В период, когда в мире происходит эволюция от неолиберализма к неофеодализму и тиски эксплуатации сжимаются все сильнее. XXI век, судя по всему, войдет в историю как «эпоха бунтов».

Самым наглядным примером стало то, что фитиль протестов по всему миру, приостановившихся из-за эпидемии коронавируса, вновь зажег расистский террор одного полицейского.

Глобальная волна протестов, охватившая разные регионы, от Перу до Судана, от Чили до Гонконга, от Ирака до Ливана и Марокко, теперь сотрясает и западный мир. Гнев чернокожих, грянувший в США, вскоре перекинулся и на другой берег Атлантики.

Вне всякого сомнения, большую роль в том, что бунт имел такое действие за короткое время, сыграло жестокое убийство беззащитного 46-летнего афроамериканца Джорджа Флойда (George Floyd). Это зверство стало последней каплей, переполнившей стакан.

Поэтому протесты в ответ на убийство, вызвавшее возмущение в глобальном масштабе, беспрецедентным образом поддерживают и белые, «которые стали черными в социально-экономическом отношении».

С классовой точки зрения участие в восстании и других рас дает большее представление о цвете и направлении «черного гнева». А это свидетельствует о том, что на самом деле проблема имеет гораздо более глубокие и травмирующие измерения, чем расизм.

Ответ на вопрос о том, почему убийство, отождествляемое с глубинными тревогами, вылилось в такую масштабную реакцию, достаточно хорошо известен господам системы. Давайте не забывать, что в нашем мире совершаются миллионы аналогичных не снятых на камеру убийств, которые не всплывают наружу.

Вот почему, для того чтобы скрыть истинный характер восстания, на передний план выводятся больше социологические, расистские, культурные и детективные стороны, а не политический и социально-экономический аспекты. Тем не менее все было четко выражено в лозунге «Нет справедливости — нет мира».

Следовательно, миллиарды людей, зажатые между шестерен неолиберального капитализма, каждый день в разных формах сталкиваются с тем вышедшим на свет зверством, которому подвергся Флойд, убитый в результате удушения. Им, как и Флойду, трудно дышать.

Так, Джоэл Коткин (Joel Kotkin) в книге под названием «Пришествие неофеодализма: предупреждение глобальному среднему классу», вышедшей 12 мая, рассказал о тех, кому перед лицом ухудшающихся условий жизни «больше не на что надеяться, кроме восстания».

Автор отмечает, что образованные средние классы, ставшие фактически пролетариями современной эпохи, превратились в основной локомотив восстаний по всему миру.

Что же в таком случае говорить о тех, кто находится в самом низу… Главных жертвах глобальной неолиберальной политики… То есть безработных, бедных, бездомных, незастрахованных или тех, кто работает, но не может прокормиться…

Поэтому в результате убийства Флойда эта волна гнева в отношении неоимпериалистического капитализма поднялась с глубины.

А вопрос о том, выльется ли этот гнев в революцию, зависит от хода восстания. Это может произойти, если гнев перестанет быть «борьбой за гражданские права» и превратится в «коллективную борьбу за политические и экономические права».

В таком случае мир тоже начнет меняться, и империалистические системы точно статуи рабовладельцев будут рушиться одна за другой.

Или же реальная эксплуатация будет снова замаскирована некоторыми косметическими изменениями. Однако теперь это уже едва ли сможет долго продолжаться. Поскольку с бунтом за Джорджа Флойда джинн вылетел из бутылки. И приоткрылась дверь в эпоху восстаний…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.