Одной из самых больших проблем нынешнего президента является то, что он берет ответственности за своих друзей, которых привел к власти, и за резонансные дела, а эти неудачи отражаются на его рейтинге. Другая проблема в том, что за год власть не смогла сформулировать четкий план, куда движется Украина — как во внутреннем измерении, так и на внешнеполитической арене. Такие мысли высказал «Апострофу» политический эксперт Международного центра перспективных исследований Игорь Петренко, комментируя итоговую годовую пресс-конференцию президента Зеленского.

Пресс-конференция показала, что Владимир Зеленский более уверенно держится во время общения с журналистами в том смысле, что оперирует большим количеством соответствующей информации, больше может объяснить определенные позиции. Я бы сказал, что, с политической точки зрения, он растет. Отрицательный момент — говорили о том, что планируется, что будет сделано, и в меньшей степени — подводили итоги того, что было сделано. Хотя, наверное, это больше вопрос к журналистам.

Дело Шеремета и Арсен Аваков

Дело Шеремета довольно противоречивое, и я сразу сказал, что Зеленскому не стоит приходить на первую пресс-конференцию по задержанию подозреваемых. Но, вероятно, Аваков лично его к этому побуждал. Хотя президент на Украине особого влияния на полицию не имеет. Он не несет ответственности за расследование полицией преступлений, но если уж там «засветился», сказал, что это одно из приоритетных дел, то и должен соответствовать и побудить полицию к расследованию. Поэтому, когда на пресс-конференции речь заходила об этой теме, позиции Зеленского слабели.

Но надо понимать, что Аваков действительно довольно мощная фигура, и альтернативы ему пока нет. Поэтому Зеленский осторожен в заявлениях в отношении него, понимая, какую помощь может предложить Аваков и какие ресурсы может предоставить. К тому же Зеленский понимает, что Аваков может быть определенным противовесом для других игроков, способных нести определенный деструктивный заряд.

От «разбойника» до «бандита» — один год

Во время пресс-конференции Зеленский назвал мэра Черкасс Анатолия Бондаренко «бандитом» из-за обилия уголовных дел против последнего (напомним, что менее года назад Зеленский обратился к секретарю Бориспольского горсовета Ярославу Годунко со словами: «Выйди отсюда, разбойник», — «Апостроф»). Делать такие заявления без решения суда неправильно, особенно для президента, который выступает гарантом прав и свобод человека и гражданина. Но это может быть сознательный шаг.

Зеленский понимает, что центральная власть должна занять более сильную позицию, чем мэр. Понятно, что лучше было бы занять сильную позицию в смысле быстрого принятия решений, чтобы минимизировать риски заявлений от мэров. Но Зеленский выбрал такую линию. Видно, что ему не нравится самоуправство и нарушение нормативно-правовых актов, регулирующих карантин, потому что это вопрос безопасности людей.

Скорее всего, сегодняшнее заявление не является примером успешной реакции. Но Зеленский понимает, что впереди также местные выборы, и это тоже вызов. Поэтому он, очевидно, хочет продемонстрировать, что наша позиция сильна, и спускать на тормозах такие действия мы не будем. Если есть центральная линия власти, то ее нарушений не допустят.

Российские солдаты в Донбассе

Зеленский признал, что на территории ОРДЛО есть российские солдаты, и руководят ими из России. Это было вынужденное заявление на соответствующий вопрос. Поскольку мы находимся в переговорном процессе, заявления надо делать осторожные и надо понимать последствия ответа. Всегда надо держать определенный люфт, чтобы можно было отыгрывать ситуацию. В то же время, отвечая на вопрос о Донбассе, Зеленский продемонстрировал, что придерживается тех красных линий, которые задекларировал он и его команда.

Слабость его состоит в том, что он до сих пор не смог четко сформулировать свой миротворческий план. Нет понимания направления, в котором мы двигаемся, ведь есть три измерения, в которых нам надо отвечать. Первый из них — глобальный, второй — определение модальности сосуществования с РФ, и третий — национальный диалог для выработки понимания определенной общей позиции относительно уступок, которые может и не может делать власть во время мирного процесса. Надо слышать не только тех, кто может громче заявлять, а понимать и все настроения общества. Очевидно, Зеленский в этом вопросе больше полагается на Андрея Ермака. Президент подтвердил его высокий статус как одного из переговорщиков и человека, который отвечает за это направление.

Друзья при власти

В контексте ближайшего окружения, Зеленский подтвердил близость и высокое доверие к руководителю СБУ Ивану Баканову и к помощнику Борису Шефиру. Президент продемонстрировал, что в кадровой политике он опирается прежде всего на доверие к конкретному человеку. Но делая такие заявления, он берет на себя ответственность за определенных людей. Хорошо это или плохо — покажет время. Шефир и Баканов не являются контроверсионными лицами. Вокруг Ермака возник скандал из-за дела его брата. Но опять же, никто из тех людей, с кем общался его брат, не получили должность — и это неплохая защита, используемая командой Зеленского.

Вместе с тем президент показал, что готов прощаться с человеком, если он не справляется со своими обязанностями или начинает играть свою игру, как это было с Андреем Богданом. То есть у каждого из них есть кредит доверия. У близкого окружения этот кредит доверия больше и, возможно, сильнее. Но им стоит задуматься о решении кадровой проблемы, о чем и говорил Зеленский. Возможно, это создание экспертного совета или возврат к идее кадрового резерва, ведь есть Академия госуправления при президенте.

Это позволило бы привлечь не только людей, с которыми Зеленский долго работает, но и профессиональные кадры. Эти люди должны пройти тестирование, правила отбора должны быть четкими и прозрачными. Зеленский поднял эту проблему, но не продемонстрировал видение путей ее решения.

Подводя итоги

Результаты первого года президентства Зеленского во многом неоднозначны. С одной стороны, нет значительных провалов, того, чем пугали избирателей накануне голосования. Но и нет ярких побед, которые можно было бы четко зафиксировать. Первый год был годом обучения и понимания ситуации. Второй год будет гораздо важнее, потому что будет уменьшаться кредит доверия и рейтинг. Это приведет к уменьшению политических ресурсов и того, что можно сделать.

Было бы очень хорошо, чтобы президент четко сформулировал повестку дня на следующие два года. Обществу не хватало и не хватает четкого понимания, куда мы движемся, и какие приоритеты должны быть. У нас активизировался переговорный процесс, состоялся обмен удерживаемыми лицами, вернулись моряки. Мы минимизировали риски на международной арене из-за Украгейт, усилили сотрудничество с Турцией, наладили диалог с Венгрией и Польшей. Но не смогли продвинуть промоушн украинского бизнеса за рубежом, не смогли продвинуть вопрос национальной безопасности. Повторюсь, что нет четкого понимания действий миротворческого характера.

Из положительного — сформировали вертикаль власти, есть сильные ресурсы. Сняли депутатскую неприкосновенность, приняли земельную реформу. Но не все структурные реформы удалось реализовать. Например, еще не проголосовали за игорный бизнес. Проблемным моментом являются кадровые вопросы. Но будем наблюдать, как президент учится на ошибках.

Игорь Петренко, политический эксперт МЦПИ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.