Министр иностранных дел Томаш Петршичек впервые рассказал изданию «ДеникН» о том, почему Чехия решила выслать двух российских дипломатов. Он объясняет, что между ними шла личная борьба, которая вылилась в расследование Службы безопасности и информации (BIS) и ухудшение отношений между Прагой и Москвой. «На самом деле между ними двумя был конфликт. Это привело к тому, что нашим разведывательным службам пришлось работать с вымышленной информацией», — говорит в интервью глава чешского МИДа.

- DeníkN: Почему правительство выслало двух российских дипломатов?

Томаш Петршичек: Как заявил на пресс-конференции господин премьер-министр, решение основано на информации, поступившей от наших спецслужб. Вся эта история об угрозе для жизни наших муниципальных политиков возникла из-за того, что между двумя сотрудниками российского посольства в Праге разгорелась борьба.

- Их обоих выслали?

— Да.

- Можете ли вы подтвердить, что это Андрей Кончаков и Игорь Рыбаков?

— С вашего позволения я воздержусь от комментариев.

- Можете ли вы по крайней мере сказать, работали ли они в Российском центре науки и культуры?

— Я не хочу называть имен и должностей этих двух сотрудников российского посольства. Мы хотели бы выйти из этой ситуации без лишней огласки. На самом деле объявление дипломата персоной нон-грата в дипломатических отношениях — это просто исключительный шаг.

- Почему решить проблему дипломатическим путем не получилось?

— Мы рассматривали варианты, когда нам не пришлось бы прибегать к столь исключительным мерам. Мы хотели решить проблему без лишней огласки. Эту историю затеяли два сотрудника российского посольства, и, к сожалению, она повлияла на отношения между Чехией и Российской Федерацией.

- Почему Россия вам отказала?

— Я не могу это прокомментировать. Это дело российской стороны.

- Вероятно, ваши предложения отклонили, дав какие-то объяснения…

— Разумеется, да, но это тема для обсуждения с господином послом, а темы дипломатических переговоров я не хочу раскрывать в СМИ.

- То есть вы обсуждали это непосредственно с господином послом?

— Я не раз встречался с господином послом, чтобы поговорить на эту тему.

- В последние дни или недели?

— Да, последние переговоры состоялись сегодня утром.

- То есть еще сегодня вы предпринимали попытки договориться?

— Без комментариев.

- Какое решение предлагала чешская сторона?

— Всегда есть вариант, когда другая сторона в опережение формальных шагов сама отзывает своих сотрудников.

- А Россия отказалась?

— Мы говорили об этом с господином послом. Предложение российской стороны для нас было неприемлемо.

- Сегодня господин посол пробыл в Чернинском дворце (здание МИД ЧР — прим. перев.) 15 минут. Вы все успели?

— За последние десять дней я встречался с господином послом три раза.

- Как вы оцениваете работу Россотрудничества, где работали оба высланные дипломаты, в нашей стране?

— Я должен сказать, что не располагаю информацией о его работе. До сих пор мне не приходилось соприкасаться с сотрудниками Россотрудничества. Как говорил господин премьер Бабиш, мы заинтересованы в корректных отношениях с Российской Федерацией. Мы призвали начать консультации, согласно пятой статье, о чем я говорил и с депутатами и сенаторами. Мы не хотим подливать масла в огонь, но усилия должны быть обоюдными. Уважение должны проявлять обе стороны.

- Не кажется ли вам, что эта организация занимается больше разведкой, чем культурой? В мире с таким уже несколько раз сталкивались, например, в США.

— Я могу подтвердить, что мы в Министерстве иностранных дел давно пользуемся информацией, поступающей от наших спецслужб. Служба BIS сыграла важную роль и проявила большой профессионализм при работе с этим делом.

- Я повторю вопрос. Не кажется ли вам, что эта организация занимается разведкой?

— Мне не кажется, что она занимается преимущественно разведкой.

- Но вы не отрицаете, что это, по-видимому, часть ее работы.

— Конечно, мы с помощью наших разведывательных органов следим за деятельностью российских спецслужб, и не только, в нашей стране. Это вопрос нашей национальной безопасности.

- Вы проконсультировались насчет высылки российских дипломатов с президентом Милошем Земаном?

— Мы проконсультировались с членами правительства, а также с премьером Андреем Бабишем.

- Спрошу снова. Знал ли об этом господин президент?

— Без комментариев.

- Кто предложил вам и господину премьеру выслать этих людей?

— Сначала мы хотели все решить без огласки. Мы все поддержали этот вариант, но в итоге он оказался невозможным. Тогда мы с господином премьером обсудили данные службы BIS и решили пойти на этот шаг, придерживаясь Венской конвенции.

- Вам пришлось уговаривать господина премьера?

— Господин премьер-министр, как и все мы, сотрудники Министерства иностранных дел, очень прислушивается к информации, поступающей от спецслужб. На пресс-конференции он высоко оценил работу BIS. Думаю, что это важно, и мы серьезно относимся к этой информации.

- Как ваше решение скажется на наших отношениях с Москвой?

— Мы должны понимать, что российская сторона отреагирует симметрично. Сотрудников нашего посольства могут выслать. Мы не раз подтверждали заинтересованность в продолжении переговоров и хотим корректных отношений с Российской Федерацией.

- Не опасаетесь ли вы, что переговоры могут провалиться, раз до сих пор они толком не начались?

— Мы будем продолжать этот процесс, хотя пока переговоры так и не начались в полном объеме. Мы обсуждаем повестку и формат консультаций. Я уверен, что обе стороны заинтересованы в обсуждении этого чувствительного вопроса на дипломатическом уровне и в его решении. Стоит найти позитивные моменты в наших отношениях и возобновить консультации и диалог на правительственном уровне.

- Может ли российский ответ коснуться Чешского дома в Москве?

— Как правило, другая сторона реагирует симметрично. У меня нет информации, какой будет эта реакция. Сейчас мы вынуждены ждать.

- Когда вы с господином премьером решили выслать обоих дипломатов? На этой неделе?

— Мы действовали сообразно тому, как реагировала российская сторона. О деталях принятия этого решения я рассказывать не намерен.

- Вызвано ли решение о высылке подозрениями, что оба дипломата работают в спецслужбах?

— Я сказал, что оно связано, прежде всего, с историей, которая повлияла на наши отношения с Россией. Двое сотрудников российского посольства, судя по всему, сводили личные счеты. И то, что в итоге это стало предметом расследования, конечно, повлияло и на нынешнюю ситуацию.

- Нужно понимать это так, что высланный дипломат Кончаков, о котором так много писали, не представлял угрозы для трех наших пражских политиков, которым выделили полицейскую охрану?

— По информации, которую мы получили, действительно имел место конфликт между ними двумя. Он привел к тому, что нашим разведывательным службам пришлось работать с вымышленной информацией.

- Вы имеете в виду информацию о мнимом рицине в чемоданчике?

— Нам пришлось действовать превентивно. Мы не имеем права недооценивать получаемую нами информацию. Особенно если речь идет о столь серьезных вещах. Мы, несомненно, поступили правильно. Поэтому крайне неприятно, что такое вообще произошло.

- Вы говорите о том, что эта информация стала достоянием общественности?

— Нет, я говорю о том, что вся эта история возникла из-за конфликта между двумя сотрудниками посольства.

- Теперь есть вероятность, что полиция прекратить охранять трех пражских политиков?

— Решение остается за полицией. Оно вне компетенции Министерства иностранных дел. Мы не выполняем задачи спецслужб и полиции.

- Можете ли вы подтвердить или опровергнуть информацию о том, что кто-то из российского посольства привез в Чешскую Республику какой-то яд? Есть ли у чешских спецслужб данные об этом?

— Учитывая, что это секретная информация, я только могу подтвердить, что вся эта история возникла из-за вымышленной информации, которую нашим спецслужбам передал сотрудник российского посольства.

- Не будут ли теперь коммунисты настаивать на вашей отставке?

— Для меня важно, что я пользуюсь поддержкой председателя социал-демократической партии и ее членов.

- Господин премьер тоже вас поддерживает?

— То, что мы с господином премьером рассматриваем такие вопросы, подтверждает эффективность нашей совместной работы. Наша цель — отстаивать интересы Чешской Республики и выполнять программные установки нашего правительства. И, как я думаю, я вношу в это свой вклад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.