Интервью с Ежи Бузеком (Jerzy Buzek) — членом Комитета Европарламента по промышленности, исследованиям и энергетике, бывшим главой польского правительства.

Biznes Alert: Как отказ Суда ЕС рассматривать иск компании-оператора «Северного потока — 2» против европейской газовой директивы отразится на этом проекте?

Ежи Бузек: В имиджевом плане — это для проекта, несомненно, катастрофа. Россияне получили вторую плохую новость за неделю: всего пять дней назад немецкий регулятор постановил, что предпосылок для выведения «Северного потока — 2» из-под действия газовой директивы нет. Все дискуссии, акции по дезинформации, усилия лоббистов сводились к тому, чтобы обвинить европейские институты в нарушении права, дискриминации, попытке навредить одной инвестиции. Нам намекали, что в суде мы проиграем. Год назад генеральный директор компании, которая строит «Северный поток — 2», в письме председателю Еврокомиссии угрожал процессом за отказ освободить газопровод от применения положений новой директивы.

Что примечательно, это было еще до того, как ее окончательно утвердили страны-члены ЕС. В итоге процесс даже не запустили, поскольку Суд ЕС однозначно решил, что для этого нет оснований. Сложно не согласиться с тем, что вы написали в Твиттере после появления вердикта: Газпром потерпел поражение. Я как главный переговорщик Европарламента по теме директивы испытываю удовлетворение и никогда не сомневался, что мы действовали согласно духу и букве закона.

— Суд ЕС констатировал, что газовая директива не направлена против «Северного потока — 2», но это будет первый случай использования ее норм в отношении инфраструктуры, которая не была построена к 23 мая 2019 года. Что это означает для проекта?

— С самого начала работы над директивой я говорил, что она направлена не против какого-либо газопровода или поставщика. Она создана исключительно для борьбы с монополистскими практиками и нечестной конкуренцией: они представляют угрозу для энергетической безопасности ЕС, от них страдают в финансовом плане европейские компании и индивидуальные потребители.

То, что директива оказалась для «Северного потока» настолько болезненной, о многом говорит (отнюдь не о том, что европейские нормы плохи). Решение Суда ЕС лишь это подтвердило. Что касается будущего «Северного потока — 2», то с точки зрения европейской солидарности, энергетической безопасности, интересов Энергетического союза и нашего взаимодействия с Украиной, было бы лучше, чтобы этой инвестиции не было. Но, конечно, до тех пор, пока проект реализуется в рамках европейского законодательства, заблокировать его мы не можем.

— Насколько эффективно сможет Еврокомиссия контролировать внедрение газовой директивы в Германии?

— За этим процессом следует постоянно внимательно следить, чем мы в Европейском парламенте непременно будем заниматься. Давайте, однако, честно скажем, что как Еврокомиссия (это совершенно не удивительно), так и Берлин (который жизненно заинтересован в этой инвестиции) пока действуют в этой сфере безукоризненно. Появились некоторые вопросы в связи с внедрением этих норм в Германии, но в итоге все было сделано образцово и, добавим, гораздо более своевременно, чем в Польше. Более того, как я уже говорил, немецкий регулятор не вывел «Северный поток — 2» из-под действия директивы, хотя некоторые предсказывали, что он это сделает.

— Сейчас спор вокруг «Северного потока — 2» полностью перенесется в залы европейских судов?

— Надеюсь, что нет, хотя, в некотором смысле это тоже демонстрировало бы успех новой газовой директивы. Я напомню, что без нее проект существовал бы в правовом вакууме, а его создателям не пришлось бы беспокоиться ни о каких европейских судах. Поэтому, в частности, я был так удивлен тому, что польские европарламентарии от партии «Право и справедливость» не поддержали директиву во время голосования в Европарламенте. К счастью, других сторонников такой позиции было мало.

— Какое значение имеет включение США в спор вокруг «Северного потока — 2» на фоне того, что все инструменты, которыми располагала Европа, уже пущены в ход?

— Активность американцев, угрозы введения санкций, несомненно, не облегчают процесс претворения этого проекта в жизнь. Но одновременно мы видим, что российская сторона действует очень решительно. Я мечтаю о том, чтобы трансатлантическое сотрудничество вернулось в том объеме, к которому мы привыкли в предыдущие десятилетия. Хорошим первым шагом может стать наш совместный протест против «Северного потока — 2».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.