Тысячи людей убеждены в том, что решение по созданию якобы венгерского района в Закарпатской области является уступкой Будапешту и лично Виктору Орбану накануне его встречи с Владимиром Зеленским, и что речь идет о сдаче национальных интересов и даже целых территорий. Снова появляются слухи о венгерском сепаратизме на Закарпатье и о повторении крымского или донбасского сценария в этом регионе, а также о запуске цепной реакции по федерализации всей Украины.

Причем вопрос, вокруг которого возник скандал, настолько является настолько чувствительным и многогранным, что контраргументы звучат в лучшем случае как оправдание и вызывают обвинения в антиукраинской позиции.

Но спорить все равно критически важно. Ведь история с «венгерским районом» откровенно неправдивая. А часть мифов вокруг нее полны антиукраинских нарративов.

Между тем речь идет о воплощении в жизнь одной из важнейших реформ на Украине после Революции достоинства — децентрализации и административно-территориальной реформы, которая может и должна усилить страну, сплотив ее на основе лучших европейских практик самоуправления.

Это, конечно же, в идеале. Действительно, любую реформу можно провести себе во вред, оставив от нее лишь название. Но давайте прежде всего разберемся, что не так с переделом районов на Закарпатье.

Береговский, но не венгерский

Напомним суть проблемы. Согласно проекту административного устройства Закарпатской области, который был предложен Минрегионом, возле самых границ с ЕС и НАТО будет находиться Береговский район.

«На Украине создают венгерский район в угоду Орбану» — такие заголовки никого не оставили равнодушными. Но это утверждение имеет проблему: оно ложное. И вот почему.

О том, что Берегово является «столицей» украинских венгров, знает, наверное, каждый — и потому этот район с центром в данном городе окрестили венгерским. А соцсети добавили к ситуации еще большую угрозу высказываниями, наподобие: «теперь один из украинских районов подпадет под руководство венгров».

Однако, во-первых, Береговский район в настоящее время входит в состав Закарпатской области. Он был основан еще в советское время и существовал во время украинской независимости. Сегодня это — один из тринадцати районов области. Поэтому это однозначно не что-то новое, но согласно административной реформе он укрупняется. Новый Береговский район фактически будет создан в результате присоединения к нему еще одного из существующих районов, Виноградовского.

Во-вторых, все ключевые должности в нынешнем Береговском районе уже и так в течение длительного времени занимают этнические венгры. Например, мэром города Берегово является представитель Демократического союза венгров (УМДС) Золтан Бабяк, председателем Береговского райсовета — представитель Общества венгерской культуры Закарпатья (КМКС) Йожеф Шин, а председателем РГА — Иштван Петрушка, который пришел в политику вместе с командой Арсения Яценюка.

Но самое главное — в-третьих. Согласно последней переписи, в «старом» Береговском районе венгры составляют 76% населения. Вместе с тем в новом укрупненном Береговском районе доля венгров сократится с 76% до 43%. Еще раз: в новом районе процент венгров заметно уменьшится и станет меньше половины. Вы точно уверены, что новый укрупненный район можно назвать «более венгерским», чем нынешний?!

Уступки Будапешту?

Возможно, существует другая причина утверждать, что новый район является именно таким, как того желает Орбан? Опять же нет. Парадокс, но на фоне упреков и обвинений в адрес украинской власти со стороны части СМИ и активной общественности упреки звучат также… от самих венгров.

Так, одна из основных венгерских организаций, КМКС, в начале недели обнародовала пресс-релиз, в котором критикует решение Минрегиона, акцентируя внимание на том, что в новом Береговском районе (и в других укрупненных районах Закарпатья) доля венгров уменьшится.

Венгры хотели бы видеть границы района совсем другими. Какими — поясним далее.

Очень важно понимать, что изменение административного устройства происходит вместе с децентрализацией. А это значит, что в итоге большинство полномочий перейдет на уровень объединенных общин (ОТГ), зато районная власть эти полномочия потеряет. На уровне районов будут только префектуры — органы прежде всего с контролирующими функциями.

Районные советы, после завершения реформы, планировалось ликвидировать. И в целом, самоуправление на уровне районной власти ограничивается. А риски центробежных процессов (отношения между центром и регионами — прим. перев.) на уровне района — просто невозможны.

Учитывая это, говорить о каких-то «уступках Будапешту» из-за создания Береговского района на Закарпатье — просто нелогично. Даже если кто-то из инициаторов создания этого района рассматривает это как политическую карту в диалоге с Венгрией, то она не имеет шанса сыграть.

Это нелогично также еще по одной причине — из-за сути нынешних украинско-венгерских споров. Хотя за последние годы они вышли далеко за пределы языковых и образовательных прав венгерского нацменьшинства Закарпатья, но именно эти права остаются в основе недопонимания и конфликта.

Если еще более упростить, то Виктор Орбан точно не променял бы венгерский язык на венгерский район, даже если бы Киев действительно пошел бы на создание венгерского района в том виде, концепции которого в свое время разработали и пытались воплотить венгры в Закарпатской области (об этом будет далее).

Ибо без языковых прав венгерский район или другое образование просто не имеют значения.

Поэтому сохранение за Береговым статуса центра района, может быть разве что жестом Будапешту с украинской стороны — но точно не уступкой.

Что же такое «настоящий венгерский район»?

То, что сегодня называют «венгерским районом Закарпатья», на самом деле таковым не является. Выше уже было упомянуто, что его создали, просто объединив «старый» Береговский район и вдвое больший Виноградовский. Как исключение — к ним добавили два венгерских села Мукачевского района, Серное и Баркасово, но на, то есть причина: они еще раньше были присоединены к Батовской ОТГ на Береговщине. Впрочем, это несущественно.

Воображаемый «венгерский район Закарпатья» существует, но он совсем другой. «Европейская правда» рассказывала о нем и раньше, в статье «Что скрывается за идеей автономии венгров?». Еще в начале независимости Украины венгры пытались создать на Закарпатье единый венгерский район, больше известный как Притисянский (от названия река Тиса, вдоль которой живут закарпатские венгры).

Этот район — на создание которого, к счастью, минрегион не пошел — включает отдельные территории шести современных районов Закарпатья — Ужгородского, Береговского, Мукачевского, Виноградовского, Хустского и Тячевского.

В 1991 году состоялся даже «местный референдум» (а по факту — опрос, не имеющий никакой юридической силы) о создании «венгерского автономного округа» на базе Береговского района. По мнению Киева, это тогда ни к чему не привело. Но от идеи воплотить, хоть в каком-то виде, эту концепцию автономизации (не обязательно территориальной!) закарпатские венгры не отказались.

В последние годы венгерские организации порой требуют восстановить венгерский избирательный округ, который действовал на выборах в Верховную Раду в 1998 и 2002 годах, но безрезультатно.

К идее организации венгерского или Притисянского района, который объединил бы венгерские села семи районов или по крайней мере большую их часть, местные венгры вернулись со стартом реформы децентрализации. И эта идея почти сразу угасла по многим причинам.

Прежде всего, из-за отсутствия исходной реальности, «неестественности» такого района. А еще аргументами против были: депопуляция венгерской общины Закарпатья и, конечно же, российская агрессия.

А значит эта идея не является актуальной. Это история уже находится в архиве, и Будапешт с этим смирился.

Хотя, конечно, не оставил мечту вернуться к такой идее когда-то, в дальнейшем.

До сих пор именно эти концепции автономизации, за исключением разве что венгерского избирательного округа, который имеет хоть какие-то перспективы, всерьез обсуждают и системно поднимают на поверхность в основном маргиналы, провокаторы и… российская пропаганда и агенты влияния Кремля на Украине.

Российский след «венгерского сепаратизма»

До 2013-го года ключевой темой российских информационных кампаний о Закарпатье был русинский сепаратизм. Начиная с 2014-го года нарратив изменился: в центре внимания оказались венгры.

Российские федеральные СМИ рассказывали о жизни венгров в самом западном регионе Украины и об их стремлении к автономии, вплоть до отделения. Мол, посмотрите, Закарпатье идет по следам Крыма и Донбасса, а Украина — это failed state, которая находится в шаге от распада, и спасти ее может только федерализация.

Эта пропаганда была направлена не так на Украину, как на ее западных партнеров.

Два года назад близкая к Владиславу Суркову «Независимая газета» обнародовала публикацию с заголовком «Гагаузская модель для Закарпатья», которая осталась незамеченной в украинских СМИ, но массово цитировалось в венгерских.

Немало сценариев по дестабилизации ситуации на Закарпатье можно найти и во взломанной почте Суркова. Распространялись эти идеи и на Украине, что не удивительно — ведь они сталкивали украинцев и венгров, Украину и Венгрию, и поэтому априори играли на пользу Москвы.

В определенный момент россияне перешли от чисто медийных атак к действиям. Так, весной 2017-го года одновременно и в Береговском, и в Виноградовском районах неизвестные установили огромные конструкции (стелы) с надписями на венгерском языке: «Вас приветствуют венгры», «Земля венгерского языка». Венгерские организации от этих действий открестились. А зимой 2018-го года, в разгар образовательного спора между Киевом и Будапештом, в Ужгороде дважды за несколько недель взорвали офис Общества венгерской культуры Закарпатья, и сейчас уже доказано польским правосудием, по крайней мере за одной из этих атак стоят российские игроки.

Параллельно в Венгрии свое дело сделала праворадикальная пророссийская партия «Йоббик», которая, к счастью, сегодня совершенно утратила влияние — но навредить успела.

Все это «Европейская правда» подробно описала в публикациях «Новый уровень венгерского конфликта: кто стоит за требованиями отделения Закарпатья», а также «Сжигать и взрывать: хроника уничтожения венгерских символов и зданий на Закарпатье».

Все в наших руках

Надо отметить, что влияние России на украинско-венгерские отношения совсем не является решающим. Да и нынешний скандал вокруг якобы создания венгерского района на Закарпатье не является очередной информационной операцией Кремля — скорее всего речь идет о зернах, которые взросли без помощи РФ, но на удобренной ею почве.

Нынешний скандал с венгерским районом является доказательством большой сложности, чувствительности и важности этого вопроса (а в дополнение- невероятной нехватки коммуникации со стороны власти).

Парадокс, но агрессия России в Крыму и на Донбассе провоцирует в сознании украинцев апокалипсические сценарии в отношении регионов, которые прилегают к границе Украины с ЕС и НАТО — то есть с альянсами, в которые мы хотим интегрироваться, в том числе ради безопасности и спасения от российской агрессии!

Иными словами, мы стремимся в ЕС и НАТО и в то же время считаем, что на нас может напасть член ЕС и НАТО, Венгрия, чтобы захватить Закарпатье!

Этот парадокс стоит осознать.

Даже не столько для того, чтобы понять, что расширение Береговского района не несет приписанных ему рисков, сколько для понимания, почему этот скандал оказался настолько мощным.

Ужас российской агрессии не должен омрачать наше понимание того, что Россия аннексировала Крым и оккупировала Донбасс не ради «защиты русскоязычного населения». Нет, она сделала бы это под любым предлогом.

И мы не должны видеть путинскую Россию в каждом из наших соседей.

Пожалуй, что самое сложное для украинцев в случае с Венгрией и Виктором Орбаном, это то, что они имеют наиболее пророссийскую ориентацию среди государств-членов ЕС. В случае с Венгрией это мучительно также из-за ее исторической травмы — Трианон, то есть мирного соглашения по итогам Первой мировой войны, согласно которому Венгрия потеряла две трети своих земель и треть населения. К сожалению, из-за этого ревизионизм до сих пор присутствует в дискурсе отношений Венгрии с соседями.

Но это не повод приравнивать его к совсем другому дискурсу о российской агрессии, а Закарпатье — сравнивать с Крымом и Донбассом. Эта разрушительная ошибка, которая уже стала присущей украинскому обществу, проявившись в истории с «венгерским районом», который на самом деле совсем не стоил скандала.

И эту ошибку наконец надо признать — и отойти от упрощенных дебатов в формате #зрада vs #победа и воспроизведения разрушительных российских нарративов в сторону подлинного диалога власти со своими гражданами на основе аргументов, экспертных выводов, методологий и, возможно, даже корректировки проектов и решений.

Этот навык очень пригодился бы Украине. Независимо от того, сохранится, наконец, Береговский район на карте Закарпатья или нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.