствие между двумя идеологиями.

И что еще важнее — нацизм в принципе не стремится гарантировать всеобщее благоденствие, именно потому, что считает, что люди изначально между собой не равны. Он стремится гарантировать блага для одних за счет других — например, блага для одной нации или расы за счет других, объявленных «неполноценными». А коммунизм опирается на интернационализм трудящихся и ставит перед собой конечной целью достижение равных благ и счастья для всех в бесклассовом обществе. Таким образом, поставить знак равенства между этими двумя идеологиями не представляется возможным. При нацизме основной антагонизм — избранная нация и остальные, «низшие нации». При коммунизме — труд и капитал. Вот почему он как идеология опасен для капитала даже сегодня — поэтому капитализм пытается преодолеть его с помощью недавно активированной идеи приравнивания коммунизма к нацизму.

Только состоятельность или несостоятельность коммунизма как научной теории могут быть предметом обсуждения и анализа. Предметом таких дискуссий может быть также советский опыт практической реализации этой доктрины в государственном строительстве в ХХ веке, а также опыт других «социалистических» государств. Тезис о «тождественности» нацизма и коммунизма, очевидно, не может быть темой подобной дискуссии, и попытки вынести его на повестку дня, несомненно, служат определенным геополитическим интересам и не имеют ничего общего с актуальной повесткой дня на планете.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.