В России на 24 июня назначен военный парад в честь 75-летия победы на Германией, а 1 июля пройдет всенародное голосование по поправкам к российской Конституции. Между тем пандемия коронавируса в стране еще не закончилась. Почему Путин упорно идет на эти два важных мероприятия? Об этом в «Колонке обозревателя» мы продолжаем беседовать с известным журналистом, политическим обозревателем телерадиокорпорации NHK Итиё Исикавой.

—  В России ситуация с коронавирусом продолжает оставаться достаточно серьезной. Почему же президент Путин столь решительно проводит в стране военный парад и голосование по Конституции?

— Думаю, что Путин озабочен тем, чтобы не утратить политическую инициативу.

Между тем проведение всенародного голосования в стране, охваченной пандемией коронавируса, само по себе очень опасно. Да, действительно, количество выявленных зараженных коронавирусом людей в России снижается. Сейчас вновь заболевших регистрируется ежедневно менее 8000, тогда как еще недавно эта цифра превышала 10000 человек. Но главным образом это происходит потому, что удалось значительно снизить число заболевших в Москве — до уровня чуть больше 1000 человек в сутки. А на остальной территории России пандемия по-прежнему еще свирепствует. Доходит до того, что в некоторых региональных избирательных комиссиях, занимающихся голосованием, отдельные их члены бойкотируют это мероприятие.

—  Почему же Путин так «зациклился» на этих поправках к Конституции?

— С самого начала президент Путин определяет голосование не как всенародную акцию по поддержке или неподдержке поправок, а как плебисцит по поддержке своей собственной власти. Как известно, важнейшими поправками в Конституцию являются расширение полномочий Госдумы, придание статуса официального государственного органа Госсовету и ограничение президентских сроков двумя сроками подряд. Однако в поправках содержится положение об «обнулении» предыдущих сроков президентства Путина. Таким образом, он системно открывает себе путь к нахождению на должности президента в течение еще двух сроков после 2024 года. Но для реализации этого замысла ему до крайности необходимо заручиться высоким уровнем поддержки народа. Под влиянием коронавируса он и так уже пошел на перенос сроков голосования. Дальше откладывать нельзя.

—  В чем смысл новой политической стратегии Путина?

— Сейчас он довольно ловко соединяет вопрос о доверии лично себе с тезисом о превращении России в «социально-ориентированное государство». Он эксплуатирует идею о восстановлении русской народности и ментальности, в основе которых лежат любовь к ближнему и патриотизм. Путин провозглашает: «Соединение в Конституции народности и истории нашей страны естественно. Я уверен, что подавляющее большинство россиян поддерживают эту позицию».

В связи с пандемией в поправках к Конституции гораздо более высокое звучание получили вопросы благосостояния народа, медицины и образования. Общей идеей «социально-ориентированного государства» Путин ловко затушевывает тот факт, что голосование — это прежде всего вопрос доверия народа лично к нему.

В этой связи оппозиция указывает на то, что голосование — это мероприятие по прокладке для Путина пути к президентству до 2036 года и призывает людей не ходить на голосование или голосовать против поправок. По данным опроса «Левада-центра», в настоящее время за поправки к Конституции настроены 44% избирателей, а против — 32%. В то же время власти необходимо добиться показателей 60% явки и 60% проголосовавших за поправки. Удастся ли ей достигнуть таких показателей, остается сейчас под большим вопросом. Если явка и голоса «за» составят меньшей 60%, авторитет Путина сильно пострадает.

- Вынуждает ли пандемия коронавируса нынешнюю власть к каким-то переменам?

— Прежде всего, сейчас появляется все больше признаков того, что система единоличной власти Путина — своеобразное "one-man-show" — начинает подвергаться некоторой эрозии. В этом контексте необходимо упомянуть «фактор Собянина», который с самого начала пандемии вышел на центральную позицию в организации борьбы с ней. Именно он настаивал на жестких контрмерах — режиме самоизоляции, карантинах, подготовке большого количества специализированных больниц и т.д. Если бы не Собянин, то Москву вполне могла бы постичь участь Нью-Йорка, и ситуация здесь могла бы сложиться не менее трагически. Показательно и то, что Собянин выступал за распространение жестких карантинных мер на всю Россию. Он же стал главным за противовирусные мероприятия в Госсовете страны. Именно Собянин в конечном счете настоял на принятии действующей до настоящего времени стратегии — проведении как можно более широкой кампании по тестированию на коронавирус для раннего выявления больных. Мэр также не побоялся ввести в столице жесткий режим самоизоляции, хотя прекрасно понимал все негативные экономические последствия таких решений. Однако они дали свой положительный эффект, что еще раз показало чрезвычайно высокую эффективность управленческих способностей Собянина.

—  Какое место занимает Собянин в нынешней конструкции российской власти?

— Мэр Москвы не принадлежит к тем представителям ближайшего окружения Путина, которые являются выходцами из Санкт-Петербурга или силовых структур. В 90-х годах он работал губернатором одного из важнейших нефтедобывающих регионов Сибири. С 2005 года являлся главой президентской администрации. В 2008 году сыграл очень важную роль в «операции по переуступке» должностей президента и премьера между Путиным и Медведевым. Работал при Путине-премьере в качестве руководителя аппарата правительства. Здесь он вплотную занимался важнейшими внутриполитическими процессами. Затем возглавил мэрию Москвы, проявив себя в качестве хорошего кризисного управляющего, а также в «усмирении» московской оппозиции. Это было высоко оценено Путиным.

Наряду с Собяниным на фоне борьбы с пандемией сильно вырос политический вес и ряда других региональных руководителей. Дело дошло до неслыханного: главы более чем 10 российских регионов из-за пандемии коронавируса отказались проводить у себя военный парад. Среди них есть и те, кто возглавляет субъекты федерации, на территории которых проходили наиболее ожесточенные битвы периода войны СССР с Германией.

В контексте всего этого в окружении Путина есть и такие видные политики, которые не радуются «возвышению» Собянина. А ведь путинская система власти зиждется на балансе «сдержек и противовесов» между представителями различных политических элит.

В связи с предстоящим всенародным голосованием по поправкам к Конституции в Москве были существенно смягчены противовирусные меры и ограничения. В среде наблюдателей циркулируют слухи, что при этом высшими политическими силами было осуществлено сильное давление на мэра Собянина, который выступал за продление режима жесткой борьбы с коронавирусом.

—  Так что же, Путин стремится продолжить нахождение на посту президента России и после 2024 года? Не нарушатся ли его планы?

— Президент Путин самым главным считает обеспечение стабильности в России. Он преследует не цель создания возможности для продления своих полномочий, а обеспечения стабильности переходного периода и последующего системного продолжения своих полномочий. Не исключено, что стабильность режима нужна Путину для того, чтобы на переходном этапе временно передать свою власть другому лицу, и затем вновь вернуться на высший пост в стране. Но для любого такого варианта Путин должен заручиться высоким уровнем поддержки народа. Таким образом, путинская система власти находится в сильнейшей зависимости от этого фактора.

И наоборот. Если поддержка Путина в народе существенно снизится, само его существование в качестве президента станет для режима фактором высокого риска. Кроме того, при таком раскладе в стране почти наверняка серьезно поднимет голову оппозиция со своими протестами. И наконец, в самих российских политических верхах могут ослабиться так необходимые Путину центростремительные тенденции, что уже видно на примере мэра Собянина.

Одним словом, в настоящее время уже почти с уверенностью можно сказать, что в системе единоличного правления Путина — этом "one-man-show" — наметились тенденции, которые делают ее весьма неустойчивой.

Итиё Исикава — известный японский журналист, член группы политических обозревателей японской государственной телерадиокорпорации NHK. В 2002-2007 гг. — шеф корпункта NHK в Москве. С 2007 года член группы обозревателей NHK, с 2010 года — руководитель группы. Часто выступает с лекциями в качестве специалиста по России и бывшему СССР и проблемам безопасности. Выступал в качестве модератора на Санкт-Петербургском и Восточном экономических форумах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.