В течение нескольких недель противостояние Индии и Китая доминировало в заголовках газет, предупреждая о возможности крупного конфликта вдоль линии фактического контроля (ЛФК) в секторах Ладакх и Сикким. Но поскольку Индия и Китай согласились на незначительный отход от позиций, занятых в начале мая, и «достигли соглашения», газеты и большинство сочли, что напряженность спала. В действительности, однако, все обстоит совсем иначе.

Что стоит за заявлениями

Достоверно о майских вторжениях известно следующее: внушительные китайские войска пересекли недемаркированную ЛФК в нескольких точках в секторах Ладакх и Сикким — близ озера Пангон Цо, долины Галван, района Хот-Спрингс-Гогра (сектор Ладакх) и в районе Наку-Ла в секторе Сикким. Переговоры на уровне военных командиров — от генерал-лейтенантов до бригадиров и нижних чинов — привели, как это называется на официальном жаргоне, к «частичному отводу войск». Кроме того, по словам тех же должностных лиц, стороны условились урегулировать ситуацию «в соответствии с достигнутой договоренностью».

За пресностью этих заявлений таится немало правды. Складывается ощущение, что китайцы намерены остаться в местах вроде долины Галван. Неясно и уйдут ли китайцы из Пангон Цо в ближайшее время. Таким образом, статус-кво, существовавший в середине апреля, вряд ли восстановится. Есть и еще один вопрос, который еще долго не решится. Это яблоко раздора — настойчивое требование Китая, чтобы Индия прекратила строить дороги в приграничной зоне на том основании, что это якобы происходит на территории Китая. Индия, со своей стороны, возражает, считая эту территорию своей.

Внушительное военное присутствия Китая вдоль ЛФК (а это бронетехника, артиллерийские подразделения и боевые машины пехоты в количествах гораздо больших, чем за последние годы) выпало из внимания общественности, и частичное разъединение позволит многим в Индии утверждать, что Китай «сморгнул», а Индия продемонстрировала «твердую решимость». Однако сейчас не время для политической работы на публику. Слишком многое поставлено на карту.

Более веские причины

Индии нужно тщательно проанализировать последние события, чтобы дать правильные ответы на целый ряд спорных вопросов. Просто подтвердить, что главной причиной недавней демонстрации силы со стороны Китая стало решение Индии укрепить свою пограничную инфраструктуру, было бы упрощенчеством. В последние годы этим занимаются как Индия, так и сам Китай. И хотя укрепление дороги Дарбук-Шёк-Даулат-Бег-Олди китайцев, может, и разозлило, приписывать недавнюю демонстрацию китайской силы одному этому неуместно.

По общему признанию, президент Китая Си Цзиньпин презирает афоризм Дэн Сяопина «выжидать момента и не высовываться», но к опрометчивым поступкам все же не склонен. А бряцание саблей только на том основании, что Индия укрепила свою пограничную инфраструктуру, подпадает как раз под эту категорию. Не сочетается это и с западными утверждениями, будто Китай после пандемии проводит напористую внешнюю политику.

За действиями Китая стоят причины гораздо более веские, и Индии надо хорошенько все обдумать и разгадать систему в действиях Китая помимо его внутренней динамики — например, наличие определенных геополитических факторов, усиление двусторонней напряженности между Индией и Китаем, экономическое давление и так далее. Действия Китая явно противоречат кодексу поведения, выработанному лидерами Индии и Китая на саммитах в Ухане (Китай) и Мамаллапураме (Тамил Наду), и недавние вторжения действительно одобрены высшим китайским руководством.

Американская сфера влияния

Если мы рассмотрим геополитические факторы, то ни для кого не секрет, что Индия, хоть всячески и подчеркивает свой внеблоковый статус, но все сильнее смещается в сторону американской сферы влияния. Заметнее всего сближение Индии с США, пожалуй, в сфере американо-китайских отношений. Примеров, когда Индия в конфликте интересов занимает американскую сторону против Китая, предостаточно. Очевидное геополитическое сближение между Индией и США происходит и в Индо-Тихоокеанском регионе — причем опять же против Китая. Сегодня Индия наряду с США, Японией и Австралией входит в Четырехсторонний диалог по безопасности, а у этой организации явный антикитайский оттенок. Последняя уловка президента США Дональда Трампа перестроить «Большую семерку», включив в нее страны вроде Индии (которая уже дала свое согласие), но исключив Китай, лишний раз доказывает Китаю, что они с Индией находятся в противоположных лагерях. Недавняя передовица в китайской газете «Глобал таймс» (Global Times) подтверждает, насколько серьезно Китай рассматривает крепнущую близость между Дели и Вашингтоном.

Несмотря на публичную дружбу на уровне президента Си и премьер-министра Нарендры Моди, отношения между двумя странами неуклонно ухудшаются. Индия едва ли не единственная во всей Азии, кто сопротивляется китайской инициативе «Один пояс, один путь». Кроме того, Индия не упускает ни одной возможности осудить Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК). Китай же заявления Индии насчет Гилгит-Балтистана считает скрытыми нападками на КПЭК, свою флагманскую программу. В последнее время Индия одной из первых ввела ограничения и сдержки на прямые китайские инвестиции. Следует участь и рост антикитайской пропаганды в Индии. «Глобал таймс» в одной из недавних редакционных статей намекала, что дружественная политика Китая в отношении Индии заслуживает взаимности и что нельзя, чтобы Индию «дурачил Вашингтон». Накануне недавних переговоров о границе между высшими военными чинами Китай вновь обиняками намекнул, что Индии следует держаться принципа равного удаления от США и Китая.

Такие настроения сказываются и на пограничных вопросах. Почти все соглашения о границе между Индией и Китаем исходят из их нейтралитета. Как отметил специальный представитель по пограничным переговорам с Китаем (с 2005 по 2010 год), такие мнения всегда озвучивались на пограничных дискуссиях. Документ «Соглашение между правительством Республики Индии и правительством Китайской Народной Республики о политических параметрах и руководящих принципах урегулирования пограничного вопроса между Индией и Китаем» (2005 г.), один из считанных документов насчет китайско-индийской границы, тоже это отражает.

Внутренняя динамика Китая

Не следует игнорировать и возникшее в Китае внутреннее давление — отчасти из-за пандемии covid-19, отчасти из-за других факторов. Вне всяких сомнений, господин Си сосредоточил в своих руках больше власти, чем любой другой вождь китайских коммунистов со времен Мао, но, по разным сообщениям, в рядах партии крепнет неприязнь к некоторым его шагам, в том числе программе «Один пояс, один путь».

Истинные последствия серьезнейшего кризиса здравоохранения, обрушившегося на Китай с момента основания Китайской Народной Республики в 1949 году, только проясняются, и китайское экономическое чудо начинает сдавать позиции. Нынешнее руководство страны оказалось в уникальном положении. Политическая и экономическая напряженность усугубили давление на Си, и ситуация грозит стать еще более хрупкой, учитывая нарастающую волну антикитайских настроений по всему миру. Как отреагирует нынешнее поколение китайских лидеров во главе с Си, еще неизвестно.

История и современность

Настали грозные времена, особенно для китайских соседей вроде Индии. Индия все чаще рисуется некой альтернативой Китаю, и ее втягивают в обширный антикитайский альянс, который Пекин явно считает провокацией. Мы не можем ни игнорировать, ни забывать обстоятельства, приведшие к неудачной индийско-китайской войне 1962 года. После того, как «Большой скачок» провалился, а изоляция во всем мире усугубилась вплоть до обмена колкостями даже с советским лидером Никитой Хрущевым, Мао решил противостоять не России или Западу, а ударить по Индии.

Один неверный шаг может разжечь грандиозный пожар, а этого лучше избежать обеим сторонам. Сейчас неподходящий момент для Индии выступать в авангарде коалиции, которая пытается поставить на место Китай — даже страны НАТО антикитайское движение, судя по всему, поддержали из-под палки США. В прошлом Индия последовательно придерживалась иной политики, и лучше ей будет сохранять свой внеблоковый статус и избегать коалиций, которые противоречат ее долгосрочным интересам.

М. К. Нараянан — бывший советник по национальной безопасности и бывший губернатор Западной Бенгалии

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.