Сначала «рициновое дело» казалось большой бомбой, на которую все силы бросили полиция, журналисты и, главное, спецслужбы. Но в итоге оказалось, что за одним из самых громких шпионских скандалов в Чехии, скорее всего, стояла вражда между двумя сотрудниками посольства, один из которых анонимно донес на другого в Службу информации и безопасности BIS. Об этом в пятницу сообщил премьер-министр Андрей Бабиш и министр иностранных дел Томаш Петршичек. Более того, оба россиянина сотрудничают с российскими спецслужбами.

Редакторы «ДеникН» интересовались рициновым делом с самого начала и постепенно благодаря множеству проведенных интервью узнали, что анонимный донос, согласно которому в середине марта российский дипломат Андрей Кончаков привез в Чехию яд рицин, отправил чешским разведчикам подчиненный Кончакова Игорь Рыбаков.

Именно с ним, в том числе, во время расследования дела наши репортеры беседовали два раза. Первую встречу в начале мае предложил сам Рыбаков. Он рассказывал в основном о себе, своих идеалах и планах. Он говорил о стремлении улучшить российско-чешские отношения, которыми, как он намекал, занимаются не те люди. В общем, это было вполне рядовое интервью с российским дипломатом.

Однако Рыбаков упорно и неоднократно пытался убедить нас в том, что его начальник Кончаков либо сотрудничает с российскими спецслужбами, либо как минимум используется ими для неблаговидной работы. И, по словам Рыбакова, «рициновое дело» имело к этому прямое отношение.

«Информацией, полученной чешской спецслужбой, например, о том, когда он прилетает и сколько у него было багажа, в посольстве владели всего несколько человек. Но ни посол, ни я к ним не относимся», — утверждал Рыбаков. Поэтому, по его словам, сам он не может быть тем анонимом, который знал все эти детали. Кстати, он опроверг это и в ответ на прямой вопрос редактора.

«Возможно, что Андреем воспользовались для перевозки чего-то», — говорил сотрудник российского посольства журналистам, которых видел впервые в жизни. Он явно рассчитывал, что рано или поздно мы воспользуемся этой информацией. А мы понимали, что именно ради этого он с нами и встретился.

Подозрения и сомнения

Но его слова вызывали у нас все больше подозрений о том, что дело тут не в изощренно спланированном покушении на чешских политиков, а во вражде между отдельными группами интересов в пражском посольстве РФ. Также было понятно, что Рыбаков играет в этой истории одну из главных ролей.

Постепенно мы убеждались в этом, разговаривая с людьми близкими к российскому посольству, где в тот момент велось собственное расследование, и Рыбакова допрашивали его же собственные коллеги. Эту версию подтверждали и другие источники редакции близкие к российским спецслужбам, включая несколько российских журналистов, которые специализируются на теме безопасности. Они продолжают сотрудничать с нами при расследовании этого дела.

Обе встречи с Рыбаковым состоялись в кафе в пражских районах Дейвице и Бубенеч. Каждый раз место выбирал сам российский дипломат, отказываясь идти в другие места.

На встречах он несколько раз очень подробно описывал, как Андрей Кончаков получил должность главы пражского Россотрудничества. Рыбаков явно хотел доказать нам, что ФСБ была очень заинтересована в том, чтобы это место досталось именно Кончакову. Из-за этого якобы отказались от намного более профессиональных кандидатов.

«Место, которое сейчас занимает Кончаков, всегда должна утверждать одна российская спецслужба. Для назначения кандидата нужна печать ФСБ», — например, намекал Рыбаков.

Несколько раз мы спросили его, хочет ли он сказать, что Кончаков работает на российскую спецслужбу, но Рыбаков отказался отвечать. Вместо этого он старался сбить журналистов с толку другими заявлениями. Например, он сказал, что не один он уверен — никакого анонима не существует, и чешские разведчики его придумали, чтобы скрыть своего информатора из российского посольства. «Мы считаем, что это маневр службы BIS для прикрытия. Они не хотят, чтобы кто-то узнал о том, кто передает им информацию», — утверждал Рыбаков. Но ничего такого не подтвердилось.

Для поездки в аэропорт он мог пользоваться нашими автомобилями

Рыбаков все возвращался к тому, мог ли Кончаков вообще привезти какой-нибудь яд. «Я скажу вам кое-что еще. Странно то, как он уехал из аэропорта, потому что у нашей организации в распоряжении четыре автомобиля и два водителя, которые могут приехать куда угодно», — рассказывал Рыбаков на встрече в пражском районе Бубенеч.

По обнародованной информации, Кочакова в аэропорту встретил глава отдела безопасности и первый секретарь российского посольства Александр Антонов. «Кончаков не обязательно знал, что везет, если вообще что-то вез. Но если за ним в аэропорт действительно приехал Антонов, то тут все ясно», — говорил Рыбаков и снова намекал на связь Кончакова с российскими спецслужбами.

Достоверные источники «ДеникН» подтверждали, что с российскими спецслужбами сотрудничает и Кончаков, и Рыбаков. Кстати, с возмущением на их высылку отреагировали не только российское Министерство иностранных дел, но и глава разведки Сергей Нарышкин. «Ответные меры будут, но в целом это, конечно, очень гнусная и подлая провокация со стороны чешских властей», — сказал начальник СВР.

Рыбаков старался преподнести себя как патриота «старой закалки», который печется, прежде всего, о деле и хороших взаимоотношениях с ЧР. Но постепенно мы понимали, что цель его стараний была несколько иной: он хотел занять место коллеги и удержаться благодаря этому в Праге.

На то у него был ряд личных причин. Скоро Рыбакову предстояло уехать из Праги, но ни ему, ни всей его семье делать этого совершенно не хотелось. В сентябре двое его детей должны пойти в первый класс, и оба родителя хотели, чтобы они пошли в школу в Чехии.

Рыбаковы вообще привязались к Праге. В 2011 году их обвенчал здесь известный православный священник Ярослав Шуварский, кстати, многие годы агент службы безопасности StB, работавший под кличкой Аспирант.

Он хотел остаться в Праге

Немалую роль могли сыграть и деньги, ведь глава пражского представительства Россотрудничества получает около шести тысяч долларов в месяц. Учитывая, что у него нет практически никаких расходов на жилье, то за такую зарплату стоит побороться.

Рыбаков говорил нам, что никакого другого «теплого местечка» взамен у него в России нет. Кроме того, сам он родом из Омска, где однажды безуспешно баллотировался в мэры. Он признался, что из-за сложной жилищной ситуации ему придется задуматься о возвращении в город, который находится почти в трех тысячах километров от Москвы.

По его словам, он задумывался о том, чтобы оставить госслужбу и остаться в Чехии. Думал Рыбаков якобы и о том, чтобы работать тут юристом (по его словам, право он изучал в Академии ФСБ в Москве).

Так мы поняли, что он лично заинтересован в этом деле и что им могут двигать личные мотивы. Наконец это поняли и чешские спецслужбы, которые сообщили об этом премьеру Андрею Бабишу и министру иностранных дел Томашу Петршичеку.

С самого начала мы несколько раз пытались связаться со вторым действующим лицом этой истории — Андреем Кончаковым. Но он, в отличие от своего подчиненного, не стремился с нами общаться. Последнее сумбурное сообщение он отправил нам 22 мая в ответ на вопрос, охраняет ли его в Праге чешская полиция.

В отличие от Кончакова, Рыбаков все это время оставался с нами на связи и живописал, насколько неутешительная ситуация сложилась в Россотрудничестве. Он утверждал, что агентство занимается совсем не тем, чем должно, что его сотрудники обогащаются в ущерб организации и что люди получают «теплые места» за рубежом благодаря родственным отношениям и протекции. «А я честный человек и патриот», — повторил он несколько раз.

То, что он очернял перед журналистами своего начальника Кончакова, Рыбаков объяснял необходимостью улучшить чешско-российские отношения и лучше защищать интересы России за рубежом. «Это аморально», — так Рыбаков комментировал поведение своих коллег. Мол, он никогда ничего такого не делал. Напротив. Он заботится только о благе, но, вероятно, у него уже не будет возможности что-то улучшить.

В последний раз мы связывались с Игорем Рыбаковым в субботу шестого июня. На вопрос, что он собирается делать, ответил: «Я должен выполнить требование чешской стороны, должен решить ряд вопросов, которые пока не позволяют мне отвечать ни вам, ни кому-то еще сегодня и завтра. Как я вам уже говорил, я все прокомментирую и отвечу на все вопросы, но чуть позже».

Информацию, которую передал нам Рыбаков, мы решили не публиковать, поскольку сочли ее недостоверной. Вместо этого мы попытались реконструировать ход событий на самом деле. Получившееся мы опубликовали только после того, как премьер-министр подтвердил на пресс-конференции, что наши выводы действительно соответствуют действительности.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.