Кому принадлежит власть в Сирии? В этой стране, где много лет бушует гражданская война, все чаще возникают разногласия между двумя гарантами — Россией и Ираном. Российское руководство, по сообщениям СМИ, «недовольно» тем, что иранские войска вновь заняли стратегически важные позиции.

На снимках из космоса видно, что иранские военные находятся сейчас в окрестностях стратегически важного аэропорта Дамаска. По информации источников, в Кремле это прокомментировали следующим образом: «Россия видит, как Дамаск отходит от своих прежних обещаний».

Так в конфликтных ситуациях выражаются дипломаты. Ведь после того, как российские военные помогли сирийскому правителю Асаду удержаться у власти, Кремль стремится воспользоваться плодами своих действий в Сирии. Иран же вовсе не хочет терять влияние и провоцирует Москву, а заодно и соседа Сирии — Израиль.

На этот раз камнем преткновения стал высотный комплекс зданий в непосредственной близости от гражданского аэропорта в Дамаске. Российское руководство попросило сирийских коллег заблокировать это здание для иранских войск, после того как те несколько раз обстреляли аэропорт. Однако иранские генералы продолжают им пользоваться с января, планируя оттуда военные операции, а также размещая там своих зараженных коронавирусом солдат.

Кроме того, Тегеран, видимо, нарушает еще одно соглашение между Москвой и Дамаском. Россия, Иордания и Израиль в начале этого года договорились о создании «коридора безопасности», ведущего на юг Сирии. По этому соглашению, на которое неоднократно ссылались сирийские СМИ, иранские войска должны находиться по меньшей мере в 80 километрах от границы с Израилем и Иорданией. Но, по данным СМИ, Дамаск недавно вновь разрешил иранцам появиться в этом регионе.

Конфликт между гарантами

Спор по поводу влияния в разных регионах страны является частью более масштабных разногласий между странами-гарантами Россией и Ираном. Война в Сирии идет уже более девяти лет — намного дольше, чем длилась Вторая мировая война. Сотни тысяч сирийцев погибли, нескольким миллионам пришлось бежать из страны за границу. Причем именно Иран и Россия помогли Асаду выстоять, развернув в Сирии военные кампании в 2013 и 2015 годах.

Обе страны при этом преследовали (и преследуют) цель укрепить собственное влияние в Средиземноморье — и заработать денег. Россия, к примеру, контролирует значительную часть сирийской отрасли по производству фосфатов и получила долю при владении сирийскими портами на Средиземном море. Ирану принадлежат лицензии на сирийские сети мобильной связи, и Тегеран ежедневно зарабатывает на этом.

Президент Владимир Путин в конце мая поручил главам МИД и министерства обороны начать переговоры с сирийской стороной о расширении российских военных баз на ее территории. Москва требует передачи ей дополнительных объектов недвижимости, а также доступа к водной территории с целью повышения мобильности российских войск.

Еще одним важным участником борьбы за влияние в Сирии стал Израиль. На днях он в очередной раз атаковал позиции иранских войск на северо-западе Сирии. Тем самым Иерусалим хотел показать русским, что не согласен с активностью Ирана в Сирии, считает Амос Ядлин (Amos Yadlin), бывший глава израильской военной разведки. Правительство Израиля, по его словам, хочет дать понять Дамаску — и в первую очередь Москве — что восстановление разрушенной сирийской инфраструктуры невозможно, пока Тегеран вооружает сирийскую армию и угрожает Израилю.

«В военном плане Иран Сирию не покинет», — понимает Ядлин, возглавляющий Институт по исследованию проблем национальной безопасности в Тель-Авиве. Сирия — важная арабская страна и, имея выход к Средиземному морю, имеет «ключевое значение для ближневосточной политики Тегерана».

Таким образом, Россия оказалась перед дилеммой: с одной стороны, Москва стремится к экономическому восстановлению Сирии — разумеется, это выгодно российским компаниям. С другой стороны, Израиль может в буквальном смысле моментально свести на нет это восстановление, если Иран и дальше будет укреплять влияние в Сирии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.