На Украине продолжается дискуссия о новом статусе страны в НАТО. 12 июня альянс предоставил Киеву программу расширенного партнерства — Enhanced Opportunity Partner или EOP.

Это сразу вызвало эйфорию у сторонников НАТО на Украине. Главным образом у властей и сочуствующих им блогеров. Чиновники стали говорить о том, какие титанические усилия они приложили для обретения нового статуса. И о том, что происки влиятельных оппонентов (вероятно, речь о Венгрии) ничего не дали.

Правда, при этом работа Совета Украина-НАТО — главной площадки для обсуждения сотрудничества — по-прежнему остается заблокированной Будапештом.

Поэтому напрашиваются два противоположных вывода: либо Венгрия действительно дала слабину под напором дипломатического гения Дмитрия Кулебы. Либо статус «расширенного партнера» вообще мало что значит в рамках НАТО. Поэтому никто против него возражать не стал.

«Страна» разбиралась, какая из версий больше отражает реальность.

Что говорят власти и сторонники НАТО на Украине

Для начала немного истории. Новый статус у НАТО попросил еще осенью президент Владимир Зеленский. «Предлагаем предметно рассмотреть присоединение Украины к Программе расширенных возможностей НАТО, уверены, что Украина готова к переходу на этот новый уровень сотрудничества», — сказал Зеленский на заседании комиссии Украина-НАТО в Киеве.

В феврале 2020 года министр обороны Андрей Загороднюк заявил, что Украина по всем критериям готова стать «расширенным партнером». И отметил, что Украине есть что предложить альянсу. Еще тогда было понятно, что ничего нового, чем бы раньше не занимались Украина и НАТО, в этом списке нем нет.

«Это продолжение участия украинских военных в операциях под эгидой НАТО, обмен опытом, полученным во время противостояния российской агрессии на востоке Украины, включая гибридную составляющую, обмен разведданными, а также обеспечение безопасности в акватории Черного моря», — говорил Загороднюк.

Особо отметим «обмен разведданными» — этот элемент партнерства будет постоянно звучать у лоббистов НАТО на Украине. О том же после обретения статуса говорит и министр иностранных дел Дмитрий Кулеба. «Своим решением альянс, по сути, сказал: „С Украиной мы пошли бы в разведку‟. Теперь так и будет — не только метафорически, но и на практике. Речь идет прежде всего об углубленном обмене разведданными и участии в учениях НАТО для эксклюзивного клуба ближайших партнеров», — заявил глава МИД. «Отныне мы будем более полно обмениваться разведданными», — пишет то же самое глава украинской делегации в НАТО Егор Чернев.

«Это демонстрация». Что говорят в НАТО

Интересно, что в заявлении альянса нет ни слова о том, что НАТО будет обмениваться с Украиной разведывательными данными. «Как партнер с расширенными возможностями, Украина сможет пользоваться особыми возможностями… Это и расширенный доступ к программам и учениям по оперативной совместимости и обмен большими объемами информации, в частности о приобретенном опыте», — говорится в заявлении на сайте альянса.

То есть речь идет информацией о взаимном опыте проведения учений. А не о разведке. Позже генсек НАТО Йенс Столтенберг уточнил, что могут обмениваться еще и выводами аналитических центров. Речь идет об отчетах, которые выпускает организация по тем или иным вопросам мировой повестки. Также в заявлении альянса ни слова не сказано о том, что НАТО будет как-то помогать бороться с Россией — хотя именно об этом трубят украинские чиновники.

НАТО напоминает, что «статус Украины как партнера с расширенными возможностями не является сигналом о каких-то решениях относительно членства в НАТО». Также говорится, что такой статус есть у Австралии, Финляндии, Грузии, Иордании и Швеции. Если не брать Грузию с Иорданией, остальные три страны годами сотрудничают с НАТО, не намереваясь в него вступать. Что скорее опровергает заявление Украины о том, что EOP — это еще один шаг к членству.

Об этом говорит и комментарий посла США при альянсе Кей Бейли Хатчисон. В ответ на вопрос о том, можно ли считать признание Украины членом Программы расширенных возможностей НАТО «последним шагом» к членству в альянсе или заменой членства, посол сказала, что это не является «ни тем, ни другим». «Этот шаг является демонстрацией, что Украина очень важна для НАТО. Это позволит иметь больше совместных учений и обеспечить лучшую совместимость сил», — отметила Кей Бейли Хатчисон.

Все начиналось с «аспирантов»

Другими словами, ничего нового, кроме углубления уже имеющихся программ сотрудничества, новый статус Украине не принесет. Да и без него эти программы углублять никто не мешал. При этом единственным настоящим шагом в сторону альянса является предоставление стране-кандидату Плана действий по членству. В ПДЧ нам отказали еще в 2008 году, на саммите НАТО в Бухаресте. Для одобрения этого плана нужно согласие всех членов НАТО. В тот раз против были Германия и Франция. И с тех пор вопрос никто не поднимал. А, чтобы поддерживать в украинцах ощущение сопричастности, НАТО временами раздает нашей стране какие-то статусы.

В 2018 году Киеву присвоили звание «аспиранта» — то есть страны, которая стремится в вльянс. Власть Порошенко громко отпраздновала эту «перемогу» (победу). Хотя по сути это была обычная констатация факта, что Киев хочет в НАТО. Никаких преференций или привилегий на пути в альянс она не давала. Правда, еще тогда НАТО пыталось обнадежить украинцев. На своем сайте альянс опубликовал заявление, что статус «аспиранта» — последняя ступенька перед ПДЧ: «Страны, заявившие о своей заинтересованности в присоединении к Североатлантическому альянсу, сначала приглашаются к углубленному диалогу с НАТО в рамках стремлений к членству и связанных с ним реформ. Затем странам-кандидатам может быть предложено участвовать в ПДЧ для подготовки к потенциальному членству».

Однако, как видим, о Плане действий уже никто не говорит. А вместо этого новой «последней ступенькой» стал очередной малозначимый статус «расширенного партнера».

Тогда зачем это все?

История со статусами, которыми одаривает НАТО Украину, вызвана к жизни скорее всего требованиями пиара. Причем, как для внутреннего употребления на Украине, так и международного. Натовское решение позволяет Зеленскому говорить об успехах продвижения в альянс, что встретит поддержку в среде сторонников «Армии, языка, веры».

Для НАТО же заявление, принятое в День России, является скорее символической шпилькой в адрес своего главного оппонента в Европе. Напомним, что предыдущее решение Альянса о статусе «аспиранта» для Украины было принято сразу после выступления Путина о новых ядерных ракетах России.

С тех пор Москва и альянс только ухудшили отношения. А вчера НАТО приняло решение о наращивании противоракетной обороны из-за новых российских вооружений. Что же до Украины, то это также способ давления на Россию — особенно на фоне тупика в Минске и Нормандском формате, где Москва отказывается отходить от буквы Минских соглашений и «сдавать» неподконтрольную часть Донбасса на условиях Киева.

«Сигнал партии войны». Позиция России

Расширение партнерства НАТО с Украиной в Москве расценили как политический сигнал о том, что альянс не заинтересован в мирном урегулировании конфликта в Донбассе. Такое заявление 15 июня сделал замлавы министерства иностранных дел Александр Грушко. «Конечно, это политический сигнал партии войны в Киеве. Это первое. Второе — это абсолютно четкий сигнал того, что НАТО не заинтересована в разрешении внутриукраинского конфликта для того, чтобы обосновывать накачку восточного фланга альянса и продолжать демонизировать Россию как главную угрозу Западу», — сказал Грушко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.