Главная австралийская дипломатическая задача на предстоящее десятилетие — создать противовес все более мощному и напористому Китаю. Но перетягивать на свою сторону российского лидера Владимира Путина — ошибочный путь.

Идею сближения с Путиным в последнее время поддержали в самых неожиданных кругах.

Президент США Дональд Трамп в прошлом месяце предложил пригласить его — заодно с премьер-министром Скоттом Моррисоном (Scott Morrison) — на расширенную встречу «Большой семерки» позднее в этом году, как только ослабнет пандемия.

На выходных член парламента от избирательного округа Уэнтворт Дейв Шарма (Dave Sharma) поддержал эту идею в статье, опубликованной в газете «Сидней морнинг хералд». Господин Шарма, бывший дипломат и авторитет в международных делах, сравнил этот шаг со сделкой Ричарда Никсона с Китаем времен Мао Цзэдуна против Советского Союза в 1972 году. По мнению Шармы, общение с Путиным откроет США и их союзникам «стратегические возможности» в отношениях с Китаем.

Для австралийцев господин Путин наиболее известен в связи с гибелью 298 человек — из них 38 австралийцев — когда рейс «Малайзийских авиалиний» MH17 был сбит над Украиной ракетой российского производства.

Австралия справедливо осудила Путина за то, что тот препятствовал международному расследованию трагедии и выгораживал пророссийских сепаратистов, обвиненных голландским судом в причастности. Но этим список вопросов, испортивших отношения Путина с Западом, не исчерпывается. Путин систематически подавляет диссидентов внутри страны, расшатывает западные демократии, и силой и подкупом навязывает российскую волю Украине, Грузии и другим молодым демократиям восточной Европы.

По мнению Шармы, Запад должен предложить Путину выгодную сделку. Он получит почетное место за столом «семерки» и избавится от санкций, наложенных в наказание за незаконную аннексию украинского Крыма. В обмен, рассчитывает Шарма, российский лидер воздержится от своих мрачных психологических операций и кибератак за рубежом, перестанет продавать Китаю оружие и откажется от дипломатического прикрытия самой многолюдной страны в мире.

В макиавеллианском мире дипломатии возможно все, что угодно, но эта стратегия очень рискованная. Трудно поверить, что Путин выполнит свои обязательства, — ведь они идут вразрез с политикой, которую он ведет десятилетиями. Еще труднее примирить дипломатический союз с пожизненным президентом России и претензиями Запада на поддержку демократических ценностей.

Мистер Трамп вряд ли об этом задумывался. Это напоминает его встречи с Ким Чен Ыном: предполагалось, что после них Северная Корея разоружится, но в итоге они лишь подтвердили легитимность диктатора. Точно так же встреча с Трампом станет пропагандистским переворотом для Путина именно тогда, когда он в этом нуждается. Он с треском провалил ответные действия на пандемию, и теперь судорожно ищет способ задержаться у власти после 2024 года, когда по конституции истекает его последний срок.

Великобритания и Канада уже предупредили, что видеть Путина на встрече «семерки» не хотят. Они явно беспокоятся, что приглашение Трампа отнюдь не ловкий удар по Китаю, а лишь пиар-трюк в его президентской кампании.

Перед Австралией стоит еще более трудный выбор, потому что мы, в отличие от Канады и Великобритании, в «семерку» не входим. Выступив с осуждением, мы рискуем раз и навсегда потерять свой шанс сесть за большой стол. Но если цена приглашения в «семерку» — это групповой портрет, который для Путина станет желанной сменой имиджа, то Моррисону лучше держаться подальше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.