В минувшие выходные президент США Дональд Трамп заявил, что не верит, что созданная 45 лет назад и, кстати, «сильно устаревшая „большая семерка" правильно излагает то, что происходит в мире». Поэтому он хочет преобразить этот формат, расширив его до G10 или даже G11, чтобы в его состав, наряду с США, Японией, Великобританией, Францией, Германией, Италией и Канадой, вошли также Россия, Южная Корея, Индия и Австралия.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин уже успел сообщить, что поблагодарил Трампа за приглашение в ходе недавнего телефонного разговора. А премьер-министр Австралии Скотт Моррисон передал через своего представителя, что Трамп еще раз лично позвонил ему, и он будет рад принять участие во встрече.

Примечательное отсутствие

Представитель Моррисона приветствовал приглашение австралийского премьера и указал, что «усиление международного сотрудничества между государствами-единомышленниками во времена небывалых глобальных вызовов очень важно». О каких вызовах, кроме коронавируса, идет речь, он, однако, не сказал.

Если взглянуть на карту мира и поискать, какого экономического и военного гиганта Трамп «забыл» упомянуть, но который при этом граничит с Индией, Южной Кореей и Россией (и расположен не так уж далеко от Австралии), то становится понятно, что он имел в виду: «обхождение с Китаем», которому, по словам представителя Белого дома, будет посвящена одна из тем саммита. Бывший глава МИД Австралии Александер Даунер (Alexander Downer) открыто приветствовал это. По его мнению, «большинство, если не все страны индо-тихоокеанского региона, были бы сейчас вассалами Китая», если бы не США.

Россия хочет знать детали

Моррисон и индийский премьер Нарендра Моди уже участвовали в прошлогоднем саммите G7 в Биаррице, правда, только в качестве гостей. Тогда их пригласил президент Франции Эммануэль Макрон. Россия же когда-то была не гостем, а членом этой группы, когда та называлась «большой восьмеркой». Однако после крымского кризиса 2014 года другие главы государств и правительств не захотели больше видеть в своих рядах российского президента Владимира Путина. Эта позиция не изменилась и тогда, когда Дональд Трамп на двух последних саммитах высказался за возвращение России в этот формат.

Внешне российское руководство восприняло эту новость спокойно, подчеркнув, что сейчас в любом случае намного более важную роль, чем сократившаяся до «круга друзей» времен холодной войны G7, играет «большая двадцатка», в состав которой входят такие страны, как Китай и Индия. Об этом сказал, в частности, председатель комитета по международным отношениям российского Совета Федерации Константин Косачев, добавив, однако, что необходимо для начала разобраться в деталях, а уже потом официально реагировать на новое предложение американцев. При этом Россию не устроит ни роль «простого наблюдателя» в новом формате, ни «объединение (его членов) против других государств», подчеркнул Косачев.

Какие детали Трамп позднее сообщил Путину в телефонном разговоре, неизвестно. В Кремле по этому поводу сказали только, что вчерашний разговор президентов был «деловым и конструктивным». Кроме того, они «подчеркнули значение активизации диалога между Москвой и Вашингтоном». Это будет иметь важное значение для «стратегической стабильности» и «укрепления взаимного доверия в военной сфере».

Трюдо хочет саммит без Путина, а Макрон — только с Меркель

По-прежнему однозначно выступает против возвращения России премьер-министр Канады Джастин Трюдо. Он заявил сегодня, что Россия «по-прежнему гордо выставляет напоказ свое неуважение к международным правилам и нормам», из-за чего и далее останется за пределами G7. Эммануэль Макрон, другой франкоязычный представитель в группе, объявил после телефонного разговора с Трампом о «прогрессе в вопросе созыва G7», что такой саммит, по его мнению, невозможен без участия канцлера Германии Ангелы Меркель.

От имени Меркель, которая недавно поддержала план Макрона по введению «евробондов», представитель федерального правительства Германии заявил в конце прошлой недели, что «в связи с общей ситуацией вокруг пандемии» она пока не может «гарантировать свое личное участие» во встрече, которая предполагает поездку в Вашингтон. Останется ли эта позиция в силе в сентябре и позднее, уточнено не было.

По мнению Трампа, сентябрь был бы подходящим моментом для встречи, поскольку тогда главы государств и правительств и их окружение в любом случае прибудут в Нью-Йорк на заседание Генеральной ассамблеи ООН. Если непосредственно перед или после нее состоялась бы и встреча в формате G, то политикам удалось бы сэкономить средства налогоплательщиков, а также собственное время, проведенное в воздухе. Впрочем, Трамп выразил готовность встретиться с коллегами и в ноябре — после президентских выборов в США.

Изначально саммит G7 должен был состояться в США 10-12 июня, но после глобальной вспышки коронавируса главы государств и правительств в марте договорились пообщаться в формате видеоконференции. Но теперь, по мнению Трампа, ситуацию удалось взять под контроль, так что вскоре вновь появится возможность встретиться лично.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.