МОСКВА — С 1994 года президент Александр Лукашенко правит Республикой Беларусь железной рукой. Однако в последние месяцы его контроль над страной существенно ослаб, и он вполне может лишиться власти после президентских выборов, запланированных на 9 августа. Такой исход потрясёт не только Белоруссию; он станет также серьёзной причиной встревожиться для президента России Владимира Путина.

В начале 2020 года казалось, что никто не сможет бросить вызов Лукашенко. Большинство белорусов были уверены, что их авторитарный лидер выиграет выборы и останется на шестой президентский срок, благодаря тем же самым методам, который обеспечивали ему предыдущие победы. И даже оппоненты Лукашенко внезапно затихли, когда он начал защищать белорусский суверенитет от путинских планов «интегрировать» два постсоветских государства.

Но Covid-19 всё изменил. Лукашенко объявил пандемию «психозом» и регулярно врал по поводу её масштабов и жертв, поэтому простые люди, пострадавшие от этого кризиса, внезапно развернулись против него. Особенное недовольство у них вызвали требования властей принять участие в празднованиях 9 мая, посвящённых окончанию Второй мировой войны, без масок и защитных перчаток, а также ставить подписи за переизбрание Лукашенко.

В начале мая власти арестовали популярного блогера Сергея Тихановского, который ранее объявил о намерении баллотироваться в президенты. Но его жена, Светлана Тихановская, попыталась выступить вместо него и получила активную поддержку. В июне очереди желающих поставить подпись а её кандидатуру в Минске, Бресте и Гомеле растянулись на полкилометра, несмотря на требования полиции разойтись.

Опросы общественного мнения, проведённые в период с 20 мая по 22 мая (после этого власти запретили их проводить), показывают, что Лукашенко поддерживают всего лишь 3-6,24% избирателей, а Тихановскую — 12,7-18%, при этом явного фаворита, бывшего гендиректора Белгазпромбанка Виктора Бабарико (сейчас он арестован белорусским КГБ) поддержали 50-54,9% респондентов. 30 июня Центральная избирательная комиссия в Минске формально разрешила Бабарико и Тихановской участвовать в выборах, завершив проверку подписей их сторонников. Если 9 августа Лукашенко «выиграет» у них, это, почти несомненно, спровоцирует ещё одну «цветную революцию» в Восточной Европе.

Но вероятное поражение Лукашенко после четверти века почти диктаторской власти является не единственной причиной, почему августовские президентские выборы так важны. Есть и другая причина: уже давно наблюдается тенденция, что политические события в Белоруссии предвосхищают развитие событий в соседней гигантской стране.

Российские лидеры идут по стопам Лукашено с середины 1990-х. Кампания за переизбрание Бориса Ельцина в 1996 году, в том числе его призыв к россиянам «голосовать сердцем», была прямо скопирована с избирательной кампании Лукашенко 1994 года. А когда Путин пришёл на смену Ельцину в 1999 году, он (как и Лукашенко тремя годами раньше) провозгласил возврат к «стабильности».

Подобно Лукашенко, который вернул Белоруссии флаг и герб советского времени, Путин восстановил советский государственный гимн в России. Путин также следовал примеру Лукашенко в ликвидации независимых политических партий, принуждении оппонентов к эмиграции или даже их убийствах (а иногда это были оба варианта). В обеих странах парламент и суды были превращены в отделы президентской администрации, а российское законодательство, касающееся «иностранных агентов» и «нежелательных иностранных организаций», скопировало аналогичные белорусские законы.

Наконец, проведённый Путиным 1 июля национальный референдум, который формально позволил ему оставаться президентом после 2024 года (обнулив конституционное ограничение президентских сроков двумя подряд), стал зеркальным отражением референдума Лукашенко в 2004 году. На референдуме россиянам разрешили голосовать онлайн и за пределами избирательных участков, что напоминает длящийся неделю период «раннего голосования» в Белоруссии, который гарантирует Лукашенко одну за другой победы на выборах.

Именно поэтому поражение Лукашенко в августе стало бы огромным символическим ударом по российской версии его политической модели; на будущее России оно повлияло бы намного сильнее, чем старания Украины избавиться от диктатуры. Российские лидеры уже давно относились к Украине как к стране, которая, скорее, готова смотреть на Запад, чем идти по российскому пути, а в Белоруссии они видят самого надёжного друга и союзника России.

Россияне испытывают глубокое уважение к белорусам за те страдания, которые они вынесли в ходе Второй мировой войны. Кроме того, граждане обеих стран пользуются равным экономическим статусом с момента учреждения Союзного государства России и Белоруссии в 1999 году. Большинство россиян ожидали, что Украина рано или поздно выберет либеральную демократию и отвергнет авторитаризм в советском стиле, но аналогичный сдвиг в Белоруссии может потрясти основы путинского режима.

Лукашенко сейчас явно идентифицируют с Белоруссией, как Путина с Россией. Или, как выразился в 2014 году Вячеслав Володин, нынешний председатель российской Думы: «нет Путина — нет России сегодня».

Подобно Лукашенко, Путин пытается увековечить свою власть, лишает избирателей какого-либо голоса при принятии решений, опирается на советское наследие вместо проведения модернизации страны. И поэтому, если Лукашенко не сможет добиться переизбрания, это произведёт глубокое впечатление на российских избирателей.

Ситуация становится ещё более интригующей из-за возросшей напряжённости в отношениях между Путиным и Лукашенко. С 2000 года сумма российских субсидий Белоруссии превысила $100 млрд, но взамен Россия не получила ничего, кроме благоприятных политических заявлений. При этом Лукашенко часто критикует Путина, он возглавил силы россоскептиков внутри Евразийского союза — этой мечтательной геополитической конструкции Путина.

Возможно, что у Кремля больше нет ни возможности, ни желания вмешиваться для поддержки Лукашенко. Тот факт, что в Белоруссии нет таких же этнических противоречий, которые способствовали российскому вторжению на территорию Украины, тоже ослабляет позиции Путина.

Теперь большой вопрос в том, последует ли Белоруссия тем же демократическим путём, который в 2014 году выбрала Украина (надо надеяться, что это произойдёт без насилия). Если Лукашенко падёт, тогда путинский режим тоже начнёт выглядеть гораздо менее непоколебимым.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.