Российские официальные лица отводят в сторону подозрения насчет необычайно низкого уровня смертности от сovid-19 и уверяют, что их метод определения причин смерти «исключительно точен».

Опубликованные на этой неделе цифры пролили свет на методы подсчета смертности от сovid-19 в России, которая недавно вышла на второе место в мире по количеству заболевших. Российский метод подсчета сильно отличается от методов ряда западных стран и, по мнению российских чиновников от здравоохранения, является более совершенным.

Со своим уровнем смертности в 0,9% Россия занимает среди сильно пострадавших стран особое место. «Статистикой смертности мы не манипулируем», — ответила Татьяна Голикова, высший чин российского здравоохранения, на вопрос «Файненшл таймс» (The Financial Times). Кроме того, чиновники раскритиковали статью «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) за подозрения в достоверности российской статистики.

Московский департамент здравоохранения сообщил, однако, что более 60% больных коронавирусом в официальную статистику смертности по столице не вошли, поскольку вскрытие показало, что они скончались от других причин.

С учетом этих данных количество смертельных исходов по Москве за апрель вырастет более чем вдвое — если столица будет считать смертность тем же способом, что Испания или Италия, где положительного анализа у умершего достаточно, чтобы в качестве причины смерти указывался именно коронавирус. В среду департамент здравоохранения назвал свой метод «исключительно точным», отметив, что в российской столице, в отличие от большинства других стран, вскрытия проводятся в 100% случаев.

И все же при любом из этих подсчетов выходит, что по смертности на душу населения Россия сильно отстает от США, Великобритании и наиболее пострадавших стран Западной Европы.

Свою чрезвычайно низкую смертность (2 305 человек) Москва объясняет режимом массового тестирования и оперативным откликом на выявленные случаи. Любая критика их методологии или подозрения в подтасовках российских чиновников раздражают.

Министр здравоохранения Голикова недавно заявила, что средняя смертность среди заболевших в России в 7,6 раз ниже, чем в среднем по миру.

Спор вокруг достоверности данных подчеркивает противоречия вокруг различных методов подсчета общей смертности от коронавируса и объясняет, почему лучшим способом оценки ученые считают «избыточную смертность» — или превышение среднего уровня смертности за определенный период.

«Сравнивать уровень смертности в разных странах напрямую не стоит, поскольку они используют разные методы определения причин смерти», — объясняет Татьяна Михайлова, старший научный сотрудник Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

По словам экспертов, есть множество причин, почему уровень смертности в разных странах отличается — в том числе играют свою роль формат тестирования, специфика местного учета смертей от коронавируса, демографические отличия, разные этапы эпидемии, вместимость больниц и многое другое.

По новым данным, опубликованным правительством Москвы в воскресенье, смертность в апреле этого года превысила среднюю по этому месяцу за последнее десятилетие примерно на 18%.

«Рост смертности, конечно, значительный», — сказал Владимир Школьников из Института демографических исследований им. Макса Планка, отметив, что скачок избыточной смертности в апреле вдвое выше, чем можно было ожидать на основе вспышек гриппа в Москве на протяжении 2010-х.

Во вторник департамент здравоохранения Москвы заявил, что из общего числа смертей в апреле 639 составляют умершие от коронавируса, однако более чем у 60% пациентов с коронавирусом причина смерти была указана другая. Это можно считать признаком того, что за апрель в Москве скончалось по меньшей мере 1 598 пациентов с коронавирусом. Согласно средним показателям за 10 лет и муниципальным данным, избыточная смертность в Москве за месяц составила и того больше — 1 700 смертей.

Это вполне соответствует ожиданиям таких демографов, как цитировавшаяся ранее Михайлова из РАНХиГС, — она предположила, что значительная часть избыточных смертей будет так или иначе связана с коронавирусом и перегрузкой системы здравоохранения, поскольку никакой другой причины роста смертности не наблюдается.

Российские официальные лица отводят в сторону подозрения насчет необычайно низкого уровня смертности от Covid-19 и уверяют, что их метод определения причин смерти «исключительно точен».

Опубликованные на этой неделе цифры пролили свет на методы подсчета смертности от сovid-19 в России, которая недавно вышла на второе место в мире по количеству заболевших. Российский метод подсчета сильно отличается от методов ряда западных стран и, по мнению российских чиновников от здравоохранения, является более совершенным.

Со своим уровнем смертности в 0,9% Россия занимает среди сильно пострадавших стран особое место. «Статистикой смертности мы не манипулируем», — ответила Татьяна Голикова, высший чин российского здравоохранения, на вопрос «Файненшл таймс» (The Financial Times). Кроме того, чиновники раскритиковали статью «Нью-Йорк таймс» (The New York Times) за подозрения в достоверности российской статистики.

Московский департамент здравоохранения сообщил, однако, что более 60% больных коронавирусом в официальную статистику смертности по столице не вошли, поскольку вскрытие показало, что они скончались от других причин.

С учетом этих данных количество смертельных исходов по Москве за апрель вырастет более чем вдвое — если столица будет считать смертность тем же способом, что Испания или Италия, где положительного анализа у умершего достаточно, чтобы в качестве причины смерти указывался именно коронавирус. В среду департамент здравоохранения назвал свой метод «исключительно точным», отметив, что в российской столице, в отличие от большинства других стран, вскрытия проводятся в 100% случаев.

И все же при любом из этих подсчетов выходит, что по смертности на душу населения Россия сильно отстает от США, Великобритании и наиболее пострадавших стран Западной Европы.

Свою чрезвычайно низкую смертность (2 305 человек) Москва объясняет режимом массового тестирования и оперативным откликом на выявленные случаи. Любая критика их методологии или подозрения в подтасовках российских чиновников раздражают.

Министр здравоохранения Голикова недавно заявила, что средняя смертность среди заболевших в России в 7,6 раз ниже, чем в среднем по миру.

Спор вокруг достоверности данных подчеркивает противоречия вокруг различных методов подсчета общей смертности от коронавируса и объясняет, почему лучшим способом оценки ученые считают «избыточную смертность» — или превышение среднего уровня смертности за определенный период.

«Сравнивать уровень смертности в разных странах напрямую не стоит, поскольку они используют разные методы определения причин смерти», — объясняет Татьяна Михайлова, старший научный сотрудник Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

По словам экспертов, есть множество причин, почему уровень смертности в разных странах отличается — в том числе играют свою роль формат тестирования, специфика местного учета смертей от коронавируса, демографические отличия, разные этапы эпидемии, вместимость больниц и многое другое.

По новым данным, опубликованным правительством Москвы в воскресенье, смертность в апреле этого года превысила среднюю по этому месяцу за последнее десятилетие примерно на 18%.

«Рост смертности, конечно, значительный», — сказал Владимир Школьников из Института демографических исследований им. Макса Планка, отметив, что скачок избыточной смертности в апреле вдвое выше, чем можно было ожидать на основе вспышек гриппа в Москве на протяжении 2010-х.

Во вторник департамент здравоохранения Москвы заявил, что из общего числа смертей в апреле 639 составляют умершие от коронавируса, однако более чем у 60% пациентов с коронавирусом причина смерти была указана другая. Это можно считать признаком того, что за апрель в Москве скончалось по меньшей мере 1 598 пациентов с коронавирусом. Согласно средним показателям за 10 лет и муниципальным данным, избыточная смертность в Москве за месяц составила и того больше — 1 700 смертей.

Это вполне соответствует ожиданиям таких демографов, как цитировавшаяся ранее Михайлова из РАНХиГС, — она предположила, что значительная часть избыточных смертей будет так или иначе связана с коронавирусом и перегрузкой системы здравоохранения, поскольку никакой другой причины роста смертности не наблюдается.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.