Париж — Эммануэль Макрон на прошлой неделе попытался сыграть роль посредника в разговоре с Дональдом Трампом и спасти саммит G7 в США, одновременно поддержав Ангелу Меркель, отказавшуюся приехать в июне.

Во время субботнего телефонного разговора, ставшего вторым за три дня, французский президент сказал своему американскому коллеге, что никакой встречи в верхах не получится, если соберутся не все лидеры, и если у саммита не будет ясной повестки. Об этом сообщил представитель канцелярии Макрона.

«Макрон сказал ему, что за столом переговоров G7 должны сидеть все руководители, — заявил в среду этот представитель. — Наше главное требование по содержанию… Французский президент хочет иметь возможность обсудить трудные и болезненные вопросы актуальной политики».

К ним относятся международные усилия по поиску вакцины от коронавируса, состояние мировой экономики, отношения с Китаем и трансатлантические проблемы, такие как налогообложение цифровых гигантов.

Макрон попытался найти золотую середину между непредсказуемым Трампом и здравомыслящей Меркель. Он сказал, что все должны присутствовать, но не стал выдвигать условие, что без Меркель он не приедет. Макрон много раз обсуждал этот вопрос с канцлером Германии, о чем сообщили представители его аппарата.

Несколько неоднозначная позиция Макрона должна обеспечить ему свободу дипломатического маневра, чтобы повлиять на повестку и по мере возможности спасти принцип многосторонних отношений, хотя Трамп пытается использовать саммит в своих предвыборных интересах.

«Президент считает, что саммит G7 должен стать моментом политической ясности», — заявил французский официальный представитель, имея в виду усиление разногласий в вопросе борьбы ВОЗ с пандемией коронавируса, Китай и другие проблемы.

Пока дипломатическая подготовка, которая обычно предшествует таким ежегодным саммитам, практически незаметна. Среди прочего, нет детальных дискуссий о повестке заседания, о чем рассказали знакомые с содержанием переговоров европейские официальные лица.

Вначале саммит экономически развитых демократий планировалось провести в конце июня в Вашингтоне. Но когда Меркель в пятницу отказалась в нем участвовать, а в субботу позвонил Макрон, Трамп перенес встречу на сентябрь и сказал, что намерен пригласить четыре страны, не входящие в состав этой группы, в том числе Россию, а также уделить главное внимание Китаю.

В субботу Белый дом опубликовал расшифровку телефонного разговора, заявив: «Президент Трамп и президент Макрон обсудили вопрос о созыве G7. Два руководителя также обсудили вопросы, вызывающие взаимную озабоченность, включая Гонконг, Ливию и безопасность связи».

В среду Трамп выступил в защиту своего предложения вновь позвать Россию в G7, заявив, что приглашение Путину «отвечает здравому смыслу».

«Вот у нас есть «Семерка». Без него. Половина встречи посвящена России, и, будь он с нами, решать вопросы было бы гораздо проще», — сказал Трамп, выступая в радиопрограмме «Фокс Ньюс».

Премьер-министр Британии Борис Джонсон и премьер-министр Канады Джастин Трюдо заявили, что они против возвращения Москвы в состав форума, откуда ее исключили за аннексию Крыма в 2014 году, потому что она продолжает оккупировать полуостров.

Париж также считает, что ситуация изменилась недостаточно, чтобы снова принимать Россию в G7. «Россия была исключена по вполне конкретным причинам, и мы не видим изменений ситуации, — сказал французский официальный представитель. — У меня такое впечатление, что русские не очень стремятся вернуться в G7, и я не уверен, что президент Владимир Путин расценит приглашение как какое-то особое одолжение».

Первый заместитель постоянного представителя России при ООН Дмитрий Полянский дал понять, что Москва не заинтересована в возвращении в состав этого клуба. Во вторник он написал в Твиттере: «Рискую показаться невежливым, но кто-нибудь спрашивал Россию, хочет она вернуться или нет? Наверное, было бы правильно сделать это, прежде чем давать Британии и Канаде очередную возможность продемонстрировать свою патологическую русофобию и представить G7 в еще более жалком виде».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.