Направленные против Северного потока-2 санкции включают объявленные в декабре специальные меры, предотвратившие достройку этого трубопровода, призванного связать Россию и Германию по дну Балтийского моря. Россия издавна страдает от непропорциональной зависимости своей экономики от углеводородного топлива, так что санкции стали серьезным финансовым ударом. Тем не менее Путин не откажется от своего проекта прямо сейчас, а значит, США просто обязаны помешать ему закончить Северный поток-2. Санкции в том числе должны быть наложены на Герхарда Шредера (канцлер Германии в 1998-2004 гг.).

Всемирная затоваренность вдруг ставшими ненужными в условиях карантина нефтью и газом привела к тому, что цены на углеводороды стали падать. А вместе с ними будет падать и экспортная выручка российской экономики — по крайней мере, в обозримом будущем. Так что нынешняя кремлевская мания — увидеть Северный поток-2 законченным — не соответствует рыночной реальности и ее трендам. Тем не менее Кремль рассматривает глобальную пандемию как шанс исподтишка выйти на старт снова — и на этот раз добиться победы. В марте Путин призвал к мораторию на санкции против России, утверждая в послании «двадцатке», что свободный экономический обмен для его страны сегодня — «это вопрос жизни и смерти» (так в тексте, на самом деле Путин призвал к отмене экономических санкций против всех подвергшихся им стран, а не только России — в условиях пандемии невозможность продавать, скажем, лекарства или медицинские технологии становится опасной для ни в чем не повинных людей — прим. ред.) Но Путин играет «в длинную», а такие долговременные игры у него всегда имеют политические мотивации.

В октябре прошлого года датское Агентство по вопросам энергетики одобрило укладку в датских территориальных водах труб для Северного потока-2. При этом согласие было обусловлено тем, чтобы суда-укладчики труб имели способность так называемого «динамического позиционирования» во избежание экологических и экономических катастроф. Не имея такого оборудования, Россия заключила контракт со швейцарской фирмой Allseas, у которой есть соответствующее оборудование для «динамического позиционирования» (DP). Но когда новые санкции США вступили в силу в прошлом декабре, Allseas сразу же аннулировала свой контракт с Россией, боясь подпасть под эти новые американские меры.

Тем временем Россия вновь вышла на связь с датским Агентством по вопросам энергетики, надеясь убрать условие насчет DP. Москва даже заранее развернула трубоукладочные суда и соответствующий флот поддержки — по крайней мере шесть кораблей — в неецком порту Мукран на Балтийском море. Цель — быстро закончить трубопровод. Некоторые эксперты предупреждают: этот опасный план может быть выполнен всего за два месяца. Россия утверждает, что переоснастила свои собственные суда, чтобы они могли выполнить очень жесткие стандарты по DP. Выходит, все эта работа была сделана с невероятной быстротой, а теперь Москва задумала применить тактику «ускоренной укладки» подводных труб, повышая таким образом риски инженерной ошибки, а то и экологической катастрофы.

Отчаянные времена требуют отчаянных шагов со стороны России, так что стране нужно во что бы то ни стало закончить оставшиеся 100 миль Северного потока-2, иначе она не получит даже в отдаленном будущем возврата на свои вложения в этот проект. Между тем российские вложения в европейский энергетический рынок огромны, и когда Северный поток-2 будет завершен, он удвоит российский экспортный потенциал в направлении Германии. Россия также приглашает Германию получить прибыль, став транзитной страной для российского газа, текущего и на другие европейские рынки. В то же время Россия надеялась бы избегать традиционного маршрута для своего газа через Украину, а это лишит Украину важных транзитных прибылей.

Такая попытка России повесить замок собственной монополии на европейский газовый рынок — эта попытка получает существенную поддержку Германии и некоторых других западноевропейских правительств (Австрии, Бельгии, а также Нидерландов). Эти страны вели целые бои внутри Европейского Союза с целью обеспечить для России почти все, что она хотела получить. В том числе из материальных соображений они помогли России обойти Третий энергетический пакет ЕС, призванный положить конец любым энергетическим монополиям. Германия сейчас пытается убедить своих партнеров по ЕС, что российская собственность и над добывающими газ мощностями, и над доставляющими этот газ трубами — что эта монополия будто бы не нарушает антимонопольные принципы ЕС. Тем не менее Польша оправданно перенесла обсуждение этого вопроса в Европейский суд справедливости — с целью доказать, что на самом деле Россия эти принципы нарушает.

Россия доставляет в ЕС более 40 процентов потребляемого Евросоюзом газа, являясь самым крупным поставщиком — с большим отрывом от всех остальных. Эта доля, несомненно, увеличится после завершения Северного потока-2, который свяжет Россию и Германию напрямую. Несмотря на то, что множество других наций прямо рвутся, расталкивая друг друга, на европейский энергетический рынок, несмотря на наличие множества альтернатив, многие в Западной Европе все еще не расстались с желанием закончить Северный поток-2. А ведь этот проект привяжет их к одному и тому же поставщику на годы вперед. Печальная истина состоит в том, что многие европейские страны, привязанные к проекту Северный поток-2, поназаключали энергетических сделок с российским Газпромом. Эти сделки могут принести финансовые прибыли горстке энергетических компаний западноевропейских стран, но эти сделки никак не продвигают Европу на пути к куда более великой цели достижения полной европейской энергетической безопасности.

А что если мы установим цену — и существенную цену — за то, чтобы иметь дело с российскими энергетическими компаниями? И за то, чтобы помочь им закончить Северный поток-2? Такие санкции могли бы включать требование о четком соблюдении Акта о защите европейской энергетической безопасности (Protecting European Energy Security Act). Такой подход помог бы нам наложить санкции на любые суда на Балтике (включая суда, занимающиеся прокладкой трубопроводов).

Конгресс США наложил санкции на прокладку труб для проекта Северный поток-2 в рамках Акта об узаконенной обороне, а Россия пытается обойти этот акт Конгресса. Правительству США нужно предпринять все меры, чтобы у России это не получилось. Естественным следующим шагом было бы наложение персональных санкций против председателя Наблюдательного совета компании Nord Stream AG — бывшего немецкого канцлера Герхарда Шредера. Ведь он является еще и председателем соответствующего совета в российской государственной компании «Роснефть» и важнейшим агентом Владимира Путина на Западе. Нужно изучить все возможности наложения на Шредера персональных санкций или в рамках мер, призванных наказать помощников российских действий на Украине, или в рамках Акта Магнитского (Global Magnitsky Human Rights Accountability Act). США просто не могут оставить такое грубое нарушение американских санкций безнаказанным.

Дебра Каган — бывший заместитель министра обороны США

Андерс Ослунд — старший научный сотрудник в Атлантическом Совете

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.