Недавно вместе собрались (конечно, виртуально, но таковы уж обстоятельства) бывший заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Николас Барнс, бывший помощник госсекретаря США по европейским и евразийским вопросам Дэниел Фрид и Фрэнк Визнер, бывший представитель США в тройке переговорщиков из контактной группы по Косову и Метохии. Вспомните их: все трое запомнились своей работой во вред нашим интересам. И теперь они встретились снова. Их собрала организация албанских студентов Гарварда для беседы с замененным, но незаменимым приштинским премьером Альбином Курти. Все это было больше похоже на бал вампиров, оживших и бессмертных политических трупов, которые выскочили из собственного и нашего чудовищного прошлого.

Нарушен двухпартийный консенсус

Они не сказали ничего, что могло бы нас удивить. Они не высказали, к примеру, никакой гениальной идеи для решения спора, который кажется неразрешимым. Просто все они интеллектуальные пигмеи, которые в определенный момент своей жизни обладали властью, данной им, чтобы преследовать чужие интересы, и теперь они ностальгируют по тем временам. Беседа продлилась час с лишним и оказалась бессодержательной, так что даже жалко потраченного на ее прослушивание времени. В итоге она свелась к следующей записи Николаса Барнса в Твиттере: «Косово независимо. США и ЕС должны действовать сообща, чтобы сохранить его территориальную целостность и помочь ему стать членом ООН в свободной демократической Европе».

Однако именно в нюансах этого высказывания кроется вся соль этого виртуального диалога. Эти слова подтверждают впечатление о том, что ушедшая на покой (будем надеяться, что навсегда) двухпартийная внешнеполитическая элита (все трое работали и с Биллом Клинтоном, и с Джорджем Бушем младшим) совершенно не одобряет действий (хотя мы все еще не знаем, что именно она намеревается предпринять) нынешней администрации Трампа, которую у нас представляет Ричард Греннел. И Барнс, и Фрид, и Визнер, разумеется, проявили достаточно сдержанности и прямо не критиковали Трампа, однако их явная благосклонность к Курти, который открыто конфликтует с Греннелом, сама по себе говорит об их отношении к Греннелу и его намерениям. Какими бы они ни были, ясно, что Барнсу, Фриду и Визнеру они не нравятся. Кстати, Курти реагирует на их благосклонность с соответствующей мерой снисходительности и с улыбкой, дополнительно ее подчеркивающей.

Российский фактор

Но одна деталь тут привлекает особенное внимание. Не из-за своей оригинальности, потому никакой оригинальности в ней нет, а из-за общего контекста, в котором она была сказана.

Альбин Курти несколько раз повторил, как свой самый убедительный аргумент, мысль о том, что ему необходима единодушная евроатлантическая поддержка, то есть поддержка США и Европейского союза, которой сейчас он не располагает. Мы об этом уже подробно писали. Курти нуждается в ней якобы потому, что должен защитить регион от России (и, конечно, Китая, но создается впечатление, что Курти прибавил его, прежде всего, чтобы привлечь внимание кого-нибудь из трамповского Белого дома, который одержим Китаем).

Недавно то же мнение выразила Вьоса Османи, председатель Скупщины Косова, функционер Демократического союза Косова, который отказал Курти в своей поддержке, и поэтому его правительство ушло в отставку, чему Османи, кстати, противилась. Правда, она упомянула еще кое о чем важном. Как передают СМИ, Османи считает, что «участие России в диалоге между Белградом и Приштиной означало бы для Косово регресс не только в техническом плане, но и в политическом». Также Османи «заявила, что Россия уже доказала, что единственная ее цель — дестабилизировать регион». И это, конечно, совершенно верно, если исходить из предпосылки о том, что бомбы НАТО, которые обрушились на наши головы, и все, что за этим последовало, было ценнейшим вкладом в стабилизацию нашего региона.

Все это, как я уже говорил, было бы совершенно недостойно упоминания, поскольку уже столько раз было сказано и пересказано, если бы не один вопрос, который американское «Радио Свободная Европа» задало (на фоне описанных заявлений Вьосе Османи и Альбина Курти) пресс-секретарю Греннела Дику Кастину. И тот ответил весьма неожиданным образом.

«Наша радиостанция задала Кастину вопрос, — сообщило «Радио Свободная Европа» на своем сайте, и мало кто заметил всю его необычность, хотя, конечно, она не ушла от внимания тех, кто специализируется на этой сфере, — считают ли Соединенные Штаты необходимым принять новую резолюцию о Косове в Совете безопасности, и существует ли возможность включить Россию в переговоры Приштины и Белграда?»

Кастин ответил просто сенсационно, хотя я не склонен бросаться этим словом безосновательно: «Ее участие приветствуется, если она привнесет идеи, которые поспособствуют стабильности, миру и процветанию Сербии и Косово».

Это не означает — я подчеркну — пока, что США выразили готовность (снова) включить Россию в диалог Белграда и Приштины. Однако это явно означает, что Соединенные Штаты не противятся такой возможности. И в этом причина совершенно понятной обеспокоенности, которую, признавая ее откровенно или нет, во время виртуальной встречи с Курти выразили Николас Барнс, Фрид и Визнер. Вместе с ними переживает и вся остальная компания, которая выстраивала карьеру на причинении несчастий нашей стране ради стабилизации региона в интересах своих заказчиков.

Боцан-Харченко

Поводом, чтобы задать пресс-секретарю Кастину вопрос о привлечении России к диалогу Белграда и Приштины, для «Радио Свободная Европа» послужило заявление посла Российской Федерации в Сербии Александра Боцан-Харченко, российского представителя в тройке переговорщиков Контактной группы в 2007 году. В интервью газете «Политика» (кстати, оно потребовало дополнительных разъяснений, поскольку было опубликовано под названием «Резолюцию 1244 нужно заменить на новую») Боцан-Харченко сказал: «Россия поддерживает достижение долгосрочного и приемлемого компромиссного для Белграда и Приштины решения на основе международного права при соблюдении резолюции 1244 Совбеза ООН. Россия согласится только с тем решением, которое устроит Сербию. Для непосредственного участия России в переговорах по косовскому вопросу необходимо соответствующее приглашение Белграда. Я повторю, что эти переговоры нужно вести в международных рамках, и в данном случае это Резолюция 1244 Совбеза ООН».

Судя по этим словам посла Боцана-Харченко, Россия не исключает возможности включиться в диалог между Белградом и Приштиной. Как мы узнали, эту вероятность, по крайней мере априори, не отвергает и Вашингтон. Отсюда разумный вопрос: почему Белград не просит Москву включиться в его диалог с Приштиной?

Об этом сказала уже ранее процитированная Вьоса Османи, которая «напомнила, что ранее в ООН исключили возможность вмешательства России в диалог между Косово и Сербией. „В 2010 году, когда Генеральная ассамблея ООН, принимала решение о продолжении диалога между Косово и Сербией, она полностью исключила формат, в котором участвовала бы Россия, аналогичный формату тройки 2007 года. Если сейчас вернуться к формату, в котором у России был бы такой же голос и роль, какие у нее были до объявления независимости Косово, то, я уверена, для нас это означало бы регресс как в политическом, так и чисто техническом плане"».

Спасибо Вьосне Османи за то, что она напомнила нам о катастрофическом просчете бывшего президента Сербии Бориса Тадича и его министра иностранных дел Вука Еремича. Россию тогда действительно отстранили от решения нашего самого важного национального и государственного вопроса. В связи с этим еще более важно сегодня понимать, движемся ли мы к светлому будущему, продолжая эту их политику?

Правда в том — хотим ли мы того или нет, можем ли призывать Россию на помощь или нет, — что ее участие в решении нашей проблемы с Косово и Метохией не стало бы прецедентом и, более того, является единственно возможным выходом из ситуации. Опять-таки не потому, что мы так того хотим, хотя мы, разумеется, хотим, а потому, что другой вариант совершенно невозможен. Косово не может стать членом ООН, как бы к тому ни призывали Николас Барнс и ему подобные, если эту идею в Совете безопасности не поддержит Россия. Такова процедура принятия в Организацию Объединенных Наций, и изменить эту процедуру нельзя без согласия России, которая обладает в Совбезе ООН неотъемлемым правом вето. Если бы можно было все решить без России, так уже и сделали бы еще в те времена, когда Барнс, Дэниэл Фрид и Френк Уизнер обладали бóльшим влиянием, чем сейчас, как в мире, так и в самой Америке. И именно сейчас настал тот момент, когда мы должны начать действовать, учитывая этот факт. Подумать только, от этого нас отделяет всего одно приглашение…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.