Государственный министр Катара по энергетическим вопросам поделился своими соображениями о некоторых шагах основных производителей нефти за последние месяцы, выразив неодобрение по поводу мартовского решения Саудовской Аравии и России развязать ценовую войну, которая привела к свободному падению цен на нефть.

«Я считаю, это была очень большая ошибка», — сказал Саад аль-Кааби (Saad al-Kaabi), по совместительству генеральный директор компании Qatar Petroleum, корреспонденту Си-эн-би-си Хэдли Гэмбл (Hadley Gamble). «Понимаете, наводнение рынка и вынудило нас перейти на низкий уровень добычи. А затем из-за пандемии мы оказались в очень опасной ситуации, когда дальнейшая добыча оказалась и вовсе нерентабельной. И мы, конечно, видели, как цены на нефть марки WTI, эталонный стандарт в США, упали до отрицательных значений».

Рынки и так уже пострадали из-за сокрушительного падения спроса на фоне эпидемии коронавируса и глобального карантина. Из-за призыва открыть краны нефтедобычи рынок рухнул, — Саудовская Аравия снизила отпускные цены и нарастила производство после того, как Россия в начале марта отказалась поддержать ее план сократить добычу еще больше в надежде повысить цены.

Удар по доходам нефтяных стран оказался насколько сильным, что ОПЕК и его союзники (известные как ОПЕК+) вернулись за стол переговоров. В апреле они согласились на крупнейшее в истории сокращение добычи на 9,7 миллиона баррелей в день. После того, как цена на международный эталон Brent в мае выросла почти на 40%, это сокращение было продлено до июля. Однако по состоянию на конец мая нефть марки Brent по-прежнему торговалась на 46% ниже прошлогодних цен.

«Теперь я полагаю, что смысл действий, предпринятых группой, на самом деле сводится к тому, чтобы согласовать уже согласованное и действовать благоразумно с целью удовлетворить нынешние спрос и предложение», — сказал аль-Кааби. Катар вышел из ОПЕК в январе 2019 года, пробыв ее членом шесть десятилетий.

«В начале года ощущался недостаток координации, но теперь, думаю, стало намного лучше, — сказал он. — Надеюсь, спрос будет постепенно возрастать, ведь страны по всему миру постепенно выходят из карантина, меры изоляции отменяются, а транспортное сообщение возобновляется, в том числе авиаперелеты».

Но возможность начала второй волны коронавируса продолжит оказывать давление на перспективы в области энергетики, включая цены на сжиженный природный газ. Ученые и врачи предупреждают о второй волне инфекции, которая грозит замедлить выход на уровень, предшествующий пандемии, подчеркнул аль-Кааби.

«На сей раз мы, наверное, будем лучше подготовлены, и в мире не будут вводить столько строгих ограничений. Если будет так, то восстановление пойдет гораздо быстрее, возможно, за полгода или год. Если будет вторая волна, то времени уйдет немного больше», — сказал он.

Аль-Кааби признался, однако, что долгосрочная перспектива его не тревожит, потому что на цены повлияли главным образом краткосрочные события. Тем не менее он предупредил, что коронавирус может иметь «некоторые долгосрочные последствия» для поездок и бизнеса.

«Полагаю, деловых поездок станет меньше. Люди будут чаще пользоваться видеоконференциями и другими средствами, к которым мы успели привыкнуть, пока работаем из дома. Поэтому предвижу некоторые изменения насчет командировок», — сказал аль-Кааби.

В этом месяце исполняется три года с тех пор, как соседи Катара — Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет и Объединенные Арабские Эмираты — ввели против него экономическую и дипломатическую блокаду.

За несколько лет крошечная газовая монархия существенно расширила торговые отношения, чтобы восполнить выпавшие 60% импорта. Страны-участники блокады обвиняют Катар в поддержке терроризма. Катар обвинения отрицает. Примирение пока не достигнуто.

Статья написана при поддержке Кристины Ван (Christine Wang) из Си-эн-эн.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.