В Белоруссии наблюдается беспрецедентная активизация сторонников оппозиции: они выстраиваются в очереди и массово ставят свои подписи в списках, которые нужны для регистрации кандидатов в президенты. Выборы должны состояться в августе этого года, правящий страной с 1994 года Лукашенко объявил, что он собирается в очередной, уже шестой раз выставить на них свою кандидатуру. Переломным событием, которое спровоцировало людей выйти на улицу, стало задержание блогера и ютубера Сергея Тихановского, планировавшего баллотироваться на президентский пост. Находясь под арестом, он не смог зарегистрировать свой избирательный комитет.

В итоге подписи начали собирать за его жену Светлану. Неизвестно, будет ли она участвовать в выборах, так что за звание лидера оппозиции борются сейчас два человека: банкир Виктор Бабарико и бывший посол Белоруссии в США Валерий Цепкало, при этом, судя по всему, вперед вырывается первый.

Московский след

Активизация противников Лукашенко вызывает у части занимающихся Белоруссией экспертов и активистов в нашей стране нескрываемый энтузиазм. Проблема в том, что это, по всей видимости, большая ошибка. Есть основания подозревать, что все основные противники действующего главы государства тем или иным образом связаны с Россией или даже пользуются ее поддержкой.

О Тихановском известно очень мало, и это, что естественно, вызывает тревогу. Он занимался в России бизнесом и несколько лет жил в Москве. Она бывает целью эмиграции, но прозападные белорусские оппозиционеры уезжают отнюдь не туда. Что важно, канал Тихановского в Ютубе — не результат деятельности одного человека, как это обычно бывает у ютуберов, а творение группы локальных активистов. Создание структуры, в которую входят даже маленькие городки, требует денег и организационного таланта, а в случае Белоруссии еще и того, чтобы на такую активность закрывали глаза спецслужбы или органы администрации (то есть или люди Лукашенко, или российская агентура).

Бабарико, в свою очередь, много лет руководил Белгазпромбанком, то есть белорусским филиалом Газпромбанка, а тот, как указывает само название, принадлежит российскому Газпрому. Цепкало, скорее, связан с белорусской номенклатурой, но и он не имеет никакого отношения к прозападной оппозиции.

Польша в этой игре участия не принимает

Два бывших оппозиционных прозападных кандидата на пост президента Белоруссии в беседе с «Онет» скептически высказываются о перечисленных выше людях и говорят, что никто из них не зарекомендовал себя как оппозиционер с прозападной позицией. Пожелавший сохранить анонимность многолетний лидер оппозиции отмечает, что «игра разворачивается между Лукашенко и Россией, а Запад и Польша участия в ней не принимают», и в этом заключается трагедия его страны. Второй наш собеседник, который был политзаключенным, говорит, что названные фигуры связаны с Россией. Он заявляет прямо: «Это не ваши, не польские проекты».

Чего добивается Кремль?

В сходном духе высказывается Павел Казанецкий (Paweł Kazanecki), который с 1990-х годов и вплоть до украинской «оранжевой революции» играл ключевую роль в восточной политике Польши и занимался поддержкой прозападной оппозиции в Белоруссии и на Украине. Ему запретили въезд в Россию и Белоруссию, а российские и белорусские официальные СМИ обвиняют его в связях с польской разведкой и называют человеком, «финансировавшим Майдан».

Если в 1990-х годах борьба с Лукашенко соответствовала польским интересам, то сейчас следует принимать во внимание, что именно он остается единственным препятствием, мешающим России подчинить себе Минск, говорит Казанецкий в беседе с «Онет». В связи с этим Москва решила «заменить Лукашенко на человека, который будет ей повиноваться, кого-то, кого будет легче склонить к уступкам или спровоцировать на применение силы, что приведет к введению новых западных санкций в отношении Белоруссии». Тревогу, по мнению Казанецкого, вызывает то, что после 2010 года Польша перестала поддерживать белорусскую прозападную оппозицию. Это не зависело от того, какая партия находилась у власти: «Гражданская платформа» или «Право и справедливость».

С замечаниями Казанецкого соглашаются бывшие кандидаты на пост президента Белоруссии. Они отмечают, что Варшава, игравшая раньше заметную роль, сейчас фактически утратила значение. Подход партии «Право и справедливость» можно объяснить тем, что она старалась наладить диалог с белорусским режимом, однако, эти попытки были непоследовательными и практически неприкрыто саботировались польским государственным аппаратом.

В итоге нет ни «перезагрузки», ни поддерживаемой Польши оппозиции, а Варшава лишилась активов, при помощи которых она могла бы вести игру. Один из наших белорусских собеседников обращает внимание на закономерность, которая заключается в том, что «Польша каждый раз отворачивается от Белоруссии, когда Вашингтон начинает договариваться с Москвой». Когда у власти находилась «Гражданская платформа», США занимались с Россией перезагрузкой отношений, а сейчас Дональд Трамп намеревается пригласить ее на саммит «Большой семерки».

Пророссийские демократы

К этим мнениям присоединяется Ежи Марек Новаковский (Jerzy Marek Nowakowski) —бывший советник премьер-министра Польши по политическим вопросам, много лет работавший послом. Он говорит, что «позиции Лукашенко впервые что-то угрожает, но если кто-то и способен организовать нечто такое, то это, к сожалению, только Россия», а «попытки выбить белорусского президента из седла» сейчас следует счесть работой на Москву.

Несколько месяцев назад Новаковский первым в Польше обратил внимание, что Россия, которая до сих пор опекала на постсоветском пространстве исключительно автократов, стала сейчас, судя по всему, поддерживать пророссийских демократов, стараясь таким неожиданным и необычным способом отвоевать эту территорию. Этот сценарий (впрочем, по договоренности с западными странами) был претворен в жизнь в Армении, а также частично в Молдавии и, возможно, на Украине.

По мнению Новаковского, Варшаве не следует поддерживать пророссийскую оппозицию только потому, что Лукашенко не демократ. Сейчас важно, чтобы белорусский президент не решил применить силу. Проблема в том, что вероятность применения силовых методов возрастает с каждым часом. На встрече с главой КГБ Лукашенко пригрозил их использованием и прямо заявил, что он готов разгонять демонстрации.

Между тем протестные настроения нарастают. Если демонстрантов начнут разгонять, это может привести к введению ЕС санкций и изоляции Белоруссии. У Лукашенко останется меньше пространства для маневров и ему придется идти на дальнейшие уступки России.

Грядет разгон?

На протяжении большей части последних 25 лет протесты в Белоруссии концентрировались в Минске. Сейчас ситуация изменилась, однако, число людей, открыто выступающих против режима Лукашенко, еще нельзя назвать критической массой, а их акции, даже если они представляют для властей опасность, началом революции.

Когда 19 декабря 2010 года в вечер после президентских выборов к зданию правительства вышли около 40 тысяч человек, белорусский лидер решил не игнорировать протест, а применять силу. Лукашенко не любит рисковать и старается подавлять волнения как можно раньше, совершенно справедливо в рамках логики авторитарной системы считая, что службы безопасности могут разобраться с несколькими тысячами людей, но если на улицы выйдут сотни тысяч, им не справиться.

Все это уже было

В 2010 году все знали, что власть руководствуется такой логикой, но несмотря на это радикальные лидеры оппозиции вечером 19 декабря продолжали действовать по самоубийственному для них самих, вредному для Запада и Белоруссии, но выгодному для России сценарию (они понимали, что на улицах достаточно людей, чтобы спровоцировать режим на применение силы, но слишком мало для его свержения). Анализом тех событий никто в Польше не занялся.

Лидеры оппозиции, придерживающиеся умеренных взглядов, в разговоре с «Онет» говорят, что раз 10 лет назад от действий радикалов выиграла только Москва, к сегодняшней деятельности этих людей следует отнестись с осторожностью. Сейчас занимающие умеренную позицию прозападные политики не принимают участия в протестах, а «прозападные» радикалы вновь призывают людей выходить на улицы, предвещая «начало конца Лукашенко» и уверяя, что, например, Бабарико — это приемлемая фигура как для России, так и для Запада. Их не смущает, что единственную альтернативу Лукашенко Кремль видит в еще более пророссийских кандидатах.

Наша хата с краю

Польша либо этого не понимает, либо уже не интересуется судьбой Белоруссии, либо действует несамостоятельно (при этом не обязательно по указке Москвы). Скорее всего, однако, белорусская тема оказалась третьестепенной на фоне разговоров о дате выборов, цене масок и о том, кого и насколько близко знал один тренер по горным лыжам (имеется в виду получивший выгодный государственный контракт на поставку масок человек, предположительно связанный с министром здравоохранения Польши, — прим.пер.).

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.