В течение последнего десятилетия премьер-министр Индии Нарендра Моди и председатель КНР Си Цзиньпин держали друг друга за руки во время проведения ежегодных саммитов БРИКС — группы государств с развивающейся экономикой, в состав которой входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка.

Однако в этом году не ожидается каких-либо публичных проявлений единства, поскольку отношения между Индией и Китаем находятся в свободном падении из-за самого острого пограничного конфликта за последние несколько десятилетий.

Параллели между противостоянием на плато Доклам в 2017 году и нынешним конфликтом способны пролить свет на многие вещи. 16 июня 2017 года китайские войска направили строительную технику и оборудование для строительства дорог в Доклам, в район плато, расположенное на границе Китая, Индии и Бутана. Через два дня в этот район прибыли индийские солдаты с оружием и бульдозерами для того, чтобы остановить начавшееся строительство.

16 июня этого года ожесточенная схватка между китайскими и индийскими военнослужащими в долине Галван, расположенной в спорном регионе Ладакх, привела к гибели не менее 20 индийских солдат (позднее их смерть была официально подтверждена).

«После конфликта в Докламе в Индии было много разговоров о том, что Моди может не приехать на саммит», — сказал д-р Раджан Кумар (Rajan Kumar), доцент кафедры международных отношений Университета имени Джавахарлала Неру в Нью-Дели.

Ключевое отличие на этот раз состоит в интенсивности конфликта, в результате которого впервые после 1962 года несколько человек были убиты. По мнению экспертов, отношения между обеими странами могут пройти точку невозврата, если не будет найдено постоянное решение этого пограничного спора.

«В настоящий момент существующие настроения в Индии не позволяют сохранять обычные деловые отношения, бизнес как обычно, в какой-либо области», — отметил Мадхав Налапат (Madhav Nalapat), профессор геополитики расположенной в Индии Манипальской академии высшего образования (Manipal Academy of Higher Education).

В последние десять лет группа БРИКС являлась ключевой платформой для сотрудничества между Индией и Китаем. Первоначально группа была образована в 2009 году без участия Южной Африки, которая присоединилась к ней годом позже. В первом совместном заявлении, принятом на состоявшемся в 2010 году саммите, была выражена поддержка «трансформации в глобальном управлении», а также «многополярной дипломатии».

В этом году, как ожидается, саммит БРИКС начнет работу 13 ноября в Санкт-Петербурге, Россия, поскольку пандемия covid-19 заставила Москву отказаться от его проведения в июле, как это первоначально планировалось.

«Группа БРИКС основана на более широкой идее солидарности стран с развивающейся экономикой, а также на стремлении не позволить американцам и европейцам диктовать правила глобальных финансов», — отметил Мэтт Ферчен (Matt Ferchen), глава глобальных исследований Китая берлинского Института китаеведения имени Меркатора (Mercator Institute for China Studies).

Региональная безопасность, как правило, является вторичной темой в повестке группы БРИКС. Совместные заявления после каждого саммита БРИКС всегда отражали единую позицию, направленную против глобального терроризма или против гражданской войны на Ближнем Востоке и в некоторых частях Африки, но не более того.

«Когда была образована группа БРИКС, многие скептики полагали, что пограничные споры между Индией и Китаем станут для нее серьезным препятствием, однако этой группе удается избегать как раз такого рода острых двусторонних вопросов», — подчеркнул Ню Хайбинь (Niu Haibin), старший научный сотрудник Шанхайского института международных исследований (Shanghai Institutes for International Studies).

Однако некоторые наблюдатели говорят о том, что группа БРИКС уже играет определенную роль в нынешнем пограничном конфликте.

Во вторник 23 июня состоялся виртуальный саммит РИК (RIC), в котором приняли участие министры иностранных дел России, Индии и Китая. На этой виртуальной встрече была достигнута договоренность о том, что главы этих трех государств проведут совещание на полях саммита группы G20, запланированного на ноябрь.

Ли Син (Li Xing), профессор кафедры международных отношений Университета Ольборга в Дании (Aalborg University), считает, что роль России как посредника в этом конфликте объясняется ее связями с Китаем и Индией как с членами БРИКС.

«Это не означает, что прошедшие переговоры были переговорами группы БРИКС, но они были проведены в рамках БРИКС, — отметил он. — Если это не так, то возникает вопрос: почему тогда не были приглашены Соединенные Штаты или какая-то европейская страна для оказания помощи в переговорах, а именно Россия?»

После завершения форума РИК российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что у Москвы «такой цели никогда не было — помогать Индии и Китаю развивать двусторонние отношения».

Однако Кумар из Университета имени Джавахарлала Неру считает, что Россия явно повторяет ту роль, которую сыграла во время конфликта на плато Доклам. По словам Кумара, во время бесед с российскими дипломатами в 2017 году ему стало ясно, что Россия сыграла ключевую роль в ослаблении напряженности перед саммитом БРИКС.

«Через неофициальные дипломатические каналы Россия, Индия и Китай нашли решение всех вопросов, и саммит БРИКС состоялся», — отметил он.

По словам Кумара, если нынешний военный конфликт не будет разрешен, то по авторитету группы БРИКС будет нанесет сильный удар.

«Нельзя утверждать, что вы являетесь глобальной державой, жалеющей принимать участие в глобальном управлении, и одновременно участвовать в вооруженном конфликте на границе по незначительному поводу», — сказал Кумар.

Ли из Университета Ольборг согласен с этим мнением. Он считает, что решительная поддержка Китаем группы БРИКС связана с пониманием того, что «Соединенные Штаты получили возможность формировать мировой порядок через международные институты, а также за счет того, что они заставляли другие страны играть по установленным ими правилам игры».

«Претензии Китая на ведущую роль на международной арене частично зависят от продолжения существования БРИКС, — отметил Ли. — БРИКС — одно из детищ Китая. Если эта группа исчезнет, то это станет серьезным ударом по внешней политике Пекина».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.